Вверх
Мобильная версия

Виллиан: У Луческу есть дар предвидения

Виллиан: У Луческу есть дар предвидения
Журналисты сватают Виллиана в европейские гранды.
09:07 Вс, 11 Ноябрь 2012 Телеграф

А чемпионат Бразилии могли бы усилить Коноплянка и Ярмоленко, считает игрок "Шахтера".

Вокруг бразильца – нешуточный ажиотаж. Журналисты сватают Виллиана в европейские гранды, эксперты считают лучше Месси, а болельщики просто восхищаются и любят. Но нынешнему бурному успеху предшествовали пять лет упорной работы в Донецке, взлетов и падений, радостей и огорчений. Об этом мы и поговорили с Виллианом.

Аргументы «за» и «против»

- Эти пять лет доставили мне много радости. Прежде всего, потому, что мы завоевали множество титулов – и Кубок УЕФА, и награды в Украине, стали четвертьфиналистами Лиги чемпионов. Годы в «Шахтере» я считаю очень успешными. Я многому научился и, наверное, многое передал другим. Счастлив, что оказался в Донецке.

- Давай мысленно перенесемся в 2007 год. 18-летний полузащитник «Коринтианса» Виллиан узнает, что им интересуется некая команда из Украины. Какова была первая реакция?
- Первая реакция: «Нет!» Украина это или Россия, мне было все равно, и я не хотел туда ехать ни за какие деньги. Причин было несколько. Во-первых, холодно. Во-вторых, уровень чемпионатов в этих странах в то время был гораздо ниже. Поэтому я сразу хотел отказаться и подождать предложений от других клубов. Но когда прилетел в Донецк, увидел инфраструктуру клуба, мое отношение к «Шахтеру» изменилось, и в итоге это все закончилось подписанием контракта.

- Чья же идея была привезти тебя через всю планету в Донецк на знакомство с «Шахтером»?
- «Шахтера»! Видимо, здесь понимали мою ситуацию, поэтому и пригласили приехать и просто осмотреться, познакомиться. Посредником в этих переговорах был агент ФИФА Франк Хенуда. Мы прилетели с ним и моим отцом в Донецк, можно сказать, просто так, на экскурсию, без намерения подписать контракт. Я увидел всю мощь инфраструктуры, увидел строящийся в то время стадион и после некоторых раздумий все-таки согласился.

- Твоим агентом является твой же отец. Но чисто по-отцовски наверняка ему было нелегко отпускать сына на работу за тысячи километров?
- Конечно, он давал мне советы, но никоим образом не влиял на мои решения. К тому же условия контракта были достаточно хорошие, и я мог помочь финансово и себе лично, и своей семье. Аргументов «за» оказалось больше, чем «против».

- Интересно, что же говорила мама?
- Если честно, мама и тогда, и даже после была против этой идеи. (Улыбается.) Я начинал очень неплохую карьеру в «Коринтиансе», поэтому она, конечно же, не хотела, чтобы я покидал Бразилию. Может быть, мой контракт с «Шахтером» ее огорчил, но случилось то, что случилось. Мои родители мудрые люди и, повторюсь, предоставили окончательный выбор мне.

- С таким понятием, как «тренировочная база», ты познакомился уже в Донецке или в «Коринтиансе» тоже есть что-то подобное?
- В то время инфраструктуру «Шахтера» и «Коринтианса» вообще нельзя было сравнивать, потому что в бразильском клубе все было, мягко говоря, попроще. Но сегодня «Коринтианс» имеет все то, что есть у «Шахтера»: и собственную базу с бассейном и рестораном для футболистов, и Академию… То есть в настоящее время у этих клубов схожая инфраструктура.

- Вспомнишь, кто уже был из твоих соотечественников в «Шахтере», когда ты только приехал сюда?
- Попробую: Брандау, Жадсон, Фернандиньо, Илсиньо и Луис Адриано. Я хорошо знал Луиса, с которым мы вместе играли в юношеской сборной Бразилии. А Илсиньо приехал в Донецк за две недели до моего перехода.

Посадить дерево, построить дом…

- Стоит понимать, что первый разговор с Луческу у тебя состоялся во время той самой «экскурсии» в Донецк?
- Да, мы познакомились, Мистер спросил меня о впечатлениях от увиденного. Но всех подробностей той беседы я не помню.

- И вот ты поставил подпись под контрактом с «Шахтером», а вместе с тем подписался и под многими задачами, которые стояли перед командой. А лично перед собой ставил какие-то цели на ближайшие годы?
- Как и все молодые бразильцы, я хотел играть в Европе, завоевать как можно больше титулов и, конечно же, выступать за сборную.

- Знаешь, тебе многое удалось!
- (Улыбается.) Два титула еще осталось – Лига чемпионов и чемпионат мира. Ну и, конечно же, хотелось бы больше играть в сборной Бразилии.

Больше свободы

- Твой трансфер стал рекордным для донецкого клуба. Понимал, что многие ждали, что ты заиграешь в «Шахтере» сразу же, с первых матчей?
- Да, я прекрасно понимал, что если за футболиста платятся такие большие суммы, то и требования к нему будут высокими. Поэтому я старался завоевать доверие команды и тренера, влиться в коллектив и сделать все, чтобы помочь «Шахтеру» - и забивать голы, и ассистировать партнерам.

- Тем не менее в первом сезоне ты сыграл меньше 30 матчей, в которых забил всего 1 гол…
- Да уж, адаптироваться к совсем другому футболу, да и климату тоже, было действительно непросто. На моей позиции в команде было достаточное количество сильных футболистов, поэтому если я и выходил на поле, то преимущественно на замену. Но сейчас, вспоминая не самый удачный мой первый сезон в «Шахтере», я понимаю, что и в тот период продолжал расти как футболист. Переживать и нервничать не было причин.

- Помнишь задачи, которые определял тогда Луческу для тебя на поле?
- Конечно. Впереди тогда играли Брандау и Лукарелли, под ними действовал Жадсон. Я же играл более оттянутого к центру поля полузащитника.

- Сейчас тебя можно увидеть в атаке на всем участке поля – и слева, и справа, и в центре. То есть действия стали гораздо разнообразнее. Это инициатива Луческу или ты сам предложил такое многообразие?
- Совсем недавно, в начале этого сезона, у нас состоялся разговор с тренером как раз на эту тему. Мистер сказал, что я могу менять позицию во время игры в зависимости от ситуации, то есть дал мне больше свободы.

Луческу и дар предвидения

- Иногда бразильские футболисты шутливо говорят в своих интервью, что игру в обороне придумали европейцы. То есть для бразильцев элемент тактики «все назад» – больное место?
- Да, у нас всегда предпочитали атаковать. Но сегодня футбол очень изменился: и всей командой вперед, и всей командой назад.

- Насколько болезненно тебе далось это понимание? Ведь сейчас мы тебя нередко видим защищающимся, скажем, на позиции Раца. Показательным является момент матча в Лондоне с «Челси», когда ты вернулся назад и выбил мяч из собственных ворот?
- Не скрою, это было сложно. В Бразилии я никогда не возвращался ближе, чем середина поля. И сейчас Луческу в основном меня просит помогать нападающим и забивать голы. Но я понимаю, когда нужно вернуться и помочь защитникам.

- Если «Шахтер» проигрывает, Мистер, разбирая игру, обращается отдельно к провинившимся или к команде в целом?
- Независимо от того, побеждаем мы или выигрываем, Луческу разговаривает со всей командой, а не с конкретными футболистами. Каждый игрок, даже тот, кто сидел на скамейке, составляет часть команды. Поэтому выигрывают и проигрывают все вместе. Ответственность за результат несет команда.

- То есть тебе от Мистера не доставалось?
- Ну почему же, случалось. (Улыбается.) Но все это было заслуженно, по делу. Мистер не просто так кричит, он указывает на ошибки. Совершенно логично, что порой ему приходится повышать тон. Такова роль тренера – обращать внимание игроков.

- Эти пять лет ты провел под тренерским руководством Луческу. Можешь выделить три основных вещи, которым научил тебя Мистер?
- Он научил очень многому. Но я скажу по-другому: кроме того, что тренер всегда нам дает ценные указания, у него есть дар предвидения. Очень часто в игре происходит именно то, о чем нам говорит Луческу. Это просто феноменально.

Доказательство обратного

- Как ты думаешь, почему появилась поговорка: пять бразильцев в европейской команде – это катастрофа?
- Сомневаюсь, что тот, кто так говорит, вообще понимает футбол. «Шахтер» - прекрасное доказательство тому, что это высказывание неправильное. И у нас все прекрасно.

- Скажи, что полезного за это время ты почерпнул от украинских футболистов?
- Ну, в технике точно ничего. (Улыбается.) А волю к победе, пожалуй, действительно перенял. Это очень важная черта украинцев.

- Кто из украинцев мог бы усилить чемпионат Бразилии?
- (Немного подумав.) Ракицкий, Рыбка, Каниболоцкий, Коноплянка, Ярмоленко.

Женщины Виллиана

- Итак, позади пять лет в «Шахтере». Какие задачи ты ставишь перед собой на ближайшую пятилетку?
- Ну, о Лиге чемпионов и чемпионате мира мы уже говорили. У меня еще два года контракта с «Шахтером», а что будет дальше – посмотрим. Конечно, отработав контракт здесь, я хотел бы сыграть в одном из великих клубов.

- Говорят, что за успешным мужчиной стоит женщина.
- Абсолютно согласен! А за мной не одна, а даже три женщины. Моя жена Ванесса помогает мне во всем, и я ей очень благодарен. Уверен, что, если бы не было ее, не было моих дочурок, то не было бы и такого Виллиана. Роль семьи в моих успехах очень большая. У меня надежный тыл, поэтому я абсолютно спокоен.

Новости в одном приложении: "Телеграф (Android, iOS)" - читать удобнее!
Новости: На Прикарпатье военные тренировались отражать воздушное нападение
На Прикарпатье военные тренировались отражать воздушное нападение
Новости: Стало известно, где пройдет финал Лиги Европы в 2018 году
Стало известно, где пройдет финал Лиги Европы в 2018 году
Новости: Лучше, чем оригинал: темнокожая модель превзошла лучших моделей мира (Фото)
Афроамериканка бросила вызов том-моделям мира
Новости: В Кремле наградили популярного украинского певца
В Кремле наградили популярного украинского певца