Действующая власть не будет объективно расследовать срыв спецоперации по "вагнеровцам", ведь она же и нарушила ряд важных правил - Николай Маломуж

Читати українською
Автор
466
Владимир Зеленский и Андрей Ермак Новость обновлена 23 ноября 2021, 12:01
Владимир Зеленский и Андрей Ермак

Генерал армии Украины, экс-глава Внешней разведки Украины Николай Маломуж поделился мнением о результатах расследования Bellingcat по скандальной спецоперации украинских спецслужб

После того как 17 ноября появилось расследование Bellingcat, посвященное спецоперации (к сожалению, провалившейся) украинских спецслужб по задержанию боевиков ЧВК «Вагнера» летом 2020 года, было много эмоциональных публикаций, заявлений и даже акций.

Выдержав некоторую паузу, посмотрев на реакцию сторон, хочу представить собственные главные выводы по итогам расследования Bellingcat касательно срыва спецоперации по поимке «вагнеровцев».

Почему эта операция – не что-то уникальное

Создается миф о том, что это якобы была спецоперация, не имеющая аналогов не только в Украине, но и в мире. Что это чуть ли не войдет в историю мировой разведки и так далее.

На самом деле – это была рядовая спецоперации. В истории независимой Украины разведсообществом, спецслужбами проводились десятки спецопераций, которые завершились успешно, не сорвались, в отличие от этой с «вагнеровцами».

К примеру, в 1994 году готовилась комплексная операция РФ в Крыму. Российские разведка, контрразведка, политики, агентура качали тему референдума о присоединении Крыма к РФ. Он даже был там объявлен «президентом» Мешковым. Были брошены огромные силы на то, чтобы это случилось, а украинские военные части оказались бы заблокированы. Мешков тогда заменил глав СБУ, МВД в Крыму. Все направления были подготовлены.

И лишь большая специальная разработка украинских спецслужб позволила тогда нейтрализовать эти планы и арестовать не три десятка человек (как хотели с «вагнеровцами»), а несколько тысяч – сразу, одномоментно. Это были террористы, разведчики, агентура, определенные политические элементы, криминал, ориентированный на РФ.

В 1996 была спецоперация по освобождении пленников сомалийских пиратов, в 2008-м – по освобождению из плена «Аль-Каиды».

Но об этом никто не кричал. Потому что в системе разведки не принято расшифровывать такие действия.

Кто виновен в провале

Такого уровня спецопераций не обсуждаются открыто – ни в информационной, ни в политической среде. Это закрытая информация, она связана с важнейшими интересами государства, имеет гриф «совершенно секретно» или «особой важности». Должен быть приоритет тайны. И допуск к ней – лишь у лиц, имеющих прямое отношение к выполнению задачи. В их числе – первый руководитель соответствующего ведомства (в нашем случае – Главное управление разведки Минобороны) и президент, который как верховный главнокомандующий дает санкции на проведение (или не проведение) данной операции.

А в ситуации с операцией по «вагнеровцам» мы имеем факт, когда высшее политическое руководство Украины и разведка не смогли сработать системно, чтобы: во-первых, обеспечить успешное проведение операции; во-вторых – не создать противоречие между Офисом президента и руководством разведки; в-третьих, сохранить происшедшее в тайне.

Вместо слаженных действий ОП и ГУР на благо национальных интересов Украины, мы увидели разбалансировку и отсутствие режима секретности.

В этой ситуации ответственность, прежде всего, несет руководитель ведомства, ведущего операцию. В нашем случае – руководитель ГУР, которым на тот момент был Василий Бурба.

Санкции, которые он должен был получить на проведение данной операции или на ее отсрочку – он мог получить только ЛИЧНО от президента Украины. Остальные лица, как тот же глава ОП Андрей Ермак, не имели права даже слышать об этой операции, а уж тем более – давать какие-либо указания. Так гласит закон о разведорганах Украины и о полномочиях главы государства.

Был нарушен принцип подготовки операции, принцип секретности. Соответственно – отсутствовала глубокая оценка: когда проводить операцию, как сделать это эффективно и так далее…

Подчеркиваю, лишь руководитель военной разведки и президент должны были решать этот вопрос на финальной фазе. Выслушать аргументы друг друга. Почему мы, к примеру, могли бы понести серьезные политические потери, начни операцию в изначально продуманные сроки. Или почему мы не могли ее отложить (теряли бы драгоценное время и важных свидетелей для международных судов), несмотря на те или иные риски.

Такого симбиоза не было.

Провал операции состоялся, потому что военно-политическое руководство и руководство военной разведки не сработали системно, в рамках своих полномочий. Плюс – не обеспечили режим секретности.

Если глава ГУР владеет такой важной информацией о подготовке операции, он не имеет права ее озвучивать даже на совещании у президента в присутствии третьих лиц. Равно как получать указания от этих лиц (от того же главы ОП), даже если они якобы исходят от президента. Это должен был делать лично Зеленский.

Если мы придерживаемся версии Бурбы, именно Ермак передал ему от имени президента указание о переносе операции по «вагнеровцам».

Президент не имел права передавать подобные полномочия Ермаку, тот не имел права быть допущен до информации о такой операции, а Бурба не имел права слушать Ермака. Руководителю ГУР следовало добиваться очной встречи с президентом. Через час, два, пять, ночью, под утро…

Но случилось то, что случилось. И эти действия привели к дезорганизации, возможной утечке секретной информации. Умышленной или нет – это уже должно выяснять следствие.

Что имеем в итоге

В итоге мы понесли большие репутационные потери. И в рамках деятельности спецслужб, и политически – внутри государства. Уровень доверия к разведке и властям однозначно снизится. В том числе со стороны наших международных партнеров. Да, сейчас утверждается, что вся операция была разработана исключительно украинскими спецами. Что международные разведки и спецслужбы не принимали участие. Но это нормально – говорить именно так. В данной ситуации ни одна спецслужба не скажет, что была партнером в той или иной операции, либо знала о ней.

Это касается и России. Она вполне могла владеть информацией, даже контролируя многие ее аспекты, вплоть до проникновения «вагнеровцев» на территорию Беларуси. Зачем? Ну, к примеру, чтобы дать повод для информационной войны Беларуси против Украины. Путин лично после этого начал говорить об украинском следе в операции по дестабилизации Беларуси и так далее. О том, что готовился какой-то теракт с захватом самолета…

То есть, мы получили не только провал операции, но и мощную информационную атаку со стороны РФ, охлаждение отношений с Беларусью.

Если бы мы захватили «вагнеровцев» – мы бы были на коне. А так, по результату – провал и повод для информационных атак со стороны противника.

Наши партнеры теперь будут очень осторожно относиться к совместным действиям, к передаче нам какой-то информации. Как выяснилось, в Украине легко может произойти утечка или непрофессиональное использование данной информации.

Да, много позитива сделали наши разведчики, но всё определяется по результатам. А они – против нас.

Эту тему, безусловно, не стоило поднимать на такой общественно-информационный уровень. Но она всё же стала достоянием общественности. И это – провал высшего военно-политического руководства Украины, ГУР.

Что надо делать и почему этого не сделают

Нельзя исключать наличие агентуры иностранного государства. А потому важно, чтобы следствие плотно поработало со всеми, кто имел и имеет допуск к гостайне. Поэтапно установить всех участников, их связи, возможные каналы утечки информации, возможные действия иностранных спецслужб против Украины, которые привели к провалу операции со всеми вытекающими последствиями.

И заниматься расследованием должна не только Временная следственная комиссия (ВСК) парламента, которая недостаточно объективно осветила происшедшее в своем недавнем отчете, а следственные органы СБУ, ГБР, Генпрокуратуры, представители ГУР, Службы внешней разведки.

К сожалению, мы видим, что политическое руководство на уровне президента и его окружения не хотят давать внятные объяснения происшедшему, не пытаются хотя бы в общих чертах изложить свою позицию по тем же выводам Bellingcat.

А вопросы есть. Общество обеспокоено этой ситуацией.

Но думаю, что в период действия сегодняшнего политического руководства не будет глубинного и объективного расследования. Потому что и наши политики высшего звена, и представители ГУР сами нарушили ряд важнейших правил. А после этого так и не установили возможные каналы утечки информации, наличие «крота» или «кротов» которые не просто «слили», но и сопровождали информацию, давая третьим государствам инструменты для того, чтобы обеспечить провал операции по задержанию «вагнеровцев».

 

Info Icon

Мнения, высказанные в рубрике блоги, принадлежат автору.
Редакция не несет ответственности за их содержание.