Депутаты так напуганы возможным роспуском, что сделают все, чтобы усидеть в своих креслах — нардеп Ивченко

Читати українською
Автор
595
Заместитель председателя партии «Батькивщина» Вадим Ивченко Новость обновлена 22 сентября 2021, 08:16
Заместитель председателя партии «Батькивщина» Вадим Ивченко

Рынок земли в Украине лишает конкуренции маленькие хозяйства перед теми, кто заходит с большими деньгами, убежден замглавы партии "Батькивщина"

Какой должна быть государственная политика в отношении аграрного сектора, как надо поддерживать малые фермерские хозяйства, что происходит с восстановленным Министерством аграрной политики и возможны ли досрочные парламентские выборы — об этом "Телеграф" говорил во второй части интервью с зампредседателя партии «Батькивщина» и послом фонда ООН по глобальному устойчивому развитию Вадимом Ивченко.

С первой частью можно ознакомиться по этой ссылке.

- Приблизительно в марте заработало Министерство аграрной политики, после того, как его ликвидировали в 2019-м. Как вы можете оценить работу Министерства сейчас?

- Трудно оценить работу министерства, поскольку оно работает не на полную мощность. Там еще проводятся конкурсы, набираются кадры, продолжается работа по наполнению содержанием этого органа управления. Посмотрим к концу года, что будет создано и будут ли у него соответствующие полномочия.

- Прошло уже два месяца с запуска рынка земли по которому и вы, и ваша политическая сила выступали с резкой критикой. Как вы можете оценить сейчас эти два месяца? Украинцы не стали массово скупать землю, а больше сдают в аренду.

- В нынешних реалиях главные вопросы запуска рынка земли — это о том, как обеспечить маленьких и средних товаропроизводителей возможностями конкурировать с большими деньгами. Создан ли фонд поддержки фермерского хозяйства? Нет. Дают ли банки кредиты под покупку земли под маленькие проценты? Нет. Есть ли какая-то государственная поддержка для тех, кто покупает землю — для маленьких хозяйств, особенно тех, которые вложились в овощные теплицы, сады, органику? Нет. Если ты сертифицировал землю и занимаешься органической продукцией, то можешь ли ты конкурировать с тем, кто сегодня приходит, например, из Швейцарии, и может дать даже 30 000 долларов за гектар? Нет.

Многие проблемы так и остались нерешенными, к сожалению. Поэтому еще раз утверждаю: этот рынок не даст нам правильного развития с точки зрения аграрной политики. Этот рынок земли лишает конкуренции маленькие хозяйства перед теми, кто заходит с большими деньгами. Этот рынок не позволяет сохранить уже затраченные инвестиции в определенную землю. Я не говорю уже о животноводстве. Находясь в Соединенных Штатах, я много раз акцентировал на этих проблемах, и вы знаете, постоянно получал непонимание, поскольку в Соединенных Штатах совсем по-другому относятся к этому вопросу. Должен быть понятен покупатель, который будет проводить понятную, в том числе, климатически ориентированную политику земледелия. Прокурор, судья или банкир, которые купят землю, захотят получить результат прямо сейчас. Будут ли они заниматься углеродным земледелием, сохранять экологию? Конечно, нет, потому что это длинная и дорогостоящая процедура обработки земли, как и органика. Поэтому у нас в этом плане проблема, и никто не пытается ее решить. К сожалению, представители холдингов возглавляют аграрный комитет. Поэтому и аграрная политика долго движется с точки зрения ее сбалансированности и приоритетности. Если мы посмотрим на десятилетия вперед, мы поймем, как много потеряем, если сейчас не изменить ситуацию.

- Как именно надо изменить ситуацию? Что нужно сделать?

- Первое — это государственная поддержка малых фермеров, возмещение им процентных ставок под покупку земли. Второе — это те, которые уже вложились в землю — животноводство, органики, виноградники — для них должна быть прямая поддержка на покупку этой земли. Они должны иметь возможность взять беспроцентные кредиты, чтобы выкупить земли, в которые они вложились. Третье — это дать стимулы тем, кто начнет заниматься органическим земледелием и делать это постоянно, потому что этот процесс не может продолжаться два года. Такая поддержка должна быть постоянной. И дальше нам нужно двигаться с точки зрения правильности обработки государственных земель. Не коррупцией заниматься, а отдать часть земель, 20, 30, 40 тысяч гектаров для углеродного земледелия и показывать всему миру, что мы здесь можем быть лидерами. В Германии декарбонизацией занято только пять тысяч гектаров, в Соединенных Штатах — уже миллион, в Германии — пять, понимаете? В Академии аграрных наук есть 300 тысяч гектаров. Если хотя бы 50 тыс. будет под декарбонизацией, мы получим гораздо больший эффект и лицо "декарбонизаторов" в мире. А для украинцев — это здоровье нации и, скажем, органическое земледелие, которое будет приносить совсем другой продукт, точно значительно лучшего качества.

- В контексте этого, какие вы видите приоритеты работы для аграрного министерства в Украине на ближайший год?

- У нас сегодня не хватает команды для того, чтобы работать над расширением наших экспортных возможностей, а это, прежде всего, бюджет. И второе — к сожалению, пока я не вижу шагов относительно того, чтобы мы из тех 4 миллионов человек, работающих в сельском хозяйстве (ОСГ), сделали хотя бы миллион семейных фермеров. А это будет бизнес, который будет платить налоги, создавать рабочие места, кооперации и благодаря этому будет фактически жить украинское село. У нас сегодня создано не более 100 семейных молочных ферм и около 150 семейных фермерских хозяйств. Это из четырех миллионов единоличников! Все остальные — вообще вне рынка сельскохозяйственной продукции. Они не имеют статуса товаропроизводителя, они не получают социальных выплат. К тому же и их после принятия закона 5600 планируют облагать налогом. Да, их нужно переводить в легальное поле, чтобы они стали реально семейными фермерами, продавали продукты питания через кооперацию, платили налоги. Но сначала дайте им поддержку, дайте им кредиты, дайте им другие преференции и стимулы. К сожалению, у нас ничего не делается в стране для такого мелкого бизнеса. Это означает, что правительственная машина работает исключительно на нескольких спекулянтов, на тех, кто концентрируется на быстром заработке — на выращивании и продаже зерна, — а не на создании переработки. А для экономики это очень важно! Чем больше таких предприятий будет в Украине, тем лучше будет нашему бюджету и вообще всем тем, кто от бюджета получает какую-то поддержку.

- Какой же должна быть поддержка фермерства?

- Поддержка фермерства может быть разной. Поддержка именно тех, кто создает продукцию с добавленной стоимостью, кто создает нишевую продукцию. Фермер не должен заниматься зерновой продукцией, скажем, наряду с крупнотоварным производством. Он может заниматься овощами, теплицами, садами. Есть у нас большие предприятия, которые занимаются садами в промышленных масштабах, но их немного. Поэтому здесь нужно смотреть, для какого фермера давать. И второе — побудить маленьких сельхозтоваропроизводителей переходить к, скажем, определенным инновациям, давать им какие-то знания, информацию о том, в чем сегодня нуждается рынок, и под это выделять поддержку, сокращая расходы на кредиты.

- Будете ли вы лоббировать такие инициативы, если в Министерстве их пока нет?

- Успешная реализация реформ требует слаженной работы как законодательной, так и исполнительной ветвей власти. Я, как представитель законодательной власти инициировал ряд законопроектов, направленных на поддержку фермерства №№0857 "О стимулировании создания и развития семейных фермерских хозяйств и пресечении коррупционных злоупотреблений в сфере распоряжения землями государственной и коммунальной собственности», 2065 "О приобретении гражданами Украины — учредителями фермерских хозяйств права собственности на земельные участки, предоставленные им в постоянное пользование или пожизненное унаследованное владения для создания и/или ведения фермерского хозяйства (крестьянского (фермерского) хозяйства)", 2064 "О стимулировании развития виноградарства в Украине" и др. Однако монобольшинство отдает приоритет своим законодательным инициативам, а действенные вещи, которые я предлагал, до сих пор не рассмотрены.

Последний раз, когда моя инициатива была принята (а это было еще при президентстве Порошенко), она касалась семейного фермерства. Я выступал, я дрался. Я смог убедить тогда президента и его команду ее поддержать. Именно законодательство по семейному фермерству было создано при прошлой каденции Верховной Рады Украины.

- А с чем вы связываете то, что ваши законопроекты, инициативы, где вы являетесь автором, не ставятся? С монополией монобольшинства?

- Не только мои. Всей фракции «Батькивщина». У нас из 187 законов прошлого созыва в повестку дня включили только три.

- Это какое-то противодействие вам партии Зеленского, или еще какие-то факторы?

- Да, партия монобольшинства сама решает, какие законы рассматривать, а другие инициативы депутатов только блокируют.

- Учитывая это и вообще сложную ситуацию с монобольшинством, которую мы уже упомянули, как вы оцениваете, досидит ли этот парламент до своего окончания или возможно досрочное прекращение полномочий?

- Кажется, депутаты так напуганы возможным роспуском, что будут делать все, чтобы усидеть в своих креслах. Они боятся. Большинство из них знает, что в следующий парламент они, скорее всего, уже не попадут, рейтинги уже не те. Мне кажется, что депутаты будут делать все, чтобы удержаться, а это значит, что они будут готовы принимать даже самые нелепые инициативы, которые сегодня идут в парламент и ставятся в повестку дня. Если это кому-то нужно из Офиса президента, то за это депутаты проголосуют. Давить на них не нужно, но депутаты, зная, что их могут распустить в любой момент, будут послушными и будут голосовать так, как нужно тем, кто дает указания.