Кризис и ощущение безнадежности: как живёт Афганистан спустя месяц после захвата власти "Талибаном"

Читати українською
Автор
446
Бойцы Талибана в Хайратане
Бойцы Талибана в Хайратане

Талибы говорят, что восстанавливают свою культуру после десятилетий засилья иностранцев

Прошел месяц после того, как Талибан захватил власть в Афганистане, изгнав правительство, поддерживаемое западной коалицией.

Секундер Керману, корреспондент BBC News в Мазар-и-Шаріф, в своей недавней статье на сайте BBC рассказывает о том, как изменилась жизнь в Кабуле за это время и как к этому относятся местные жители. "Телеграф" предлагает вам ознакомиться с ее переводом.

На границе Афганистана с Узбекистаном грузовой поезд проезжает по мосту во вновь созданный "Исламский Эмират". Рядом с узбекским развевается бело-черный флаг талибов. Некоторые торговцы приветствовали возвращение группировки талибов к власти. Водитель грузовика, загруженного пшеницей, признался, что в прошлом его регулярно заставляли давать взятки коррумпированным полицейским при проезде через их контрольно-пропускные пункты. "Сейчас все не так", — говорит он. "Я смог проехать весь путь до Кабула и не заплатил ни копейки".

Прошел ровно месяц с тех пор, как талибы взяли под контроль весь Афганистан. Сейчас у них не хватает денег, и страна сталкивается с нарастающим экономическим кризисом.

Один источник в деловом сообществе сообщил, что объем торговли значительно снизился, поскольку афганские импортеры не могут оплачивать новые товары. Начальник таможни талибов в порту Хайратан Маулви Саид говорит, что они снижают ставки пошлин, чтобы стимулировать торговлю, и хочет побудить богатых торговцев вернуться в страну. "Это создаст рабочие места для людей, а бизнесмены за это будут вознаграждены в загробной жизни", — говорит он.

Примерно в часе езды находится Мазари-Шариф, четвертый по величине город страны. На первый взгляд кажется, что жизнь продолжается в обычном режиме, хотя многие уже ощущают финансовые трудности.

Корреспондент направился к Голубой мечети, украшенной замысловатой плиткой, — культурному центру города. Последний раз он был здесь в августе, незадолго до захвата власти талибами. В то время территория была заполнена молодыми мужчинами и женщинами, позировавшими для селфи.

Голубая мечеть в Мазари-Шарифе
Голубая мечеть в Мазари-Шарифе

Теперь талибы разделили время посещения в зависимости от пола: женщины могут приходить утром, мужчины — в остальное время. Во время посещения вокруг гуляет много женщин, но кажется, что их значительно меньше, чем раньше. "Все в порядке, но, возможно, людям еще нужно время, чтобы привыкнуть к новому правительству", — робко предполагает одна женщина.

Корреспонденту BBC удалось пообщаться с Хаджи Хекматом, влиятельным местным лидером Талибана.

"Вы могли бы принести безопасность", — сказал журналист, — "но ваши критики говорят, что вы убиваете здесь культуру".

"Нет", — решительно отвечает он, — "Западное влияние было здесь в течение последних 20 лет … Контроль над Афганистаном переходил от одних иностранцев к другим в течение почти 40 лет, мы потеряли свои собственные традиции и ценности. Сейчас мы воскрешаем нашу собственную культуру."

Хаджи Хекмат: "Западное влияние было здесь в течение последних 20 лет … Сейчас мы воскрешаем нашу собственную культуру."
Хаджи Хекмат: "Западное влияние было здесь в течение последних 20 лет … Сейчас мы воскрешаем нашу собственную культуру."

Хаджи Хекмат, кажется, искренне убежден, что Талибан пользуется поддержкой народа. Однако за пределами его слышимости одна посетительница прошептала коллеге: "Это нехорошие люди".

Хотя толкование ислама талибами в меньшей степени противоречит ценностям жителей более сельских и социально консервативных деревень. В более крупных афганских городах многие по-прежнему относятся к этой группе с глубоким подозрением. Хаджи Хекмат объясняет это годами "пропаганды", но истории террористов-смертников и целенаправленных убийств в городских районах также играют какую-то роль.

Покидая Голубую мечеть, журналист замечает большую взволнованную толпу у главной дороги и пытаемся пробраться к центру. На обозрение выставлены четыре трупа с пулевыми ранениями. На одном из них есть небольшая записка, написанная от руки. В ней говорится, что эти люди похитители, и что так будут поступать со всеми подобными преступниками.

Несмотря на запах тел под палящим солнцем, толпа фотографирует и каждый пытается протиснуться вперед, чтобы лучше разглядеть их. Насильственные преступления уже давно являются серьезной проблемой в больших городах Афганистана, и даже их критики считают, что Талибан повысил уровень безопасности. Один из присутствующих там говорит нам: "Если они похитители, это хорошо. Это будет уроком для других".

Но многие в городе не чувствуют себя в безопасности. Студентка юридического факультета, Фарзана говорит нам: "Каждый раз, когда я выхожу из дома и вижу талибов, я дрожу от страха".

Частные университеты, подобные тому, в котором она учится, открыты, но те, что находятся в ведении государства, пока остаются закрытыми. Согласно новому указу Талибана, ученики мужского и женского пола, которые учатся в одном классе, должны быть разделены занавеской.

Однако для Фарзаны это не главное. Она обеспокоена тем, что талибы могут не разрешать женщинам работать. Пока что новые власти это отрицают. Однако на данный момент женщинам в Афганистане говорят оставаться дома в целях их собственной безопасности, если только они не учителя или медики.

Студенты мужского и женского пола разделены занавеской
Студенты мужского и женского пола разделены занавеской

"Сейчас я чувствую безнадежность", — говорит Фарзана, — "но я делаю все возможное, чтобы с оптимизмом смотреть в будущее".

В последний раз, когда Талибан был у власти, они ввели гораздо более строгие меры, чем сейчас, например, запретив женщинам покидать дом без сопровождения мужчины. Сегодня в афганских городах больше всего опасаются, что аналогичные законы могут быть введены снова.

Хотя Талибан твердо контролирует страну, им еще предстоит завоевать сердца и умы многих жителей. Хаджи Хекмат признает: "Военное завоевание страны было трудным, но обеспечить верховенство закона и защитить его — еще сложнее".