"Мина легла возле меня": после потери ног разведчик "Техас" учит побратимов летать на БПЛА

Читати українською
Автор
3194
Виталий Моцный ("Техас")
Виталий Моцный ("Техас")

Даже тяжелые ранения — не помеха для бойца, который хочет приближать нашу победу

Почти сразу после тяжелого ранения с потерей обеих ног Виталий Моцный ("Техас") – разведчик 118-й бригады Сил территориальной обороны Черкасской области – решил, что обязательно вернется на службу, хотя до сих пор проходит лечение.

Как в свободное от процедур время тренирует новичков родного подразделения, обучая тонкостям ведения аэроразведки, боец рассказал в интервью "Телеграфу".

"Экспериментальная" война

Большую часть жизни Виталий – уроженец Драбова Черкасской области – проработал в банковской сфере, а впоследствии начал собственный бизнес. К военному делу молодой человек отношения не имел, не проходил даже срочную службу, разве что занимался как хобби высокоточной стрельбой, активно тренировался и участвовал в соревнованиях.

– Я всегда был сторонником такого законодательства об оружии, как в США, и особенно в штате Техас (отсюда и его псевдо. – Ред.) – одном из самых либеральных в этом вопросе. В отличие от Украины, где действует очень много ограничений, – рассказал "Телеграфу" Виталий. – Но я уверен, что люди должны иметь право легально купить и владеть оружием, а также учиться им пользоваться. И это доказали события в прошлом году, потому что с началом полномасштабного вторжения именно те, кто на любительском уровне имели определенные навыки, сразу встали на защиту нашей страны и делали это достаточно эффективно. Тогда я также увидел, что среди знакомых есть спрос на обучение безопасному пользованию оружием. И до того, как я официально присоединился к рядам Вооруженных Сил Украины, на волонтерских началах проводил соответствующие курсы, демонстрировал на собственных образцах оружия, как его заряжать/разряжать, приводить к готовности, куда можно и нельзя направлять. То есть те азы, которые минимально должен знать, на мой взгляд, каждый человек.

Параллельно с ведением курсов Виталий пытался попасть в армейское подразделение, где его умения метко стрелять могли бы принести больше всего пользы. Но все они на тот момент были укомплектованы, поэтому Моцный ждал удобного случая, заручившись поддержкой коллег по снайпингу.

– Все это время я продолжал обучать всех желающих и дежурил на блокпостах вместе с местной территориальной обороной, – объясняет Виталий. – Но свободно передвигаясь по городу, получил повестку, пошел в военкомат и по очереди был призван в ВСУ. Это был июнь 2022 года. Попал я в подразделение аэроразведки 118-й бригады. Занимались тем, что выявляли технику врага и передавали данные нашей артиллерии для дальнейшей отработки. В один из дней, например, когда мы производили корректировку огня на Бахмутском направлении, был уничтожен один танк и две БМП врага. И это такая ежедневная работа на передовой. В целом данная война – экспериментальная, и на ней уже нельзя быть только снайпером или пулеметчиком. В пределах одного подразделения каждый боец должен уметь заменить побратима. Если говорить о разведке, то здесь нужно уметь и летать на дронах, и обрабатывать информацию, и налаживать связь.

Виталий Моцный
В июне 2022 года Виталий был призван в ряды ВСУ и попал в подразделение аэроразведки 118-й бригады

До начала осени Виталий выполнял боевые задания в самой горячей точке фронта, именно там и получил тяжелое ранение в результате попадания минометной мины в машину.

– Я находился в кузове пикапа с побратимом, у него были осколочные ранения, но ситуация немного лучше моей. Я получил довольно существенное поражение, мина легла ближе ко мне, – вспоминает Виталий. – Тех ребят, которые были в салоне, контузило, машина тоже серьезно пострадала, но была на ходу, на ней меня и доставили в ближайший госпиталь. Там мне ампутировали ноги выше коленей, к сожалению, сохранить их было невозможно, потому что снаряд взорвался совсем рядом. Так что врачи делали все для спасения моей жизни. В первые часы, когда очнулся и понял, что произошло, испытал сильнейший шок. Конечно, можно было сокрушаться из-за этого, жалеть себя, но, скажем так, это не ко времени, поэтому сразу решил для себя, что буду возвращаться в армию.

Проблема выбора

Виталий отмечает, что именно цель вновь стать в строй поддерживала его в течение восстановления после операции и последующего лечения и протезирования. Хотя этот путь был долгим и непростым.

– Когда после ранения остается хотя бы одно колено, период реабилитации значительно сокращается, – отмечает военный. – В моем случае, когда отсутствуют оба колена, нужно было заново учиться стоять, держать равновесие, подниматься/спускаться по лестнице. Соответственно, меняется скорость передвижения и полностью ритм и уровень жизни.

Виталий Моцный с протезами ног
"Для изготовления протезов в Украине используют составляющие зарубежного производства. У меня стопы – из Германии, колени – из Исландии", — говорит Виталий

Боец очень придирчиво отнесся к выбору лечебного учреждения для протезирования, изучил информацию о возможностях сделать это как в Украине, так и за ее пределами.

– В чем проблема первоочередного протезирования за границей? Нужно уезжать из страны на длительный срок, – объясняет свою позицию Виталий. – Плюс, когда ты сталкиваешься с этим впервые, не понимаешь, что хочешь получить от установленных протезов. То есть тебе сначала нужно воспользоваться теми, которые посоветуют специалисты, чтобы осознанно выбрать нужный вариант. К тому же в Украине уже на высоком уровне развито протезирование, и у военных есть возможность выбрать государственный или частный центр из перечня тех, которые имеют договор с Минобороны (я остановился на том, что находится в Виннице). Кстати, для изготовления протезов у нас используются составляющие зарубежного производства. Например, у меня стопы – из Германии, колени – из Исландии.

Виталий с протезами
"Не имею морального права отлеживаться, – говорит Виталий. – Учу бойцов аэроразведки"

По словам Виталия, услуги протезирования с последующей реабилитацией были для него бесплатными, как это и прописано на законодательном уровне. На соответствующую помощь от государства могут, кстати, рассчитывать не только военные, но и гражданские, которые получили тяжелые травмы в результате вооруженной агрессии россии. Также разведчик отметил, что за весь период сталкивался только с положительным отношением со стороны медиков и высоко оценивает их профессионализм. В настоящее время он еще проходит лечение, но с начала апреля 2023 года регулярно наведывается в подразделение.

– В моменты, когда есть время между процедурами, я учу бойцов аэроразведки, потому что считаю, что не имею морального права отлеживаться, – отмечает Виталий. – Овладеть этим направлением может любой при условии настойчивости и наличия мотивации. Но следует и обращать внимание на индивидуальные особенности каждого слушателя, например, наличие острого зрения, быстроты реакции. То есть, когда даем теорию, присматриваемся, стараемся выяснить, в чем человек будет более эффективен. Сумеет он непосредственно летать на дронах или может проявить себя как техник, то есть мы даем и навыки сборки/ремонта, чтобы была возможность на месте реанимировать или даже модернизировать БПЛА .

Военные роли для человека без коленей

Виталий также обращает внимание на несовершенное законодательство по вопросу возможности продолжать военную службу после потери конечностей.

– К сожалению, бойцы с такими травмами, как у меня, подлежат обязательному полному "списанию" из армии, – говорит Виталий. – Но я знаю таких военных, для которых возвращение в свое подразделение было их основной целью для выздоровления и восстановления. Неплохо, чтобы основным фактором при принятии решения, может человек продолжать службу или нет, было бы желание военнослужащего. Все мы понимаем, что на штурм многие из нас уже не пойдут. Но есть много разных ролей, которые человек может выполнять в армии даже в таком состоянии, как у меня, то есть без двух коленей.

Виталий Моцный позирует с протезами
"Есть много разных ролей, которые человек может выполнять в армии даже без двух коленей", — считает Виталий Моцный

По словам бойца, есть багаж знаний, навыки, которые он может передать в качестве инструктора или выполнять боевые задания как пилот БПЛА.

– Мне не нужно бегать, передвигаться на ногах или двигаться. Очень много ролей, в которых военнослужащий может реализоваться, даже имея инвалидность I группы. Но такое законодательство, если командование не пошло навстречу, не поддержало желания бойца, его признают непригодным к службе и вынужден находиться дома. Я не говорю, что увольнение из рядов ВСУ после ранения – это плохо, потому что даже после этого человек уже в статусе гражданского может приносить пользу. Но при наличии желания он может и на фронте это делать, приближая нашу победу.