Как Россия поглощает Донбасс – и что делать Украине

Читати українською
Автор
1359
Жители ОРДЛО с паспортами граждан РФ Новость обновлена 01 октября 2021, 16:04
Жители ОРДЛО с паспортами граждан РФ

Украина своим бездействием уступает России ОРДЛО

Отдельные территории Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), являющиеся, по сути, оккупированными Российской Федерацией, всё больше отделяются от Украины. Массовая раздача российских паспортов жителям ОРДЛО, а также вовлечение этих людей в выборы Госдумы РФ, это лишь очередной штрих. «Телеграф» с помощью экспертов разбирался в том, как Россия привязывает к себе ОРДЛО, и что мы можем сделать в этой ситуации.

Под пушкой пропаганды

И ментально, и гуманитарно Донбасс был всегда крепко связан с Россией. Русский язык здесь был доминирующим, многочисленные родственники – в РФ. Всем этим активно воспользовались матерые путинские пропагандисты, обрушив на регион в 2014-м цунами фейков, обещаний, «заманух». В и без того растерянном обществе размылись грани между черным и белым, между добром и злом, между своими и чужими. «Распятые мальчики», «бандеровские каратели», «украинская хунта», «НАТО нам не надо», «Киев хочет уничтожить Донбасс»… Эти и другие меседжи вбивались в головы обывателей со всех рупоров роспропаганды. При том, что украинские издания, даже местные, имеющие точку зрения, отличную от адептов «русской весны», активно «зачищались». В том числе физически.

Руководитель Центра стратегических коммуникаций и информационной безопасности Игорь Соловей отметил в комментарии «Телеграфу», что в ОРДЛО давно не осталось проукраинских СМИ, свободных блогеров или даже Telegram-каналов.

«А из-за фактически закрытых КПВВ люди теряют связь со свободной Украиной и им труднее узнавать достоверную информацию. Регион ОРДЛО становится физически изолированным, оттуда сложнее уехать», – поясняет эксперт.

По его словам, информационные атаки – неотъемлемая часть российской агрессии против Украины.

«Кремль через подконтрольные медиа пытается подорвать доверие к украинской власти, дискредитировать военных и добровольцев, представить Украину как failed state (несостоявшееся государство) и рассказывать только негативные новости об Украине, – отмечает Игорь Соловей. – Вопрос войны полностью искажают, называя ее не российско-украинской, а гражданской. Русский язык тоже используют как инструмент, рассказывая страшилки о «притеснении русскоязычных» в Украине. А сейчас еще и готовятся создать законодательный повод для их «защиты» — официальный статус НРЯ, «носитель русского языка».

Эксперт подчеркивает, что антиукраинские нарративы не меняются годами:

«ВСУ, Нацгвардия и добровольцы уничтожают население Донбасса»,

«Украина срывает Минские договоренности»,

«в Украине – гражданская война»,

«подписание Украиной Договора об ассоциации с ЕС – бессмысленное»,

«американцы перебрасывают оружие на Донбасс во время военных учений»,

«война на Востоке выгодна украинским политикам»,

«Украина не имеет реального суверенитета».

И во всём этом пропагандистском безумии уже выросли дети, которые в этом году впервые пошли в школу. В школу, где внедрены российские стандарты образования. Чему их там научат, что они слышат с экранов телевизоров, какие с ними проводят «политинформации» – понять нетрудно.

Игорь Соловей уверен, что следует наращивать украинское медиаприсутствие на оккупированных территориях, чтобы доносить людям правду. Иначе они будут потреблять только фейки и российскую пропаганду, всё больше удаляясь от Украины.

Вот только КАК это сделать, учитывая, что украинский сигнал оккупанты блокируют, как и сайты. Да и не особо прислушиваются жители ОРДЛО, если быть откровенными, к этим даже слабым сигналам…

Донбасс — депрессивный регион без перспектив

Углубила пропасть между подконтрольной и неподконтрольной территориями Донбасса экономическая блокада последних. Она активно продвигалась еще в 2015 году, а воплотилась в жизнь в 2017-м. В том числе стараниями на тот момент нардепа Семена Семенченко, который сейчас – под следствием по четырем статьям.

После этой блокады даже те предприятия, которые как бы находились в украинской юрисдикции, окончательно были поглощены. И местными князьками, и пришлыми российскими «инвесторами», включая «Внешторгсервис» беглого украинского младоолигарха Сергея Курченко. Сейчас, правда, Курченко отодвинули от «распила» остатков экономической гордости Донбасса.

Но суть в том, что оккупированные территории тесно интегрировались в российское экономическое пространство. Уголь и металл из ОРДЛО растекается как по самой России, так и, через разные схемы, по Европе. При это страна-оккупант снабжает квазиобразования сырьем, в том числе окатышем, необходимым для металлургической промышленност. Ну, а дешевая рабочая сила Донбасса дает уголек и металл.

После «экономической блокады» в ОРДЛО пришла и рублевая зона. Что, понятно, еще больше привязало оккупированный регион к РФ.

Впрочем, соответствующие «привязки» были заложены намного раньше.

Политический и экономический эксперт Growford Institute Валерий Клочок со ссылкой на статистику последних 30 лет, отмечает: заложенная законодательная модель не способствовала самостоятельному развитию регионов Украины, а советская модель центрального управления, сбора и перераспределения бюджетных средств плавно трансформировалась в современную Украину.

«В 2012 году по дополнительным дотациями и субвенциями (помощь семьям с детьми, предоставление льгот жилищных субсидий, социально-экономическое развитие регионов и т.д.) лидировала именно Донетчина, – отмечает он. – Сюда шли огромные вливания, дотации, субсидии, субвенции. Так, согласно данным Комитета по вопросам бюджета, в 2012 году только бюджетное финансирование угольной отрасли составило 14 млрд. грн».

Реформирования не было, шахты обходились государству всё дороже. Но на Донбассе продолжали рассказывать байки о том, как регион кормит Украину.

Россия же, отмечает Виталий Клочок, способна дотировать привлекательные для нее регионы. И это не обязательно должна быть экономическая привлекательность, как в случае с так называемыми «ЛНР/ДНР» сегодня.

«В течение ближайших трех лет РФ выделит на социально-экономические потребности оккупированного Донбасса более 900 млрд рублей (около 330 млрд грн). Эти деньги регион просто «съест», как было в лучшие для него времена СССР и до начала оккупации. И, безусловно, участие жителей ОРДЛО в выборах в Госдуму России является своего рода элементом ассимиляции в российское пространство русскоязычных украинского Донбасса, – отмечает Валерий Клочок. – Украинская же власть продолжает старую экономическую политику, никоим образом не способствующую быстрому экономическому восстановлению промышленности и улучшению благосостояния украинцев. А потому и говорить об альтернативе российской благотворительности просто не имеет смысла. Государственная политика реинтеграции оккупированных территорий сводится лишь к очередным заявлениям об очередной встрече в нормандской формате на уровне советников».

Политтехнолог, эксперт Центра противодействия информационным агрессиям "AM&PM" Александр Курбан подчеркивает, что Донбасс всегда представлял собой специфический регион с особым социально-политическим климатом и экономическим рельефом. Чем существенно отличался от остальных регионов Украины.

«И не потому, что был более других украинских территорий под влиянием восточного соседа. Просто все годы, с момента распада СССР, он так и не вышел из «совка». Система градообразующих предприятий поддерживала на Донбассе патерналистские традиции, при которых местное население легко отдавало значительную часть своих прав и свобод, прежде всего политических, за гарантированные базовые социальные стандарты. Стабильная зарплата, пенсии, гарантированная работа, детсады, школы, культурная и спортивная инфраструктура на балансе местных предприятий и другие признаки социализма просуществовали на Донбассе вплоть до начала военного конфликта в 2014 году», – отмечает эксперт.

По его словам, такая система очень благоприятна для разного рода гибридных геополитических агрессий. Договорившись, а попросту купив местную бизнес и политическую элиту, можно без физического захвата территорий, контролировать ситуацию. Что Россия активно осуществляла на Донбассе почти четверть столетия, после распада СССР, акцентирует Александр Курбан.

Он уверен, что сегодня для Украины задача вернуть Донбасс предполагает не только восстановление физического контроля над ОРДЛО, но и смену социально-экономического рельефа данного региона.

«Пока экономическая свобода не станет главным атрибутом жителей Донбасса, пока на смену промышленным агломерациям не придут высокотехнологические инфраструктурные проекты, малый и средний бизнес, инновационное сельское хозяйство, курортно-рекреационные проекты – влияние РФ там будет определяющим фактором внутренней политики», – прогнозирует эксперт.

Связанные кровью

Бывший спикер Генштаба ВСУ, военный эксперт Влад Волошин обращает внимание, что за почти 7,5 лет оккупированные территории Донетчины и Луганщины серьезно отделились не только в экономическом и ментальном, но и, конечно, в военном плане. И Россия сделала для этого довольно много, привязав к себе тысячи жителей ОРДЛО кровью.

На данный момент на подконтрольной боевикам "ДНР" территории действует так называемый 1-й Армейский корпус, на территории, подконтрольной террористам "ЛНР" – 2-й Армейский корпус. Фактически это – гибридная армия России. Оба корпуса, созданных на основе регулярных российских войск и вооруженных колаборационистских формирований так называемой «армии Новороссии», подчиняется Южному военному округу (ЮВО) Вооруженных сил РФ. Управление корпусами осуществляется через штаб в Ростовской области, он же – Центр территориальных войск ЮВО. А штаб этот прямо подчинен Генштабу в Москве.

«ОРДЛО – две половинки разделенных войной областей, размером, как одна. Но там сосредоточено на сегодня более 40 тысяч личного состава, масса вооружения, боевой техники, – отмечает Влад Волошин. – То есть, получается, даже в мировом масштабе это – одна из самых милитаризированных территорий. Кстати, как и Крым, где на небольшой площади сосредоточено порядка всё тех же 40 тысяч личного состава, боевая техника, флот, авиация, ракетные войска».

Эксперт акцентирует, что воинские соединения боевиков "ДНР" и "ЛНР" интегрированы в структуру российской армии. И получают всё соответствующее обеспечение.

«Служат там сейчас в основном местные. То есть, идет милитаризация жителей украинского Донбасса. Те, кто был еще недавно мирными водителями, слесарями, сантехниками, шахтерами, металлургами – стали профессиональными военными. Не просто прошли службу, но принимали участие в боевых действиях. Против своей же страны. Это – готовый резерв для пополнения тех или иных армейских и силовых структур», – акцентирует Влад Волошин.

Решить эту проблему можно двумя способами: или в процессе реинтеграции ОРДЛО в Украину (которая рано или поздно произойдет) Россия заберет «вояк» к себе. Или будут приниматься определенные, с которыми каждый конкретный случай будет рассматриваться отдельно. Вряд ли речь может идти о тотальной амнистии. Те, у кого реально на руках кровь украинских военных, скорее всего, «дернут» в РФ. А на территории освобожденных районов некоторое время будет действовать некая международная администрация.

Эксперименты с вакцинацией

ОРДЛО «пришивают» к России, используя также фактор COVID-19, карантинные меры и вакцинацию. Зимой этого года началась вакцинация жителей оккупированного Донбасса российским подобием вакцины под названием "Спутник V".

Ну, потому что другие туда просто не завозятся страной-агрессором. А провезти сертифицированные, признанные ВОЗ вакцины, в ОРДЛО не позволяют.

По мнению политолога Кирилла Сазонова, Россия таким образом ставит эксперимент и в прямом смысле тестирует препарат на местных жителях.

Между тем, ситуация с коронавирусом на оккупированном Донбассе сейчас катастрофическая, больницы и морги переполнены.

Школьников с начала этой недели отправили на незапланированные трехнедельные каникулы.

Причины банальны:

  1. Стремительный рост заболевания в мире в целом и в РФ, в частности, в связи с новым штаммом – «Дельта». А именно с Россией больше всего контактируют жители ОРДЛО. И именно туда их массово везли голосовать на выборах в российскую Госдуму, несмотря на разгул эпидемии.
  2. Череда массовых мероприятий в самих квазиообразованиях, в том числе дни городов, подвязанных под День шахтера, отмечаемый в последнее воскресенье августа.
  3. Тотальное несоблюдение карантинных мер – при закрытии на это глаз со стороны «властей» псевдореспублик.
  4. Катастрофический упадок медицины. Масса профессионалов выехала из ОРДЛО в Украину или Россию.
  5. Отсутствие возможности вакцинироваться международно признанными вакцинами. При этом поступают сведения, что в последнее время уколоться в ОРДЛО можно только несертифицированной вакциной «Спутник лайт» (однокомпонентная вакцина, которая представляет собой первый компонент «Спутника V»).

Официальный Киев мог бы помочь ОРДЛО вакцинированием на линии разграничения, в районах контрольных пунктов въезда-выезда. Или хотя бы в населенных пунктах неподалеку от КПВВ. И Украина принимает соответствующие меры, еще в начале лета начав записывать на прививку против COVID-19 наших сограждан, которые живут во временно оккупированных Россией Донбассе и Крыму.

Вот только беда в том, что российская сторона фактически блокировала работу всех донбасских КПВВ. В данный момент работает лишь один на Луганщине («Станица Луганская») и один (из четырех!) на Донетчине, причем с массой условий и препон.

Россия поглощает Донбасс еще и политически

Ну, а теперь ОРДЛО втянули еще и в политическую жизнь России. Сперва раздачей паспортов, потом – вовлечением в выборы Госдумы РФ.

«На них не допустили оппозиционных политиков, массово закрыли оппозиционные СМИ. Под видом «выборов» Кремль фактически назначил «своих» людей в российский парламент. В том числе – с помощью «голосов» жителей временно оккупированных Донбасса и Крыма. Их элементарно использовали (в очередной раз)», – резюмирует эксперт.

Конечно, в Минских соглашениях, на якобы невыполнение которых Украиной то и дело кивает Кремль, нет ничего о незаконной паспортизации жителей ОРДЛО, о привлечении их к российским выборам.

Но Россия настойчиво демонстрирует, что плевать она хотела на все соглашения, на все договоренности. Они играет в свою игру. И Донбасс в этой игре – разменная монета.

Как пояснял «Телеграфу» ветеран внешней разведки, генерал-лейтенант Василий Богдан, истинная цель путинского режима – восстановление имперского статуса России, в том числе, с помощью вовлечения в орбиту ее влияния стран бывшего СССР. И Донбасс в этой кремлевской стратегии – лишь болевая точка Украины, по которой Путин и Ко бьют снова и снова, добиваясь возвращения Киева под длань Москвы.

Чем отвечать на это?

Реальными, а не фейковыми реформами и стратегиями по Донбассу и Крыму.

Укреплением экономики, армии, всех структур безопасности.

Грамотной дипломатической работой, поиском новых союзников и активизацией отношений с имеющимися.

Идеями, которые будут сплачивать, а не разобщать общество.

…Пока, к сожалению, по всем этим направлениям мы проигрываем. Прежде всего – сами себе.