Склоняли к суициду: "Тайра" откровенно рассказала об ужасах в российском плену

Читати українською
Автор
1726
Юлия Паевская не верила, что вернется домой Новость обновлена 02 июля 2022, 08:35
Юлия Паевская не верила, что вернется домой

Отношение россиян к военнопленным ужасное, признается женщина

Три месяца плена, постоянных психологических издевательств и существование под давлением — так для известного украинского парамедика Юлии Паевской "Тайры" прошла большая часть российско-украинской войны. Сейчас она честно признается, что не надеялась на освобождение и уж тем более — на попадание домой через обмен военнопленными. Тем более, что оккупанты всячески намекали: шансов выжить у нее мало.

Обо всем этом у "Тайры" удалось выведать журналистам издания DW. Во время интервью Паевская откровенно описывала ужасы, через которые приходится проходить украинским военным в случае задержания российскими захватчиками.

К примеру, ту же "Тайру" регулярно склоняли к суициду. Женщина признается, что ей постоянно твердили — "жить не будешь", поэтому якобы лучшим вариантом следовало рассматривать самоубийство.

"Конечно, для них это было бы очень удобно, но я не дала им такого шанса", — говорит Юлия Паевская.

В целом условия, в котором ее содержали (в последнее время — на территории Донецкого СИЗО), можно охарактеризовать как ужасное. "Тайра" делила камеру с 22 другими пленными военнослужащими-женщинами. Размер комнаты минимальный на такое количество человек — всего три на шесть метров. Спальных мест еще меньше — только десять коек.

"Кормят более или менее, умереть от голода не получится. Но в последнюю неделю нам даже мыла не дали, — вспоминает парамедик. — За все время у меня не было не то что каких-то комфортных для женщины вещей, у меня ничего не было".

Как говорит "Тайра", ей был выдан один комплект белья, одни штаны и кроссовки. Другой одежды дали по минимуму, любые личные вещи отобрали сразу же. Возможности поддерживать связь с внешним миром или хотя бы с семьей не было никакой. Единственный раз она получила необходимую помощь, и то — от местной женщины-фельдшера.

"Я не буду говорить о пытках и психологическом давлении, хотя оно было страшным, пока не завершится следствие", — объясняет Паевская.

По ее словам, наибольшим желанием после освобождения было наконец-то коснуться свободной украинской земли, а также обнять кого-то из своих ребят. И это благодаря обмену таки произошло. Юлия Паевская называет произошедшее "чудом", а ощущения от первых объятий с украинцами — "чрезвычайным ощущением".

Напомним, ранее "Телеграф" рассказывал, почему большинство россиян остались весьма недовольны обменом "Тайры" и какое отношение к этому имеют "кадыровцы".