Ужас в палатах, "пропажа" лекарств и хамство медиков: рассказ вдовы умершего от COVID о лечении в Мариуполе

Ужас в палатах, "пропажа" лекарств и хамство медиков: рассказ вдовы умершего от COVID о лечении в Мариуполе
07:41 Пн, 9 Ноябрь 2020 Телеграф

Во многих странах, и в том числе в Украине, стало доброй традицией публично демонстрировать уважение и благодарность медикам, которые в страшную пору коронавирусной пандемии оказались в буквальном смысле слова на «фронтовой» передовой. Многие – не щадя себя, потому также подхватывают вирус, болеют и умирают. Но бывают и иные варианты, когда люди, от которых напрямую зависит жизнь пациентов, своим невнимательным, а то и жестоким отношением усугубляют ход болезни. Именно о таком случае «Телеграфу» рассказала жительница Мариуполя Раиса Таможникова-Сачанова, недавно похоронившая любимого мужа, с которым счастливо прожили 39 лет, воспитав четырех дочерей и радуясь 9-ти внукам.

Беспросветный кошмар: украинцев потрясла смерть известного врача во Львове от COVID-19

Раиса Георгиевна уверена, что в летальном исходе виноват не столько COVID-19, сколько бездушие персонала больницы, куда попал ее муж, и хочет, чтобы об этом узнало как можно больше людей – может, их печальный опыт кого-то убережет в будущем? При этом женщина не списывает со счетов и другие обстоятельства, осложнившие болезнь.

"Вы что думаете, вас тут спасать будут?"

- Моему мужу Михаилу Таможникову было всего 57 лет, - объясняет Раиса Георгиевна. – Заболели мы примерно 12 октября, считали, что простудились. Лечились дома, мне по интернету скинули все рекомендации. Но муж у меня крупный был, весил больше 100 кг. Еще у Мишеньки были больные почки. До войны мы жили в Донецке, он раньше работал на шахте, это мы уж потом, когда начались обстрелы, всей семьей перебрались в Мариуполь. Болели мы дней пять, я легче, а мужу врач предложил еще прокапаться, чтобы поддержать сердце и почки. Ему стало получше и аппетит появился. Обоняние он не терял, температура была 37,2-37,4, даже до 38 не доходила. Кашель у него был всегда – «фирменный», мы считаем, шахтерский. Каких-либо иных симптомов, свидетельствующих о коронавирусе, не было.


Дочка купила пульсоксиметр, который показал, что уровень насыщения крови кислородом у мужа всего 82% при норме не ниже 95-ти. Терапевт посоветовала вызывать «скорую». Одетые в защитные костюмы медики приехали быстро и произвели на семью приятные впечатления.

- Я так обрадовалась, что все вовремя и так внимательно и по-доброму относятся к мужу! Но счастье длилось недолго, - вспоминает женщина. – Привезли нас в городскую больницу №9 (раньше она называлась больница «водников», теперь - Центр первичной медицинской санитарной помощи №4), в санпропускник, и тут началось: мы, да и «скорая» выслушали столько негатива и грязи от дежурного врача! «А что вы их сюда привезли? Вы что думаете, вас тут спасать будут? Да тут один кислородный прибор на 6 человек! Вот вам реалии, посмотрите на все на это! И куда вас положат?».

"Я переболела коронавирусом год назад, после Египта, врачи не знали, как меня лечить" - жительница Бердичева

Все это было так пренебрежительно, словно именно мы были виноваты в проблемах самой больницы. Муж сразу сник – он вообще у меня очень скромный, деликатный, не переносит хамства, а у меня слезы текли ручьем. Я просила сказать, что нам делать, говорила, что просто хочу спасти своего мужа... Начали искать палату – на 2-м этаже места нет, на 4-м тоже. Хотели отправить в палату со старушками, но без лежачего места. Это что, больной человек должен сидеть на стуле? «А что вы хотели - тут вообще ничего нет!». Самое интересное, что пустые палаты были, но такие убогие - со старыми кроватями, с деревянными рассохшимися рамами, без занавесок, с трещинами на потолке и стенах, с лампочками самой малой мощности! Плюс антисанитария: туалет не работает, в палатах в кранах нет воды.

Раиса Георгиевна демонстрирует снимки, которые на ходу сделала на камеру мобильного: нищета кругом, которую даже не пытались скрыть. Уже в приемном покое у супругов попросили гривен 30-50 «на мыло-вату-антисептики». Пациенты дали сотню.
В конце концов, над ними сжалились - мужчина им показался приятным, и после долгих просьб рядом с ним для ухода до утра разрешили остаться супруге. Обустраивать койко-место постелью Раисе Таможниковой пришлось своими силами.

Фото из больничной палаты

"В полшестого утра меня выгнали со словами: "пошла вон отсюда"

- Дальше, как в страшном сне, - продолжает рассказ женщина. - Три санитарки притащили кислородный аппарат, даже не зная как им пользоваться, и сказали, что через пару часов заберут, ибо «еле отняли у бабушки...». Когда пришли его забирать - «потому что у бабушки уже ноги холодеют», то уровень сатурации крови поднялся до 92%, но затем снова упал до 82-х! После моих просьб пришел молодой врач из реанимации, спросил, какие были назначения. Удивился: «А что, препарат для разжижения крови не назначили?», сделал мужу укол.

Фото из больничной палаты

Опять принесли аппарат, но другой. А он не работает! На мои попытки выяснить, что не так с прибором, младший медицинский персонал развел руками: «А мы тут что – проходили курсы, что ли?». Затем пришла пожилая медсестра, и при еле мерцающей лампочке попросила меня... подсветить фонариком, чтобы она смогла попасть в вену. Так и не найдя в локтевом изгибе вену, стала тыкать иглу в запястье. Муж скорчился от боли...

А дальше вообще без каких-либо пояснений мужа стали куда-то увозить, он разнервничался. Оказалось, что забирают в реанимацию, но меня не только не пустили туда, а просто выгнали в полшестого утра со словами «Пошла вон отсюда...».

Унижений и оскорблений разного рода от медперсонала было много, все не перечислишь. И так относились не только к Таможниковой. Получив список лекарств, она вместе с дочкой накупила их, приготовила мужу еду и к 8-ми уже приехала в больницу опять, чтобы передать все это и встретиться с врачом.

Счастливая семья Тамошниковых

- Спустя 3,5 часа ожидания врач не появился, никто не вышел, а нас там человек 20 стоит, люди с города, из сел – ждут помощи, плачут, заражают друг друга.

Запомнилась женщина, у которой в больнице умер муж (сказала «Его здесь угробили»), и вот она 4 часа ожидает справку о смерти! Еще сообщила, что здесь с них за два дня 30 тысяч гривен «вытянули» и «по-свински относятся». 

"Что вы мелете, вы никакие лекарства не передавали"

Увидев медсестричку из реанимации, я к ней кинулась – что ж такое, уже обеденное время, а ни лекарства, ни еду никто не забирает. Говорю, мало того, что мы беженцы, так еще и тут никому не нужны. Она сказала, что тоже беженка, из Тореза, и забрала пакет. Потом вышла завреанимацией и сообщила, что муж «тяжелый, но стабильный», успокоила: «Ничего страшного, мы стараемся». Кстати, когда мы уехали домой, вдова еще оставалась.

В 4-м часу Миша звонит и спрашивает: «Раечка, а где мои лекарства?» - «Так я же еще в обед все передала!», а в трубку слышу, как кто-то кричит из персонала: «Ничего вы не передавали, что вы мелете, вы никакие лекарства не передавали!». «Девочки, вы что – шутите? Я и вчерашний долг вернула, и сегодняшнее все, что надо, у меня чек есть». И муж тут же говорит: «Рая, тут такое творится - реально ко мне за целый день никто не подошел, тут такой беспредел...». А я его умоляю: «Мишанечка, родненький, исполняй все, что говорят, чтобы они не обидели тебя».

Супруг сказал, что чувствует себя нормально, но обстановка его пугает. Раиса Георгиевна позвонила заведующей отделением и попросила разобраться, куда делись лекарства. Та находилась вне больницы и отписалась, что все выяснит, когда вернется на работу.

- Я сказала, что наша семья платежеспособная и купим все, что необходимо для спасения мужа. Она мне написала: «Мы всех спасаем. Все посмотрю, назначу лекарства, как буду там». Я вернулась к больнице после 4 часов вечера и была там до 8-ти, но мы с ней так и не встретились. Хотя она мне потом в Вайбере написала, что все в порядке.

Еще раз Михаил с Раисой поговорили вечером, он на здоровье не жаловался, сказал, чтобы не пугалась, что хрипит не он, а сосед по койке. На следующее утро на вопрос о состоянии мужа лечащий врач ответила грубо: «Ну как вы хотите: он такой толстый, мы таких не спасали. Он вообще не слушается нас, маску снимает, в туалет сам идет, памперс надевать не хочет». По мнению врача, у Михаила была не просто пневмония, а COVID-19, но пока не пришли результаты теста, взятого в момент поступления, она не может изменить протокол лечения. «Так, а когда будет результат?» «Откуда я знаю?» - такой ответ привел женщину в ужас, и она позвонила старшему зятю. Когда зять приехал, с ним уже стали разговаривать совсем иначе. Назвали необходимые препараты, которых в мариупольских аптеках не оказалось, и мужчина поехал за ними в Запорожье. Стоили они около 40-ка тысяч. (Всего у семьи ушло примерно 60 тысяч гривен – Авт.).

Мы пели и плакали всегда вместе

Но Михаил жене почему-то не звонит, на телефон не отвечает, видимо, его ввели в медикаментозный сон. Хотя пообещали следить за его состоянием и сообщать. Сказали, что ему стало лучше. Но Раиса в тревоге проснулась в 4 часа утра, интуитивно почувствовав беду...

- А в 6 часов его сердце остановилось. Медсестра позвонила зятю, а младшая дочь ночевала у меня, пришла, села на кровать:«Мамочка, мамочка... Папочки нету!» - со слезами вспоминает Раиса Георгиевна, сожалея о том, что согласилась на госпитализацию любимого. – Еще и знакомый врач сказал мне: «Какого вы отвезли его в эту «девятку»?». А потом нас пустили к нему попрощаться, он словно заснул – лежал такой хорошенький...

"В морге мужа сбросили на кафельный пол, разбив лицо"

Однако и это еще не конец пережитого нами ужаса! Дело в том, что потом мужа перевезли в морг и просто сбросили на кафельный пол. Сбро-си-ли, разбив его лицо, – которое мы незадолго до этого видели чистым и не поврежденным. Это же просто кощунство! Зять узнал, что там, случается, крысы объедают части тел, и немедленно забрал тело в частную ритуальную службу. 

Привезла я мужа в больницу вечером 20 октября, а умер он утром 22-го, в день очередной годовщины нашей росписи в ЗАГСе. Я не могу понять, как это так произошло, зачем я его туда повезла? – заливается слезами собеседница, которая в хлопотах и в горе на ногах также перенесла коронавирус. Повторный тест показал, что у нее уже все позади. Но она вспоминает, что в больнице далеко не весь медперсонал придерживался масочного режима, в «скафандрах» были только сотрудники «скорой» и реанимации, а дежурная в санпропускник и санитарки в отделении были в обычных халатах и без щитков. Но больше всего, конечно, ее поразило отсутствие лекарств и кислородных аппаратов: зачем открывать учреждение, которое не в состоянии обеспечить пациентам необходимые процедуры? Сейчас, немного придя в себя, она вместе с родными намерена выяснить, что творится в 9-й больнице, поговорить с заведующим, увидеть его глаза, узнать, как спасали и почему не спасли ее «вторую половинку».

Сгорел за пять дней: в Закарпатье от коронавируса умер полковник СБУ

В комментарии 0629.com.ua главврач больницы Александр Железняк сообщил, что больной поступил к ним в тяжелом состоянии с застойной двусторонней пневмонией.

 «К тому же у него было  такое сопутствующее заболевание, как сахарный диабет, он также перенес операцию на сердце.  Мы делали все возможное и невозможное», - сказал он, отметив, что больным занимались врачи-анестезиологи и завотделением Ольга Тимошенко.

По словам Железняка в больнице на тот момент находилось 22 точки с кислородом и 15 кислородных концентраторов.

Главврач также ответил на слова Таможниковой-Сачановой о том, что к мужу не доходили лекарства, которые она передавала. Железняк уверяет, что такая ситуация исключена. При этом он отметил, что в больнице присутствует нехватка врачей и медсестер, а люди работают на пределе своих возможностей.

Автор: Ирина Левченко
Фото из архива семьи Таможниковых

Автор:

Телеграф
Добавить комментарий
Перед написанием комментария ознакомьтесь с правилами.
Вверх
×
Продолжая просматривать telegraf.com.ua, Вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Закрыть Соглашаюсь