Как в Херсоне с нуля восстановили государственную власть и почему этот опыт может подойти для Крыма

Читати українською
Автор
5748
Ярослав Янушевич
Ярослав Янушевич. Фото Фейсбук-страница Ярослава Янушевича

В Херсонской области после деоккупации все нужно было налаживать с нуля, и так же придется делать в Крыму

Освобождение Херсона и части Херсонской области показало, насколько важно было возобновить работу областной администрации еще на этапе, когда регион находился под оккупацией. Эта модель стоит того, чтобы применить ее в случае с Крымом. Очевидно, украинским властям, которые все чаще говорят о готовности освобождать полуостров, уже сейчас стоит сформировать действенную администрацию, которая пока будет действовать на подконтрольной Украине территории и приступит к работе в Крыму сразу после деоккупации.

По Херсону было сделано именно так.

Встреча с громадой деоккупированного Высокополья

С одной стороны, восстановление государственных органов власти в Херсонской области и Крыму не может быть тождественным ввиду специфики регионов и продолжительности оккупации. С другой – в Херсонской области все нужно было начинать заново, и так же придется делать в Крыму.

Работу "с чистого листа" в Херсоне и области президент Зеленский в августе доверил Ярославу Янушевичу. Таким образом, тот приступил к исполнению обязанностей за три месяца до деоккупации города и правобережья. Это один из уникальных случаев в истории независимой Украины, ведь областная администрация начала работу фактически с нуля, не находясь физически на территории самой области. В первые месяцы Херсонская ОВА базировалась в Кривом Роге Днепропетровской области.

"Меня встретили 6 сотрудников областной администрации. Это и была вся администрация Херсонской области. Шесть из почти 600. Пять заместителей главы и одна помощница руководителя", – рассказал уже позже Янушевич в интервью РБК-Украина.

Янушевич работал в должности главы Херсонской ОВА около шести месяцев, которые были переломными для региона. Telegraf проанализировал, что удалось сделать за это время и как была возобновлена работа государственной власти.

До деоккупации Херсона и правобережья

Задачей первых дней стало составление вместе "останков" администрации и поиск места, где можно с этой администрацией работать. Бывшие работники ОГА оккупированной области были разбросаны по Украине и другим государствам, часть оставалась в Херсоне. Встал вопрос о том, чтобы собрать людей в одном месте. Поскольку большинство неоккупированных и деоккупированных в то время населенных пунктов было расположено в Бериславском районе со стороны Кривого Рога, то областную администрацию именно поэтому переместили в этот город.

"У нас не было ничего, даже карандашей и бумаги", – вспоминает Янушевич.

Постепенно удалось возобновить работу главных подразделений администрации: к примеру, департаментов социальной защиты, финансов, экономики, развития территорий. Глава ОВА предложил вывозить работников из Херсона, в результате некоторые из них смогли уехать с ценными базами данных и нужной информацией. Удачно удалось вывезти даже базовый сервер по бухгалтерскому учету. Это позволило полноценно работать и выплачивать людям зарплату.

"Ну что он сделал? Во-первых, его основная заслуга – он собрал заново областную военную администрацию, потому что после оккупации Херсонщины, ОВА, бывшая ОГА, не работала вообще и не существовала как структура вообще", – рассказал главный редактор издания "Мост " из Херсона Сергей Никитенко.

Одним из ключевых вопросов того времени стал учебный год, потому что приближался сентябрь. По состоянию на начало учебного года ОВА наладила образовательный процесс по дистанционной форме 200 учебных заведений. Уже после деоккупации в заведения общего среднего и профессионально-технического образования удалось поставить 2 626 ноутбуков для учителей и 402 планшета для получателей образования.

Три месяца, предшествовавшие освобождению Херсона и правобережья, позволили наладить работу ОВА. В результате государственный орган власти был готов уже в первые дни деоккупации переезжать из Кривого Рога в Херсон и там продолжать работу.

"Государственная администрация должна была быть в Херсоне несмотря ни на что. Сначала мы находились во временном помещении, без тепла и почти без света. К сожалению, там невозможно было обеспечить безопасность работникам и впоследствии мы переехали в подвальное помещение", — вспоминает Янушевич.

После деоккупации Херсона и правобережья

Янушевич – не слишком медийная личность. В интервью, которое дал уже в феврале, он поделился эмоциями о тех первых днях после освобождения региона. Признался, что самым тяжелым испытанием сначала считал работу в Кривом Роге, однако тяжелее всего оказалось уже в Херсоне, который оказался под постоянными обстрелами.

"У нас есть сообщения о 700 разрушенных и поврежденных объектах. Но эта цифра очень занижена. Большинство жителей уехали и не знают, что с их имуществом, а если и знают – подать заявление не могут", – рассказывал он также в конце января.

Тем не менее, за первые недели деоккупации, среди прочего, удалось вернуть свет, воду, отопление, связь и восстановить большинство разрушенных мостов.

Электроэнергия в Херсоне появилась уже через полторы недели после освобождения города, в области по состоянию на 28 февраля "Херсоноблэнерго" возобновило свет в 104 из 228 населенных пунктов. Подача воды возобновлена в 161 из 186 населённых пунктов области.

С 15 разрушенных мостов проезд восстановили уже по десяти.

Мост в деревне Давыдов Брод

В первые дни также возник вопрос о возобновлении работы органов местного самоуправления, с которыми ситуация была критической – их, по сути, не было. Согласно закону, глава ОВА должен был создать военные администрации в общинах. По состоянию на 1 февраля удалось создать 47 военных администраций, действующих в пределах 47 территориальных общин из 49.

Одним из возглавивших новообразованные местные военные администрации стал волонтер Андрей Селецкий. До освобождения Херсона и правобережья он лично вывез из оккупации более тысячи человек. После освобождения ему предложили возглавить Нововоронцовскую поселковую военную администрацию. В комментарии Telegraf Селецкий рассказал, что даже сам удивился, что его – волонтера без управленческого опыта, но с желанием работать для общества – согласовали на эту должность. С главой ОВА, говорит он, была максимально простая и быстрая коммуникация, не требовавшая проходить "семь кругов ада с заявлениями".

Глава Кочубеевской военной администрации Людмила Костюк вспоминает: "Дело в том, что мы первая община, которая была освобождена на Херсонщине полностью, это был конец марта. Мы довольно небольшое время были в оккупации. И мне есть с чем сравнивать то, как организовывалась работа тогда и сейчас. Когда Ярослав Владимирович начал работать, то первый визит был в нашу общину, те вопросы, которые озвучивались и проблемы, которые мы сами не могли решить, были решены. Работа колоссальная. Я оцениваю положительно. Когда его назначили начальником ОВА, то жизнь в деоккупированных населенных пунктах восстанавливалась гораздо быстрее".

Среди других результатов первых месяцев деоккупации были: возобновление работы 81,5% заведений здравоохранения (ориентировочно 132 заведения); частичное или полное возобновление работы всех ЦНАПов в 13 территориальных общинах области; развертывание 60 пунктов несокрушимости.

"Знаете, я даже не предавался глубокой критике, потому что это было не нужно. Когда становился вопрос вот этих так называемых пунктов несокрушимости, то я один из первых сказал, что это достаточно опасно и надо их всех переводить в укрытие. Мне было приятно, что он прислушался и именно эта работа началась. Мне было приятно, что прислушались к информации о мобильных укрытиях, о которых я говорил и которые начали ставить в Херсоне", — рассказал депутат Херсонского областного совета Сергей Хлань.

Своими впечатлениями поделился еще один депутат Херсонского облсовета, директор Херсонского областного академического театра Александр Книга, который, к слову, пережил похищение российскими оккупантами. Книга рассказал, как глава ОВА лично приезжал в театр, чтобы понять, в каком состоянии находится заведение.

"Мы пытались быстро реанимировать работу театра, вычистить, вымыть его. Для нас было знаковым запустить работу. Оборудовали бомбоубежище, сделали такой культурный хаб, где сразу начали работать с детьми, ведь даже не думали, что в Херсоне осталось так много детей. От областной администрации мы получили огромный мощный генератор – такой, что мы можем обеспечить работу театра в любой ситуации. Получили несколько ноутбуков, потому что орки украли у нас компьютерную технику", – рассказал Книга.

Один из пунктов несокрушимости заработал на базе Херсонского государственного университета. Ректор ХГУ Александр Спиваковский в комментарии для Telegraf рассказал, что еще до освобождения области наладил телефонное общение с главой ОВА. Первые их коммуникации касались в основном финансовых вопросов, связанных с жизнедеятельностью университета, и за это время у Спиваковского сложилось впечатление о "деловом подходе" главы военной администрации. После деоккупации Херсона встретиться уже смогли лично.

"У меня был с ним разговор сорок минут. Я вам скажу, это изменило совершенно мое представление о нем. Я понял, что передо мной абсолютно нормальный, прагматичный, эффективный и профессиональный человек", – вспоминает Спиваковский. После этого разговора глава ОВА встретился лично и с коллективом университета.

"Уже после этого были обстрелы, в результате которых в университете разбились окна. Он присылал людей, помогали нам закрывать окна. Решили также вопросы по открытию пункта несокрушимости. И то, что он сейчас работает – это наша совместная работа", – говорит ректор.

Возникало множество вопросов, которые местным бюджетам были не по силам. Янушевич, который ставил своей целью посетить все возможные уголки области, уделял им значительное внимание. Так, в частности, и с водонапорной башней в с. Кочубеевка, которая снабжала водой четыре населенных пункта. Башня нуждалась в замене еще до войны. Во время обстрелов получила дополнительные повреждения… Местные жители говорят, что благодаря Ярославу Янушевичу были найдены средства и башню заменили.

Водонапорная башня в с. Кочубеевка

Выдача гуманитарной помощи

С начала освобождения Херсона и правобережья выдача гуманитарной помощи происходила совершенно хаотично, констатирует Сергей Хлань. Уже со временем этот процесс удалось упорядочить. ОГА наладила координацию работы с благотворителями и волонтерами, среди которых: агентства ООН и их кластерные партнеры, Всемирная Продовольственная Программа, UNICEF, USAID, Всемирная Центральная Кухня (World Central Kitchen), Фонд Елены Зеленской, Фонд Сергея Притулы, Mission Ukraine, Добробат, Save the Children, Water Mission, Корона князей Острожских.

Гуманитарная помощь ООН

"Янушевич сначала сам пришел к нам пообщаться и сказать, что если есть возможности – помогайте. Я попросила, чтобы меня соединили с человеком, который будет четко знать потребности и быстро помогать с коммуникацией. Это было идеальное сотрудничество: все четко, ясно, вовремя. Также попросили сконтактировать с председателями всех освобожденных общин. Мы также помогаем там, где внимания государства или местного самоуправления не хватает. Так и работали", – рассказала Екатерина Викторенкова, которая руководит гуманитарным департаментом в Благотворительном фонде Сергея Притулы.

"К нам начали активно заходить международные доноры, благотворительные фонды. – Рассказывает Людмила Костюк. – Раньше гуманитарная помощь была, но она не была такой сбалансированной, потому что это были в основном продукты питания. Громада нуждалось также в гигиенических средствах, строительных наборах. Когда пришел Ярослав Владимирович, это уже было налажено. Предоставлялось уже согласно нашим потребностям".

Основатель благотворительного фонда "Искра добра" Олег Бибиков говорит, что за все время работы с Херсоном его фонд завез туда около 15 грузовиков продуктов, огромное количество буржуек, газовых баллонов. В ОВА их всегда предупреждали, по каким путям лучше ехать.

"Мы из Чернигова и территорию не очень знали. Тем более не знали, где заминировано. Глава ОВА сразу дал мне собственный номер телефона. Когда какие-то вопросы возникали, я его набирал и он оперативно помогал. Было такое, что мы ехали ночью, уже комендантский час наступил, а мы не смогли из села уехать. Я его набрал и нам быстро помогли ", – вспоминает Олег Бибиков.

Представитель литовского БФ "Корона князей Острожских" Роман Бережной – один из тех, кто очень много ездил по Херсонской области с момента деоккупации. Первое его впечатление от увиденного – что город оказался на грани выживания.

"А дальше мы видели, насколько сильно меняется ситуация. Мы постоянно были на контакте с управлениями экономики, социальной защиты и старались помогать там, где это было самым необходимым. Команда была действительно очень профессиональной, и мы продолжаем работать со многими людьми, которые остались в команде нового главы ОВА. Надеемся, что новый голова продолжит то, что начал Янушевич. Большое достижение так сплотить коллектив и работать даже на позитиве. Вы же понимаете: когда над тобой летает и прилетает, то ходить на работу и привлечь людей очень сложно. Тем не менее, удалось очень многое", – считает Роман Бережной.

Кто такой Ярослав Янушевич

Как мы уже упоминали, Янушевич не слишком медийная персона в украинской политике. Большую часть своей жизни он проработал в государственном управлении.

Являлся заместителем главы Государственного комитета финансового мониторинга, заместителем главы Государственной налоговой администрации Украины, заместителем главы Государственной миграционной службы Украины, заместителем главы Государственной финансовой инспекции.

Возглавлял Госпредприятие "Документ" и в этой должности осуществил реформу паспортных столов, благодаря которой по всей Украине действуют удобные офисы "Паспортного сервиса".

После государственной службы перешел в бизнес. Получил диплом МВА в Международном институте менеджмента по программе Senior Executive MBA (SE MBA) для владельцев бизнеса и руководителей высшего звена крупных компаний.

На должность главы Херсонской ОВА был назначен в качестве управленца, который сможет наладить работу этого государственного органа в критический период. Из Херсона открывается дорога на Крым и уже вскоре на этом направлении может быть горячо, а значит, теперь в регионе нужны люди, имеющие больше военного опыта. Между тем, управленческий опыт, примененный для деоккупированной Херсонщины, тоже пора понемногу накладывать на Крым.