Турецкий фактор и российско-украинская война: чего ожидать от саммита НАТО и почему

Читати українською
Автор
4851
Североатлантический альянс
Североатлантический альянс

На саммите НАТО утвердят новую стратегическую концепцию

В Мадриде (Испания) 28-30 июня пройдет саммит НАТО, который обещает стать историческим. В частности, на нем утвердят новую стратегическую концепцию, в рамках которой следующие 10 лет россия, продолжающая широкомасштабное вторжение в Украину, официально будет признана угрозой коллективной безопасности.

Заместитель генсека НАТО Мирча Джоане уверяет, что неприемлемые действия рф на международной арене создают в ЕС, НАТО, во всех демократиях мира ощущение непримиримости и единства.

Между тем, по той же Турции, которая блокирует возможное членство в НАТО Финляндии с Швецией, а также не вводит санкции против рф, такого не скажешь.

Эксперты специально для "Телеграфа" прокомментировали турецкие игры и ожидания от саммита НАТО.

Турция сейчас имеет специфическое положение в рамках НАТО

Старший аналитик Центра исследований современной Турции, кандидат политических наук, эксперт-международник Евгения Габер подчеркивает, что с самого начала Турция предупреждала, что не собирается присоединяться к западным санкциям против россии. И заявление представителя турецкого президента Ибрахима Калына, что введение санкций против рф нанесет больше вреда экономике Турции, чем российской, она считает продолжением традиционной политики Анкары. Которая открыто приглашает бизнес рф открывать свои представительства и переводить компании на турецкий рынок.

"Что касается саммита НАТО – не стоит ожидать решения по шведскому и финскому вопросам. Турецкая сторона уже заявляла, что нет каких-то дедйланов касательно согласования их членства. Зато есть моменты, которые пока не удается решить. В частности, Турция требует от Швеции запретить митинги представителей курдских организаций, что является невозможным ввиду внутреннего шведского законодательства. То же самое касается Финляндии, где, например, турки требуют расширения признаков терроризма как такового – для того, чтобы под это определение попадали те же сирийские и турецкие курды. На что финская сторона готова, лишь если все партнеры по НАТО примут подобное унифицированное решение", – поясняет эксперт.

Среди прочего, напоминает она, турки хотят, чтобы США вернули Турцию в программу перспективных истребителей F-35, из которой она была исключена после начала закупок у россии систем ПВО С-400. К тому же, турки хотят, чтобы американцы продали им истребители F-16, контракт на покупку которых был заморожен после заключения всё той же турецко-российской военной сделки.

Эксперт по Ближнему Востоку Национального института стратегических исследований Николай Замикула акцентирует, что Турция сейчас имеет специфическое положение в рамках НАТО.

"С одной стороны, она обладает исключительной военной мощью. По сути, это вторая армия Альянса после США. И она занимает доминирующее положение на южном и юго-восточном фланге НАТО. Но, в то же время, сейчас есть обострение отношений между Анкарой и западными партнерами. Да и в турецком обществе распространены антизападные, антиамериканские взгляды", – отмечает эксперт.

По его словам, членство в НАТО остается важной составляющей турецкой политики безопасности. При этом, для президента Реджепа Тайипа Эрдогана важно добиться, чтобы Турция в рамках Альянса играла не просто важную роль, но и пользовалась уважением со стороны партнеров. Соответственно, чтобы те с пониманием относили к ее потребностям в сфере безопасности.

"Тут речь идет и о предоставлении необходимых вооружений, и о борьбе с террористическими угрозами. Оба эти вопроса и стали проблемными. Имеют места различия в трактовке относительности различных организаций и отдельных лиц. В Турции они могут считаться террористическими, но не признаются таковыми на Западе, – поясняет Николай Замикула. – К тому же, на Западе критически относятся к турецким военным операциям на сирийской территории. Всё это приводит к ограничениям на поставки вооружения Турции. Наверняка, эти темы будут подниматься Анкарой в рамках саммита НАТО. Эрдоган попытается максимально воспользоваться сложившейся ситуацией, в том числе в ракурсе евроатлантических устремлений Швеции и Финляндии, чтобы продвигать интересы своего государства".

Анкара притормозит шведско-финское присоединение к Альянсу, но в итоге даст "добро"

Грядущий саммит НАТО будет иметь важнейшее значение, уверен Николай Замикула. Ведь Альянсу придется ответить на крайне важный вопрос — каким они видит свое будущее, как реагировать на российскую агрессивную политику.

"Очевидно, что НАТО придется пересмотреть свои отношения с рф. И закрепить этот пересмотр на нормативном уровне. Определиться, каким образом следует противостоять данной угрозе, которая затрагивает интересы безопасности не только стран-партнеров, таких как Украины, но и стран, составляющих восточный фланг Альянса – Польша, страны Балтии. Позиция каждого государства-члена крайне важна", – подчеркивает эксперт.

Ситуация такова, продолжает он, что западным партнерам нужна конструктивная позиция Турции по приему в НАТО тех же Швеции и Финляндии. Равно как ее активная внешнеполитическая деятельность по ряду других тем (речь, к примеру, о роли Турции в разблокировании украинских черноморских портов).

"Эрдоган за отказ от ветирования евроатлантической интеграции Швеции и Финляндии будет требовать (и требует) определенных уступок. И они касаются не только шведов и финнов, от которых турки хотят пересмотра политики по курдскому (и не только вопросам). Негласно тут выставлены и требования к США, в том числе касательно отмены санкций, введенных против турецкой оборонной промышленности за закупку российского вооружения. А также по поводу разблокирования поставок современного американского оружия в Турцию, – отмечает эксперт. – Переговоры продолжаются. Звучат разные сигналы. К примеру, недавно в Вашингтоне высказали надежду, что Турцию удалось склонить к компромиссу.

В свою очередь, турки настаивают, что готовы согласовать евроатлантическую интеграцию Швеции и Финляндии лишь после того, как все их условия будут выполнены. А на данный момент этого не сделано. Исходя из этого, велика вероятность, что на ближайшем саммите НАТО Турция притормозит шведско-финское присоединение к Альянсу. На недели или месяцы. Но, понимая важность ситуации, Турция в итоге даст "добро". Правда, до этого постарается выбить у партнеров для себя определенные преференции".

Не надо рассматривать Турцию как "троянского коня" россии в НАТО

При этом, продолжает Николай Замикула, не стоит забывать, что на турецкую внешнеполитическую риторику, на ее действия, большое влияние оказывает то, что в июне 2023 года в Турции пройдут президентские и парламентские выборы.

"Соответственно, турецкие власти (а уже известно, что Эрдоган будет баллотироваться в президенты как представитель Народного альянса, куда входит правящая Партия справедливости и развития) выстраивают внешнеполитическую стратегию с оглядкой на это, – поясняет эксперт. – С одной стороны, Эрдогану необходимы внешнеполитические успехи, которые он сможет презентовать электорату. И тут достижение неких договоренностей в рамках НАТО, повышение имиджа Турции на международной арене (к примеру, содействием разблокирования украинских портов для вывоза зерна) могут быть использованы как иллюстрация такой победной активности. С другой стороны, Эрдоган понимает, что его электорат сейчас настроен довольно враждебно по отношению к Западу. И нельзя исключать, что для того, чтобы сыграть на чувствах избирателей, Анкара будет ужесточать риторику в адрес партнеров по НАТО. Что особенно затрагивает евроатлантическую перспективу Швеции и Финляндии. Ведь после того, как Эрдоган озвучил свои требования для разблокирования их приема в Альянс, идти на компромисс до их выполнения – значит подрывать имидж сильного национального лидера, который он выстроил внутри Турецкой Республики. Следовательно, Анкара продолжит продавливать свои требования".

Исходя из своих внешнеполитических и экономических интересов, Турция не идет и на серьезную конфронтацию с россией, поясняет Николай Замикула. В частности, не присоединяется к американо-европейским санкциям против страны-агрессора.

"Так что не стоит ожидать какой-то жесткой риторики по отношению к режиму путина со стороны Эрдогана. В то же время, не надо рассматривать Турцию как какого-то "троянского коня" россии в НАТО. Эту нишу скорее занимают некоторые европейские политики", – считает эксперт.

Турция старается выжать максимум

Евгения Габер не сомневается, что саммит НАТО станет важной площадкой, чтобы проговорить все накопившиеся вопросы. Но призывает не ждать прорывных решений по вступлению Финляндии и Швеции в Альянс."Более того, некоторые эксперты предполагают, что после саммита возможно начало трансграничной операции Турции в Сирии – против курдов. Что еще больше осложнит достижение какого-то компромисса", – предупреждает эксперт.

В данный же момент, считает Евгения Габер, Турция старается выжать максимум для себя из гипотетического вступления в Альянс до недавнего времени внеблоковых Швеции и Финляндии. В том числе, озвучивая важные для себя вопросы в плане своей безопасности.

"Так, во время недавней пресс-конференции министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, он подчеркивал, что не верно говорить об угрозе безопасности только на восточном фланге НАТО (имея в виду российскую агрессию). Важно, по его мнению, обращать внимание и на южные границы (Турция, Испания в ракурсе роста террористических угроз, в том числе курдским терроризмом – сверхактуальным для турецкой стороны)", – поясняет эксперт.

По мнению Николая Замикула, вполне вероятно, что Турция поддержит новый – более жесткий – курс НАТО по отношению к рф. Но при этом не будет отходить от традиционных для себя позиций по критически важным для Анкары вопросам.

"Это означает сохранение экономических связей с россией, а также недопущение излишнего присутствия в акватории Черного моря военно-морских сил не черноморских государств", – поясняет эксперт.

При этом, если Турция претендует на роль важнейшего игрока на данном направлении, ей следует пересмотреть свою политику, уверен Николай Замикула.

Он поясняет:

"В турецких военно-морских кругах в последние годы превалировала точка зрения, что черноморское пространство не является источником угроз. И все государства, имеющие выходы к Черному морю, могут спокойно сосуществовать и взаимовыгодно развиваться. Но российская агрессивная политика развеяла эти иллюзии. Нападение рф на суверенное государство Украина проходит, в том числе, с использованием черноморской акватории. А до этого подобное россия напала на Грузию. И есть реальные риски расширения российской агрессии на территорию других государств. Соответственно, если Турция претендует на роль своеобразного "смотрящего" от НАТО за данным регионом, она должна адекватно оценивать ситуацию. Анкаре следует принять тот факт, что, к сожалению, черноморский регион стал горячей точкой в противостоянии между Западом и россией, инициированного именно рф, ее нападениями на другие страны".

Как сообщалось ранее, Финляндия и Швеция захотели вступить в НАТО после начала вторжения рф в Украину.

Не удивительно, что в самом НАТО намерены предоставить россии статус "непосредственной угрозы", хотя до этого считали ее "партнером".