Вверх
Мобильная версия

У разбитого корыта

У разбитого корыта
15:56 Пт, 6 Июль 2012 Телеграф

Кто-то из старшего поколения, возможно, еще помнит советские информационные сводки об "успехах" социалистического строительства.

Некоторые, напрягая память, смогут вспомнить неожиданную смерть Агуштинью Нето, первого ангольского президента, в 1979 во время операции в Москве, которая родила бурю слухов и недобрых «черных» шуток.

Однако нынешнее поколение практически ничего не знает об одной из крупнейших стран Центральной Африки.

На сегодняшний день Республика Ангола полностью закрыта для посетителей. Страна официально не выдает туристических виз. Попасть в Анголу можно только по рабочей визе или по персональному приглашению.

Даже транзитные визы выдаются очень неохотно. Такая закрытость добавляет стране еще больше таинственности, а скупые обрывки новостей, которые пробиваются сквозь такую ​​геополитическую «стену», одновременно и захватывают, и поражают.

Один из материалов, который я читал перед вылетом в Анголу, принадлежавший британской информационной службе ВВС и назывался «The Richest Poor Country in the World» - «Самая богатая бедная страна в мире».

Во многое из прочитанного я просто не мог поверить. Однако реальность оказалась еще более жесткой, чем факты, представленные журналистами ВВС.
Как я попал в Анголу

Мне повезло. Просто повезло. На одной из презентаций моих книг ко мне подошел пожилой мужчина и сказал, что у него есть товарищ, который уже 23 года живет в Луанде, столице Анголы.

Ангольского товарища звали Григорий (по ихнему - Грег) и он работал менеджером в одной из американских компаний, добывающих ангольскую нефть.

Я мгновенно понял, что передо мной открывается шанс попасть в одну из самых известных и в то же время по-настоящему опасных стран Африки, и я сделал все, чтобы этим шансом воспользоваться.

Летом 2011 Григорий прислал мне приглашение, осенью я смотался в Москву за визой и в декабре полетел в Луанду.

 

angola-6205

Первые два дня были, вероятно, наиболее напряженными днями за последние три года путешествий. Потом я немного привык. А может, виски помогло ...

Самый первый шок перевернул мои мозги еще в аэропорту Луанды. Самолет несся в нескольких метрах над взлетной полосой, до посадки оставались считанные секунды, а я, вытаращив глаза, смотрел в иллюминатор.

Подо мной проплывали сотни хаотично построенных, грязных хижин с простыми травяными или камышовыми кровлями. Земля была ярко-коричневой, запыленной.

Такими же выглядели стены «домов». Бедные кварталы (позже я узнаю, что они называются «мусеки») простирались, на сколько хватало глаз.

Я не видел ни одного высотного дома. Когда шасси самолета коснулись бетона, я вообще отказался верить своим глазам.

Из-за высокого (трехметрового) бетонного забора, окружавшего здание аэропорта, перелезали горы мусора: бутылки, пластиковые пакеты, тряпки, металлолом.

В нескольких местах в заборе зияли огромные дыры. Рядом со мной сидел чернокожий африканец лет сорока.

Судя по одежде и дорогих аксессуарах - бизнесмен.

- Первый раз в Анголе? - Спросил он, скептически оценивая изумленное выражение на моем лице.

- Да ... - коротко ответил я.

- Держись, парень, - анголец криво улыбнулся.

На удивление, меня довольно легко пропустили на таможне, а в зале прилетов меня уже ждал Григорий, став своеобразным буфером между мной и ангольскими реалиями.

Правда, без приключений не обошлось. За несколько метров от аэропорта нас оштрафовали на 500 долларов. Американских долларов.

Только за то, что Григорий, управляя машиной, держал в руке телефон. Чуть позже у дома Грега, в одном из условно спокойных районов столицы, несколько чернокожих парней навеселе радостно «приветствовали» мое появление.

Дело в том, что после холодной киевской осени моё белое лицо конкретно выделялось на улицах Луанды. Поэтому один из ангольцев замахал мне и крикнул:

- О, сынок Диогу Кана приехал!

(Диогу Кана - это португалец, который открыл Анголу).

Другой вторил ему:

- Если бы Савимби был жив,

- Африканец ткнул меня пальцем, - ты бы уже был мертв.

(Йонас Савимби - это бывший лидер радикальной группировки УНИТА. Его убили в 2002-м во время перестрелки с правительственными войсками.)

Григорий схватил меня за руку и потащил к своему подъезду. Впрочем, один из самых молодых мальчишек успел подхватить с земли камень и кинуть в меня.

К счастью, он попал в ногу. Белых в Анголе 0,5%. Эти полпроцента остальное население просто ненавидит.
Три ангольских проклятия

Если говорить о наличии природных ресурсов, Ангола без преувеличения является одной из богатейших стран континента.

На севере страны находятся огромные залежи нефти, центральная часть богата на бриллианты, железную руду, уран.

Умеренный климат и плодородная земля позволяют собирать по три урожая в год. Собственно, до 1974 Ангола была богатой страной Африки.

В 1975, когда страна получила независимость от Португалии, под бешеным давлением со стороны местного населения большинство белых колонистов оставили ее, бросив на произвол судьбы все свое добро, орудия, жилища, целые фермы и фабрики.

Местное население разграбило все, всего за несколько недель уничтожив мощную экономику. Однако, каким бы ни был вред, все можно было восстановить.

Многие ангольцы в начале 70-х учились в Португалии и имели достаточную для того квалификацию. К сожалению, этого не произошло.

angola-6206

Первым ангольским проклятием является гражданская война. В 1975-м две группировки, просоветская МПЛА и проамериканская УНИТА, начинают борьбу за власть.

С того момента все пошло наперекосяк, и страна, которая должна была стать лидером континента, до сих пор не может встать на ноги.

Война продолжалась до 2002 года (!) И закончилась только после гибели Йонаса Савимби, лидера УНИТА. Совершенно очевидно, что нкакая инфраструктура не может выдержать 27 лет гражданской войны.

В 2002-м экономики в Анголе не было. Страна просто проедала деньги, полученные по продаже лицензий на добычу нефти. Вторым (точно не наименьшим) проклятием Анголы является социализм.

В 1975-м МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы), пользуясь помощью кубинских войск, захватывает власть. После того, ориентируясь на Советский Союз и несмотря на то, что война продолжается, ангольцы начинают строить коммунизм.

Оценивая состояние Анголы в 2011, мне трудно сказать, что нанесло больше ущерба: тридцатилетняя война или двадцатилетняя агония в погоне за идеалами марксизма.

Третьим проклятием ангольцы называют ... нефть. Дело в том, что сверхприбыли, поступающие от «черного золота», искажают всю экономику, вызывая вопиющее социальное неравенство.

Властям достаточно тех денег, которые она выкачивают из нефтяных скважин, и они не интересуется никакими другими отраслями. Современное руководство страны не видит смысла развивать инфраструктуру.

Их не интересуют также залежи алмазов, настолько велики доходы от нефти. Интересно, что некоторые ангольцы утверждают, что в следующем веке таким же проклятием станет ... вода.

В отличие от своих соседей (Намибии, Замбии или Конго), Ангола имеет огромные запасы пресной воды.
Современные реалии

Если попытаться описать Анголу одним единственным словом, то достаточно сказать - КОНТРАСТ.

После возвращения из Африки это слово приобрело для меня новое, мощное значение. Григорий на время моего приезда взял отпуск - специально, чтобы показать страну.

К нам также присоединился Виктор, врач из Краснодара, который в то время работал в Анголе по контракту уже 8 лет. Втроем на небольшом, но быстром «Suzuki Gemini» мы объехали пол-Анголы.

Сначала отправились в центральную провинцию Маланже. Останавливались у россиян и украинцев, работающих на крупнейшей гидроэлектростанции Анголы - Капанди.

Переночевать у кого-нибудь из местных казалось невозможным. Люди встречали нас пасмурно и неприязненно. Не слишком жаловали нас и представители власти - полицейские.

На каждом посту у Григория или у Виктора откровенно вымогали деньги. Приближалось католическое Рождество, и полицейские настойчиво просили «поздравить» их с праздником.

Порой было легче заплатить, чем доказывать, что у нас все в порядке с документами. После отправились на юг: посетить города Лобито и Бенгела.

Уровень жизни в прибрежных районах оказался несколько лучше, несмотря на это и там немало африканцев жили в бедности, слоняясь без работы.

В Лобито наша троица остановилась в огромном доме местного полицейского босса. Когда-то Виктору пришлось лечить его, после чего благодарный анголец пригласил россиянина к себе в гости.

Большинство простых ангольцев ничем не занималась. Они просто сидели, подпирая спинами стены своих домов, и провожали нас стеклянными взглядами.

И в этом не их вина. Они не могут стать хорошими учителями, художниками или учеными.

Все, на что они надеются, - это то, что кому-то из семьи повезет пробиться во власть, занять какую-то должность, которая дает доступ к нефтяным деньгам.

За ангольскими обычаями такой счастливчик обязан содержать всю семью. В конце концов, я, Григорий и Виктор вернулись в Луанду, откуда отправились в короткую экспедицию на север.

Правда, дальше кладбища Кораблей, находящегося в 33 км к северу от столицы, мы не забрались.

Начинались заминированные территории (после войны Ангола находилась на первом месте среди стран мира по количеству противопехотных мин на душу населения - на каждого ангольца приходилось по две мины). Контрасты встречались повсюду.

Скажем, ангольская полиция может оштрафовать на 500 долларов за разговоры по мобильному телефону во время вождения или 800 долларов за то, что вашу машину помыли посреди улицы (из-за чего на улицах Луанды нередко приходится платить за то, чтобы вашу машину не помыли ночью).

В то же время вы можете быть пьяны, в полубессознательном состоянии, тыча носом в руль, и ни один полицейский не остановит вас.

Еще один пример: в Анголе никогда не было военно-морского флота. В стране нет ни одного военного корабля.

Вместе с тем, Ангола имеет не менее трех адмиралов.

angola-6208

Казалось бы, когда покупательная способность большинства населения находится практически на нулевом уровне, товары и услуги должны были бы быть дешевыми. Совсем нет.

Самый дешевый отель в Луанде стоит 200 долларов. При этом говорить о хоть какой-то «звездности» этой гостиницы не приходится.

Стоимость более-менее нормального обеда в ресторане значительно превышает 80 долларов. Все ориентировано на иностранцев, прибывающих на работу в нефтяные компании и которые, соответственно, могут себе позволить такие расходы.

Честно говоря, я просто не представляю, как можно путешествовать по Анголе одному. В 2011 году Луанда была в третий раз подряд (!) признана самым дорогим городом мира для иностранцев.

Я повсюду сталкивался с ужасно бедным населением, которое существует менее чем на доллар в день. Я видел ребят, худых и истощенных, чьи тела сплошь покрывали язвы.

Я видел грязь и нечистоты на улицах даже в Луанде. В то же время мой взгляд нередко встречал автомобили класса «Bentley», «Mercedes», «BMW» и другие.

Большинство населения 15-миллионной страны нуждается, в то время как верхушка, которая имеет доступ к нефти, а также военные, которые эту верхушку защищают, зарабатывают деньги, которые в Европе или Америке не снились даже владельцам огромных корпораций.

Такова современная Ангола. После войны, благодаря «нефтяным» деньгам, страна быстро меняется. За несколько лет появился интернет, банки, новые асфальтированные дороги и т.п..

Правда, пока я не вижу, каким образом иностранный капитал может что-то изменить в жизни простых ангольцев ...

Новости в одном приложении: "Телеграф (Android, iOS)" - читать удобнее!
Новости: Названы природные красители для волос
Названы природные красители для волос
Новости: Матч-реванш Ломаченко - Салидо может состояться весной 2017 года
Матч-реванш Ломаченко - Салидо может состояться весной 2017 года
Новости: Ученые сделали интересное открытие о темной материи
Ученые сделали интересное открытие о темной материи
Новости: Президент подписал закон о закупках для конкурса "Евровидение"
Президент подписал закон о закупках для конкурса "Евровидение"