Вверх
Мобильная версия

Джермейн Ленс о своем будущем в киевском "Динамо"

Джермейн Ленс о своем будущем в киевском "Динамо"
Джермейн Ленс
08:25 Вт, 6 Май 2014 Телеграф

Голландский вингер "Динамо" Джермейн Ленс дал обьемное интервью.

– Джермейн, эта неделя у Динамо проходит без матчей (интервью состоялось в пятницу – прим. Г.К.). У нового тренера есть возможность более основательно поработать с командой. Вы уже говорили, что особых изменений нет, но, возможно, есть какие-то детали, которые возникли с появлением у руля Сергея Реброва?

– Да, как я уже говорил, кардинально ничего не поменялось. Конечно, есть пару деталей: могу сказать, что сейчас на тренировках стало как-то тише...

– Тише?

– Я о том, что раньше было так: три тренера проводили занятие – Олег Блохин, Ребров и Рауль. Каждый что-то говорил, у каждого было свое мнение. В итоге, это все очень запутывало, было очень шумно. Понятно, что нужно, в первую очередь, слышать главного тренера, но и остальных ведь тоже игнорировать не будешь. Сейчас процессом руководит один человек – Сергей Ребров, которого и надо слушать. Так значительно проще.

– После пары месяцев в Динамо вы говорили, что вам не хватает общения с главным тренером. С Ребровым проще найти контакт, учитывая, что он хорошо говорит на английском?

– Да, это так, хотя с Блохиным мы с каждым днем общались все лучше и лучше. Мои знания русского языка улучшались, начал чаще обращаться к переводчику. Сейчас, конечно, удобнее – с Ребровым мы говорим на одном языке. Часто бывало, что Блохин мне что-то говорит, до меня доходит его мысль, но ответить я не могу – уровень знания языка не позволяет. Мне приходилось идти искать переводчика, но это все не то.

– С Ребровым уже говорили о своих перспективах? Возможно, вы пытались объяснить свое мнение о том, как видите себя на поле?

– Нет, о таком особо не говорили. Сейчас у нас период плохой, но я думаю, что у нас хорошая команда, мы знаем друг друга значительно лучше, чем в начале сезона. Впереди еще важные матчи: против Черноморца и, возможно, кубковый финал.

– Как Ребров отреагировал на поражение в Донецке от Металлурга? Был зол или просто сказал «всем спасибо»?

– Конечно, он был зол. Он же недавно закончить играть, так? Года два назад, да?

– Пять лет назад.

– Пять? Ясно. Суть в том, что у него еще остались эмоции игрока, он больше понимает нас, игроков, чем Блохин. Бывший тренер закончил с футболом очень давно, а Ребров лучше понимает именно то, что ощущает современный футболист. После Металлурга он не кричал на всю раздевалку, выделил несколько вещей, которые мы должны делать лучше. Толку от разбора матча сразу после его окончания нет. Мы проделали анализ на следующий день.

– Ребров все еще берет активное участие в некоторых упражнениях наравне со всеми?

– Да, как и раньше. Это то, о чем я говорил: Ребров ближе к игрокам, чем был Блохин. Я не говорю, что это показатель какой-то особый – большинство сильных тренеров тоже закончили игровые карьеры давным-давно. И я не хочу сказать, что Блохин был плохим тренером, но… Что уже случилось, то случилось.

– Как часто вы задумываетесь над тем, кто, вероятно, будет тренировать Динамо в следующем сезоне? Вас это волнует?

– Это не мое дело, по большому счету, но… Знаете, есть такие вещи в клубе, которые у меня вызывают удивление, кажутся мне странными, в плане организации и так далее.

– Приведите хотя бы один пример.

– Ну, например, в Голландии нет такого, что все в клубе решает исключительно президент: есть спортивный директор, к нему можно всегда обратиться, он – между игроками и высшим руководством. 

– Стоп, есть Алексей Михайличенко, есть Резо Чохонелидзе – генеральный директор.

– Кто?

– Михайличенко! Он был помощником в штабе Блохина, осенью было сообщено, что он возвращается на должность спортивного директора.

– Да? Я не знаю. В любом случае, тут нет директора, который был бы близок к команде, посещал все тренировки, был таким себе посредником. Сначала президент, потом директор, тренер и команда – так должно быть.

– Это большая проблема для вас?

– Нет, небольшая. Я просто к такому не привык. Это все вроде бы мелочи, но я могу привести массу таких примеров. Я не буду дальше рассказывать: в Динамо так принято уже давно, я пришел еще относительно недавно, и не мне рассказывать, как все должно быть. Пытаться изменить клуб я точно не собираюсь, это не мое дело. Я сюда пришел играть.

– После игры с Шахтером Блохин заходит в раздевалку и говорит, что его отправили в отставку. Какой из вариантов первой мысли был ближе: «Что же теперь делать, ушел наш тренер, который в меня верил?» или «Теперь проблемы позади, начинается новая, успешная для меня и команды страница»?

– Я не хочу говорить плохо о бывшем тренере. Я должен быть внимателен к тому, что я говорю. Не из-за того, что мне не нравился Блохин или еще что-то в этом роде. Я десять лет играю на высоком уровне. Это нормально, когда тренера увольняют, если результата нет. У нас был неплохой период, но часто случались и провалы. Знаю, что люди давно ждали, когда случится его отставка. Я не был удивлен. В моей карьере уже бывали случаи, когда тренера увольняли по ходу сезона.
 

– Помните фото, которое вы выложили в Инстаграм после матча с Севастополем в ноябре? Блохин, футболисты – все довольные и радостные. Тогда казалось, что уж с атмосферой в команде проблем точно нет.

– Да, помню ту фотографию, тот матч. Тогда мы бились за результат, сумели его добыть. После игры смеялись, шутили. Так было не всегда – да и не могло быть всегда, не должно. Ненормально каждый день смеяться и шутить в компании тренера. Я не знаю игрока, который не будет попадать в состав, но будет ходить, улыбаться: «Ха-ха-ха, я вне заявки, ха-ха-ха, все хорошо».

– Ну, вам, по-моему, грех жаловаться на количество игрового времени. Хотя ваш партнер Юнес Бельханда играл практически столько же, но при этом после замены в средине второго тайма психанул на публике.

– Да, у меня была схожая проблема. Вспомните старт второй части сезона: сначала он меняет Юнеса, потом он садит на лавку меня – так случалось не один и не два раза. Мы были слегка разочарованы этим: почему всегда меняли именно меня и Бельханда? У нас был разговор с тренером на эту тему. Я могу сказать, что он нам все объяснил.

– И?

– Главное, что мы поняли.

– Хочу еще раз коснуться темы командной атмосферы. На той, ставшей знаменитой фотографии, не было ни одного украинца. Сколько раз наблюдал за тренировками команды – у иностранцев своих квадраты, у местных свои. Все ли тут нормально?

– Послушайте, в любой компании такое есть. В футболе у тебя точно также есть люди, с которыми тебе удобнее в игре, с которыми ты больше общаешься. Это нормально, но ваши наблюдения, наверное, не на пустом месте сформировались. Вы это видели на тренировках – точно так же в столовой, в самолете. Возможно, есть какой-то перегиб в этом плане. 

– Это отражается на поле?

– Для меня это не проблема – я уже привык.

– Я не эксперт и не действующий футболист, но у меня едва ли не в каждой игре складывалось впечатление, что вы чувствуете себя не в своей тарелке. Есть мнение, что Блохин не знал на сто процентов, каким образом вас надо использовать на поле.

– Да, вы правы. Но я не считаю, что это проблема тренера – это проблема команды. 

– Несыгранность или что? Уже ведь столько времени прошло…

– Да нет, не это. Просто это не совсем моя игра. Я могу просить, чтобы мне чаще давали мяч на ход, но это не всегда получается у наших защитников…

– Если напрямик: насколько велика часть вашей вины в плохом сезоне?

– Я, мягко говоря, не в восторге от себя и не собираюсь перекладывать свою часть вины на кого-то другого. Достаточно посмотреть статистику. Я забил пять мячей в чемпионате Украины, сделал три или четыре ассиста. Для меня это ненормально, это минимум. Один гол в двух матчах – такой график у меня был в Голландии. Сколько там я провел матчей в чемпионате? 25 или 26, кажется. И всего лишь пять голов… Тут дело не в том, что я не до конца вписываюсь в манеру игры команды – тут есть и моя вина.

– В чем она заключается? Вы готовы сказать, что работаете с такой же самоотдачей, как и до приезда в Киев?

– Да. Я вкалываю каждый день, выкладываюсь на тренировках, пытаюсь выйти на свой топ-уровень, но не получается.

– Есть такое мнение, что при Блохине футболисты не знали досконально, чего им ждать от соперника: скрупулезных и максимально детальных разборов не происходило.

– Ну, если кто-то и мог выразить такое мнение, то наверняка легионеры. Я с этим могу согласиться.

– Почему именно легионеры?

– Дело в том, что украинцам проще – они в этом чемпионате провели всю жизнь, им известны все команды, их манеры игры, их сильные, слабые стороны, их опасные игроки. Для меня это новое соревнование, я не знаю те команды, против которых мы выходим. С другой стороны, говорить, что мы не имели никакой информации, – категорически нельзя. Я скажу так: могло быть лучше. Но все может быть лучше. Наверное, даже игра Барселоны может быть лучше.

– Закрывая эту тему. Какое общее впечатление сложилось о Блохине? Если вас спросят, например, в Голландии, каким был этот тренер, то, что вы о нем расскажите?

– Не знаю даже… Не так уж и много мы работали. Конечно, довольно много произошло, но я не думаю, что все истории надо выносить на публику.

– Какое мнение сложилось у вас об украинском чемпионате? 99% иностранцев в ответе на этот вопрос говорят, что наш чемпионат ориентирован на физический футбол.

– Чемпионат Украины очень отличается от голландского. Там играют в более тактический, более умный футбол, надо больше думать головой. Тут много борьбы, очень много.

– В одном из прошлых интервью вы говорили, что любите пообщаться с арбитрами во время игры. Вы часто вступаете в дискуссию с украинскими судьями?

– Нет. За это полагается желтая карточка.

– Ну, это не мешало вам быть большим оратором в Голландии. Или тут судьи строже?

– Да. В Голландии я подходил к арбитрам, когда видел, что они неправильно трактуют тот или иной эпизод. В Украине я тоже пару раз попытался, но сразу же получал желтые карточки. Теперь я тихий.

– Недавно полузащитник Днепра получил прямую красную карточку за нецензурную лексику в адрес судьи. Вы ругаетесь в случае несправедливости на своем языке или только шепотом?

– Да, на своем – они ведь его не понимают все равно (улыбается).

– Мбокани тоже так думал в матче против Туна.

– Кстати, да. Иногда, наверное, надо говорить совсем тихо.

– В последнем матче за сборную Голландии вас удалили с поля. Зачем вы толкали колумбийца Армеро?

– Я лежал на газоне, а он пнул меня ногой. Понятно, я вскочил, еле прикоснулся к нему, а он упал так, словно я его из ружья расстрелял. Провокация в чистом виде!

– Часто сталкиваетесь с подобными футболистами в украинском чемпионате?

– Да, есть такие, которых стоит только коснуться, а человек уже лежит. Но это везде так. Таков футбол.

– Из-за того удаления Луи ван Гал не вызвал вас на следующий спарринг?

– Да, только из-за этого.

– Можете описать вкратце ван Гала? Любопытно узнать что-то интересное о таком масштабном тренере от игрока, который с ним вместе очень много работал.

– Это действительно очень большой специалист. Вкратце и не расскажешь…

– Чем он отличается от других тренеров?

– У него все играют в футбол – от вратаря до центрального нападающего. И это не такой футбол, что мяч бьется вперед, ты за ним бежишь – и так весь матч. Умный футбол все 90 минут, даже тогда, когда соперник очень силен и прилично прессингует. Ван Гал был чемпионом с Барселоной, с Баварией, с АЗ, когда я там выступал. Эти говорящие результаты.

– Как часто вашу голову посещают мысли о чемпионате мира? Вы живете этими ожиданиями?

– Нет, не могу так сказать, все-таки еще прилично времени до чемпионата. Я скорее думаю о том, чтобы в каждой игре показывать топ-уровень.

– Ван Гал и его ассистенты просматривают матчи Динамо, наблюдают за вами?

– Да.

– Вообще, футбол, наверное, намного легче, когда рядом в нападении с тобой играют Робин ван Перси и Арьен Роббен?

– Дело в том, что мы понимаем друг друга интуитивно. С детства нас учили играть в одной манере. Все голландские футболисты к ней приучены. Когда попадаешь заграницу – приходится немного переучиваться. Хотя в Англии, Испании, Италии, Германии футбол в основном похож на голландской. В Украине по-другому – из-за этого иностранцы тут адаптируются не очень быстро.

– Вы уже адаптировались на сто процентов?

– В бытовом плане – да, в игровом – не полностью. Я уже говорил об этом.

– Давайте тогда о бытовом. Как выглядит обычный день Джермейна Ленса в Киеве.

– Просыпаюсь, иду в душ, завтракаю. Потом еду на базу, тренировка. После – иду куда-то пообедать или питаюсь дома. Потом у меня такая себе фиеста, отдыхаю. Вечером – могу куда-то сходить, где-то поужинать или пройтись по магазинам, но, как правило, я дома смотрю фильмы или футбол.

– Украинский футбол смотрите?

– Больше европейский смотрю, чем украинский.

– Вы не чувствуете себя одиноко тут?

– Нет.

– Джермейн, давайте попробуем поговорить о приятном. Что хорошего, полезного с футбольной точки зрения случилось у вас с того момента, как вы подписали контракт с Динамо?

– Немного… Да, совсем немного.

– У вас есть ощущение хотя бы минимального прогресса в вашей игре?

– Нет.

– Какой матч в составе Динамо можете привести, как эталон вашей лучшей игры?

– У меня не было такого матча.

– Вам часто бывало стыдно за вашу игру на протяжении этого сезона?

– Конечно. Очень часто.

– Вы перешли на такие лаконичные ответы.

– Ну да (грустно улыбается).

– У вас достаточно мотивации для борьбы за бронзовые медали чемпионата Украины?

– Да. Тут дело не в том, за что мы сейчас ведем борьбу, а дело в профессионализме. Моя мотивация в том, что я хочу играть на том персональном уровне, который меня удовлетворяет. Этот уровень мог бы принести команде много пользы. Я хочу занять в этом сезоне настолько высокое место, насколько это возможно теперь. Я хочу всем показать, на что способен – это моя мотивация; я хочу выиграть Кубок Украины – это тоже мотивация; наконец, я хочу поехать на чемпионат мира – и это тоже является моим стимулом.

– Бенуа Тремулинас попросился в аренду зимой, чтобы почаще мелькать перед глазами тренера сборной Франции и поехать на чемпионат мира. Хотя бы на минуту вы задумывались об аренде зимой с такой же целью?

– Нет, не задумывался.

– Ваш агент часто рассказывает вам о предложениях от других команд?

– Я знаю, что предложения есть.

– О каких странах речь?

– Это не мое дело: агент этим занимается, это дело между ним и Динамо.

– Приезжая из ПСВ, вы говорили, что поменяли Эйндховен на Киев, чтобы регулярно выступать в Лиге чемпионов. Очевидно, Динамо второй сезон подряд будет стартовать в Лиге Европы. Являетесь ли это причиной, чтобы думать о смене клуба?

– Да.

– "Да" – и все?

– Я уже выступал в Лиге чемпионов с АЗ, я забивал там и вообще показал себя очень неплохо. Я хочу вновь выступать в Лиге чемпионов. Если не с Динамо, так с другим клубом. Но! Я подписал контракт с Киевом на четыре года, у меня еще есть три в запасе. Чтобы ни случилось, я буду профессионально отрабатывать свой контракт. Это то, что я могу гарантировать.

[news id="1265839"]

Новости в одном приложении: "Телеграф (Android, iOS)" - читать удобнее!
загрузка...
Добавить комментарий

*

Перед написанием комментария ознакомьтесь с правилами.
Новости: В ближайшие дни в Украине будет похолодание
В ближайшие дни в Украине будет похолодание
Новости: Шовковский больше не сыграет в Лиге чемпионов
Шовковский больше не сыграет в Лиге чемпионов
Новости: Кесарево сечение влияет на эволюцию человека
Кесарево сечение влияет на эволюцию человека
Новости: Какая стоимость продуктов по состоянию на 6 декабря 2016 года
Какая стоимость продуктов по состоянию на 6 декабря 2016 года