Вверх
Мобильная версия

Врач "Динамо" о тайных страхах игроков киевского клуба

Врач "Динамо" о тайных страхах игроков киевского клуба
Леонид Миронов
03:33 Вт, 27 Май 2014 Телеграф

Врач киевского "Динамо" отметил свое 65-летие и рассказал о своей жизни в "Динамо".

Спортивной медицине Леонид Миронов служит уже 40 лет, а в футболе прошел все этапы – начиная с полулюбительских турниров и заканчивая Лигой чемпионов и чемпионатами мира и Европы.

На днях подполковник медицинской службы запаса, старший врач ФК "Динамо" (Киев) отметил свое 65-летие,, передает газета "Команда". 

– Леонид Андреевич, для 65-ти вы просто в отличной форме. Работаете над собой?

– Стараюсь. Бегаю кросс, работаю в тренажерном зале. Не всегда хватает времени, но как только выпадает свободная минута, пытаюсь ее использовать. За одну оздоровительную тренировку могу пробежать пять, а то и шесть километров. Личный пример – эффективный метод воспитания молодежи. Так нас учили еще в советское время.

– Когда вы решили, что спортивная медицина—это ваше призвание?

– Когда работал в киевском СКА. Моя жизнь была тесно связана с армией. Пройдя военную кафедру в институте, стал аттестованным офицером. Призвали на службу, и я, особо не разбираясь, подписал контракт с министерством обороны на 25 лет...

Вообще-то начинал я в Житомире, в местном "Автомобилисте". Занимался обычным врачебным контролем и лечебной физкультурой. В то время в штате команды мастеров второй лиги был один медицинский работник, поэтому мне приходилось выполнять работу и санитара, и массажиста. По ходу дела нужно было переучиваться, интересоваться всеми областями медицины, которые могли быть полезны в футболе. Впрочем, пара стекляшек хлорэтила – вот и весь арсенал доктора в те времена. Тогда даже в самых радужных мечтах мы не могли представить все то, что применяется сейчас!

– Поменялась, впрочем, и физиология спортсменов. Вы согласны, что тогда они были здоровее, что ли?

– Конечно. Поколение людей, родившихся в послевоенное время, обладало очень серьезными качествами. Наверное, такое здоровье им передалось на генетическом уровне. У них был совсем другой иммунитет.

– Ветераны говорят, что раньше футболисты могли курить, выпивать, и это им почти не мешало...

– Большинство ребят действительно так и делало. Будучи молодым врачом, я просто удивлялся, как их организм выдерживает такие нагрузки на фоне постоянного отравления никотином и алкогольных ударов.

– Нагрузки были выше, чем сейчас?

– Поверьте, они были просто колоссальные! Причем без каких-либо научных обоснований, без методов контроля. Все шло по наитию, зависело от интуиции тренера. Как он видел, так и делал.

– Сейчас в команде не у кого и сигарету стрельнуть.

– На мой взгляд, 90% футболистов перестали употреблять никотин, а алкоголь если и встречается, то очень редко и в небольших количествах. Во всяком случае, такая картина наблюдается в "Динамо", где жесточайший контроль. Когда игроки собираются на базе, они первым делом идут к нам, и даже визуальной оценки порой хватает, чтобы определить – вчера что-то было (улыбается).

– В вашем деле не бывает мелочей, все должно рассматриваться в комплексе, но на что все-таки нужно обращать внимание в первую очередь?

– На профилактику травм и заболеваний. Так было во все времена. Нужно убирать все хронические очаги инфекции, которые, возможно, не мешают играть, но ограничивают рост функциональных возможностей.

– Выходит, Николай Павлов прав, когда штрафует своих подопечных за каждый не вылеченный зуб?

– На сто процентов! В западных клубах это прописная истина.

– Так, может, пора вводить в штат команды стоматолога?

– Нет (улыбается). Помню, еще в советское время Владимир Малюта поставил на старой базе "Динамо" стоматологическое кресло. Оно там до сих пор стоит, и мы планируем заключить договор с одной из клиник, чтобы перед началом каждого сезона ее представители приезжали к нам и осматривали футболистов.

– В своей карьере вы часто сталкивались с проблемой употребления допинга футболистом?

– Начну с того, что в футболе она слишком гиперболизирована. Прием запрещенных препаратов никак не вписывается в сам ритм футбольной жизни, игроки не хотят рисковать своим здоровьем и репутацией, а если и случаются какие-то единичные случаи, то происходят они из-за дичайшей безграмотности врачей или глупости футболистов, которые пытаются кому-то что-то доказать.

В то же время медико-биологическое обеспечение игроков никто не отменял. Футбол стал настолько высокоинтенсивным, в нем стало столько атлетизма, что без правильного восстановления тяжело добиваться результатов на самом высоком уровне.

Один плохой случай у меня был. Работая в киевском "Арсенале", я сделал так называемую блокаду белорусскому полузащитнику Александру Данилову, которого беспокоил шейный отдел. Ничего запрещенного в этом нет, но по правилам этот факт надо было задекларировать. Сейчас, кстати, по данной процедуре этого делать уже не нужно.

– Забыли?

– Произошла сугубо механическая ошибка. Дело в том, что я находился в состоянии психологического аффекта: как раз во время допинг-контроля мне сообщили, что в ДТП попала моя дочь. На КДКя попытался объяснить, почему это произошло, но люди отводили глаза в сторону. А потом успокоили тем, что вместо двухлетней дисквалификации меня наказали на девять месяцев. Бог им судья...

– Насколько важно сейчас взвешивание игроков? Раньше этому придавали огромное значение.

– Считаю, что эта проблема несколько надуманна из-за того, что многие тренеры не совсем правильно оперируют понятием оптимального веса. Формулы идеального веса не существует. В летний период у профессионального футболиста колебания могут доходить до пяти килограммов в сутки!

Медицинский комитет УЕФА четко сформулировал понятие оптимального веса игрока. Таковым является тот показатель, при котором футболист демонстрирует свои лучшие результаты. На этом, пожалуй, поставлю точку, потому что существуют еще жировые показатели, а это уже медицинские дебри.

– Хоккеисты говорят: "Какое питание, такое и катание". Футболистов тяжело накормить?

– Спортивное питание – это наша головная боль. Дело не в кухне, которая у нас поставлена на самом высоком уровне, и не в качестве продуктов – с этим тоже нет никаких проблем. Дело в том, как ребят в детстве научили кушать родители, в самообразовании игроков, ведь детские привычки искореняются труднее всего. Если парень любит есть чипсы и запивать их колой, как его переучить? Да он ведь как наркоман уже!

– Владимир Мунтян запрещал футболистам пить такие напитки. Порой – под угрозой штрафа.

– И правильно! Мы делаем то же самое, но в ранг закона, по которому следуют жесткие санкции, это пока не возведено. Повторюсь, все зависит от личных моментов. Вот у наших европейцев совсем другая культура. Я ни разу не видел, к примеру, чтобы Мигел Велозу вдень игры взял себе на обед жареную курицу. Только отварную!

– Во многих клубах легионеры редко кушают первые блюда. А как у вас?

– Точно также. Наши традиционные супы они почти не едят, хотя борщ многие уже полюбили.

– С кем из иностранцев работать было сложнее к всего?

– Да они все нормальные ребята! Но если продолжать тему питания, то мне вспоминаются Бетао и Леандро Алмейда, которые любили поесть ночью. Прямо в номер перед матчем заказывали огромные чаны картофеля фри. Ужас.

– В "Шахтере" в день игры на завтрак дают черную икру. Какие особенности существуют у вас?

– У нас тоже присутствует икра, но, правда, красная. В день матча это действительно необходимо. Одно время, когда мы выступали в Лиге чемпионов, была и черная – уникальный по своей биологической ценности продукт, но очень дорогое удовольствие. На чемпионате мира в Германии, кстати, мы это практиковали и накануне игры, и в день поединка.

– Кофе вы не запрещаете?

– В умеренных количествах этот напиток полезен, но я всегда требую от футболиста протестировать самого себя. Спрашиваю, не мешает ли ему кофе перед сном, и если он отвечает, что нет, я ему рекомендую – перед игрой к кофе не подходи и близко, он тебе ни к чему, лучше выпей зеленый чай. А то, наоборот, кофе будет только угнетать нервную систему. На людей ведь кофеин действует по-разному.

– Какова оптимальная норма кофе в день?

– Не более трех чашек, но есть много игроков, которые могут выпить в два, а то и в три раза больше.

– Кто на вашей памяти главный кофеман?

– Сергей Закарлюка – один из самых моих любимых футболистов. Мы с ним работали и в ЦСКА, и в донецком "Металлурге", и в "Арсенале".

– Непростой парень.

– Непростой, но игрок очень талантливый.

– С нынешним наставником "Динамо" вы работали еще в бытность его футболистом. Сергей Ребров сильно изменился?

– Конечно. Сейчас это совсем другой человек. Впервые мы с ним встретились во время отборочного турнира ЧМ-2006.

– Возиться с ним приходилось?

– Нет. Вспоминается разве что подготовительный сбор уже непосредственно перед поездкой в Германию (в сборную попал благодаря Семену Альтману). Ребров идеально отработал в Турции, но буквально за два дня до окончания сбора получил мышечный микронадрыв. К счастью, наша служба поставила его на ноги, и он сыграл на мундиале.

– Как футболист он был вредный. Согласны?

– Я бы поставил вопрос не так. Да, парень с характером, но этим отличаются все великие игроки.

– В настоящий момент ему это скорее поможет, чем помешает?

– Конечно. Не стану сейчас рассуждать о том, какую колоссальную школу он прошел в "Динамо", в Англии, в Турции и в России, но его целеустремленность поражала меня всегда. Как только Сергею выпадала возможность, он тут же садился в самолет и куда-то летел, чтобы получить новые знания, чтобы совершенствоваться. Порой ночами не спал, все время в дороге. Придет ко мне и говорит: "Андреевич, дайте мне что-то, витамин какой-то, нужно быть в тонусе".

Дотошный во всем – и не стесняется учиться, это очень важно. Я на базе, по сути, круглые сутки, но Ребров может составить мне в этом конкуренцию. Думаю, из наших специалистов это тренер совершенно новой футбольной формации.

– Чемпионат мира в Германии стал одним из самых ярких событий в вашей карьере?

– Вне всяких сомнений. У нас был просто колоссальный эмоциональный подъем. Наверное, как во время войны, когда люди настолько концентрируются на одной цели, что забывают обо всех других делах. Тогда у нас команда была одной семьей. Работали, как конвейер.

– Существует ли какая-то специфика в вашей деятельности на таких турнирах?

– Безусловно. Самое главное – не растеряться, ведь все происходит очень быстро. Подготовка, игра, восстановление, потом снова игра. Мелкие травмы, ушибы, тренировки, отчеты. Голова может кругом пойти. Физиотерапевты, массажисты работали буквально целые сутки!

– Так, может, на волне всей этой концентрации Владиславу Ващуку и причудились лягушки, которые якобы помешали сборной подготовиться к стартовому поединку турнира?

– Хотите – верьте, хотите – нет, но рядом с отелем было небольшое озеро, и те ребята, у которых окна выходили на эту лужу, на самом деле не могли выспаться. Знаете, это как храп. Кому-то он не мешает, и человек спокойно спит, а кто– то глаз сомкнуть не может. Так что Влад Ващук ничего не придумал (улыбается). Было – подтверждаю!

– Самый легендарный тренер в вашем представлении...

– Каждый из наставников оставил по себе добрую память, но человеку свойственно запоминать своих первых учителей, поэтому я выделю тренера СКА Алексея Мамыкина. Вот уж действительно был специалист, но реализовать себя в полной мере не смог из-за целого ряда трагических событий в семье. Выдающийся наставник. От Бога!

– Самая колоритная командировка в вашей карьере.

– Работа в "Алании", куда меня позвал с собой Владимир Мунтян. Восток – дело тонкое (улыбается). Опыт, конечно, получил большой. Познакомился с очень дружелюбным народом, но в работе им это качество не всегда помогало. Мне там, кстати, приходилось в два раза больше бегать и плавать слишком уж вкусные осетинские пироги (улыбается).

– Самый мнительный футболист на вашей памяти.

– Тут двух мнений быть не может – Олег Венглинский. Классный парень, но головная боль для любого врача. С Айилой Юссуфом хватало проблем.

– Сколько ему лет на самом деле?

– Об этом мало кому известно, но намного больше, чем задекларировано в официальных документах. При желании все это элементарно можно проверить.

– Кто сейчас в "Динамо" самый надоедливый?

– Если в хорошем смысле этого слова, то Женя Селин. Вот он действительно серьезно относится к своему здоровью.

– А кого к вам в кабинет нужно тянуть силой?

– Раньше таким был другой Женя – Хачериди, но с недавних пор он в корне изменил свое мнение по поводу медицины. А то ведь на каждом углу кричал: "Мне это не нужно, я массаж никогда не делал и делать не буду". С такими контрактами, как сейчас, безответственных ребят практически не осталось.

– Смотришь на поведение Евгения Хачериди, Дениса Гармаша, а иногда и Андрея Ярмоленко, и думаешь – может, к вам в штаб психоаналитика позвать?

– Думаю, ребята это перерастут. Медицинский комитет УЕФА признает, что проблема психо-эмоциональной устойчивости футболистов стоит сегодня на первом месте.

– Так вот в чем резерв "Динамо"... Вы согласны с тем, что нынешнее поколение ребят нужно учить не столько играть в футбол, сколько мыслить и жить?

– Безусловно. Но тут все зависит от тренера, который должен вникать абсолютно во все аспекты жизни спортсмена. Воспитательную работу никто не отменял. Наставник всем своим поведением, всеми своими действиями может дисциплинировать команду. Тот самый личный пример, с которого мы с вами начали разговор.

[news id="1300289" name="" img=""]

Новости в одном приложении: "Телеграф (Android, iOS)" - читать удобнее!
Новости: Sony реализовала 50 млн консолей PlayStation 4
Sony реализовала 50 млн консолей PlayStation 4
Новости: Поклюка. Результаты мужского спринта
Поклюка. Результаты мужского спринта
Новости: Храп опасен для жизни
Храп опасен для жизни
Новости: Ученые заявили, что Землю накроет еще одна магнитная буря
Ученые заявили, что Землю накроет еще одна магнитная буря