Вверх
Мобильная версия

Осведомленность в сексе

Осведомленность в сексе
Любовная парочка.
20:25 Пн, 22 Октябрь 2012 Телеграф
Фото: zaycevnett.ru

Современное общество демонстрирует бепрецедентную осведомленность во всем, что каcается секса. А также озабоченность им.

Вроде бы никто не отрицает, что секс - это "личное дело", и взрослый человек имеет право самостоятельно решать - когда, где, с кем и как часто. Но вместе с тем мы живем в обществе, в котором для каждого подразумевается половая активность - секс выходит далеко за пределы наших спален. "В нынешнем социуме культивируется "секс напоказ", своего рода массовый эксгибиционизм - конечно, не открытый, а косвенный. Причины этого - как социальные, так и индивидуальные, и даже психопатологические", - говорит психоаналитик Марк Сандомирский.

О времена, о нравы

Человечество не знало времен без секса - другое дело, что в разные эпохи отношение людей к этой теме менялось. Древние воспринимали секс как нечто само собой разумеющееся - точно так же, как смерть. Средневековье, при помощи католической церкви, внесло свои коррективы в этот вопрос, но и тогда интимная жизнь Европы отличалась разнообразием и энергичностью. Пока, наконец, не пришла Викторианская эпоха, больше других преуспевшая в деле полового закрепощения. Отрицание сексуальных импульсов, чувств и желаний считалось в то время хорошим тоном - викторианцы общались друг с другом так, словно ни у мужчин, ни у женщин не существовало половых органов.

"Затем, в двадцатые годы, буквально в одночасье все изменилось. Знаменем либеральных кругов стало убеждение, что противоположная подавлению позиция - а именно, половое воспитание, свобода слова в области секса и открытое выражение своих половых эмоций – должна оказать благотворное воздействие и является единственно возможной для просвещенного человека, - пишет знаменитый американский психолог Ролло Мэй в своей книге "Любовь и воля". - За удивительно короткий срок после окончания Первой мировой войны мы перестали вести себя так, словно секса вообще нет, и принялись только о нем и говорить. Мы стали уделять ему больше внимания, чем любое другое общество со времен Древнего Рима".

Книга Мэя вышла в свет в 1969 году, когда сексуальная революция уже похоронила под обломками пуританской морали все стеснение и стыд, связанные с темой секса, а в обществе - как европейском, так и американском, - воцарилась эйфория от осознания: можно все. Пациенты психоаналитиков в те годы были абсолютными детьми своего времени: очень много говорили "про это", отличались большой половой активностью и не испытывали практически никаких нравственных сомнений на счет того, что заниматься любовью нужно когда угодно и с кем угодно.

Однако вскоре стало ясно: долгожданное раскрепощение не принесло желанного облегчения. Сексуальная свобода, казавшаяся залогом счастливой жизни, обернулась ничуть не меньшей проблемой - как бы "закрепощением наоборот". Ролло Мэй объясняет: "Если люди викторианской эпохи не хотели, чтобы кто-нибудь знал о том, что секс их волнует, то мы такой скромности стыдимся. Проблемами наших пациентов часто являются фригидность и импотенция, но мы с удивлением и грустью замечаем, как отчаянно они пытаются скрыть от всех отсутствие у них половых ощущений. Воспитанный мужчина или воспитанная женщина викторианской эпохи чувствовали себя виноватыми, если получали удовольствие от секса; мы же чувствуем себя виноватыми, если удовольствия не получаем".

Оргазм во спасение

Что же заставляет нас так рьяно стремиться к половой активности? Социальные причины Марк Сандомирский видит в формировании общества массовой культуры и потребления, существенные черты которого - инфантилизация, недостаточно серьезное и ответственное отношение к разным сторонам жизни, включая сексуальность. Свою роль играет и эстетика потребления: живи так, чтобы на тебя был спрос, украшай себя, оставайся юным, блюди сексуальную привлекательность. Под давлением стереотипов мы начинаем относиться к своему телу, как к товару, критерий успешности которого - большой спрос. Оскорбительное для человека викторианской эпохи слово "сексуальный" для нас стало едва ли не самым желанным комплиментом.

Гораздо более конкретны и очевидны причины индивидуальные: "Секс превращается в символ социального успеха особенно для тех людей, которые буквально снедаемы желанием этого успеха не просто добиться, но обязательно продемонстрировать окружающим, - объясняет Марк Сандомирский. - В том числе выставить напоказ свои отношения, чтобы доказать "успешность" другим, а на самом деле - самому себе. Подобное поведение и восприятие сексуальности - не что иное, как преодоление (гиперкомпенсация) глубоко коренящегося комплекса неполноценности".

Сексуально озабоченные искатели успеха не задумываются, что количество связей, которыми они бравируют, обратно пропорционально качеству отношений. Не понимают: подобный "успех" выглядит привлекательно лишь в глазах таких же, как они сами, - тех, кто пытается убежать от собственных комплексов, людей наивно-тщеславных и внутренне незрелых. Ведь в их поведении проявляется не взрослая, а детско-подростковая групповая ментальность -стремление похвастаться и посоревноваться. "Нередко это является отражением глубинного душевного дискомфорта, тщательно скрываемой инфантильной неуверенности в себе и непринятия себя, - продолжает психоаналитик. - И тогда демонстративная, преувеличенная сексуальность выступает как психологическая защита, попытка бегства от нерешенных экзистенциальных проблем".

По словам Ролло Мэя, главный мотив "озабоченности" - это стремление к самоутверждению, способствовавшее некогда распространению идеи равенства полов и взаимозаменяемости ролей в сексе. Благородная на 1-й взгляд идея, по его мнению, порочна: потребность доказать свою идентичность с партнером означает подавление собственных неповторимых чувств, вносит вклад в то положение вещей, при котором мы становимся машинами даже в постели.

Еще один мотив, озвученный американским психологом, - надежда на спасение от одиночества: "С ней рука об руку идет отчаянное стремление избавиться от ощущения пустоты и угрозы апатии; человек охает и содрогается, рассчитывая в ответной дрожи тела партнера найти подтверждение того, что его собственное тело еще не умерло; он жаждет ответной реакции, надеясь найти в ней подтверждение того, что его чувства еще живы". Эту мысль развивает психоаналитический психотерапевт Светлана Бронникова: "Немалая часть участников "гонки за сексом" рано или поздно обращаются за психотерапевтической помощью в стремлении научиться желать, вожделеть, испытывать страсть и то ощущение блаженства, о котором все говорят и пишут. Удовлетворив любопытство и будто даже удостоверившись в собственной сексуальной неотразимости, но ощущая себя при этом все более несчастными, такие люди надеются, что психотерапевт поможет обрести незнакомое чувство полноты бытия и интерес к жизни".

Это желание ощутить жизнь напрямую связано с еще одной причиной, выявленной Ролло Мэем: "Одержимость сексом помогает современному человеку скрывать страх перед смертью. Мы, люди XX века, меньше защищены от этого всеобщего страха, поскольку утратили веру в бессмертие, которой были вооружены наши предки. Половая активность - это самый удобный способ заглушить внутренний ужас перед смертью".

Потерянный рай

Одержимость сексом породила множество проблем как для общества в целом, так и для отдельного человека. Но, пожалуй, одно из самых печальных ее последствий - то, что для множества людей секс стал настолько же бессмысленным, насколько доступным. В современном социуме это уже не сакральное действо, "человеческий двойник космического процесса", которым его считали наши далекие предки. "Притупляя чувства во имя улучшения показателей, используя секс как орудие самоутверждения, пряча чувствительность под слоем чувственности, мы выхолостили и опустошили секс", – резюмирует Ролло Мэй.

Теперь это во многом бухгалтерия и соревнование с борьбой за результат: сколько партнеров у меня было? Сколько мужчин меня хотят? Умею ли я доставлять удовольствие другому? Правильно ли владею техникой секса? Мы изо всех сил стараемся соблюдать график занятий любовью - 3 раза в неделю, и ни разом меньше (тут, правда, возможны варианты). "Если пары отстают от графика, то начинают беспокоиться и считают своим долгом заниматься сексом вне зависимости от того, хочется им этого или нет, - пишет психолог. - Если мужчина не поспевает за этим графиком, ему кажется, он теряет свой мужской авторитет, а если женщина долгое время не вступала в связь с мужчиной или с ней по крайней мере не заигрывали, ей кажется, она утратила женскую привлекательность".

В такой ситуации логично появление постоянного беспокойства. "Нам то и дело твердят, что все вокруг якобы занимаются сексом, как кролики, и это нас тревожит, - говорит Петра Бойнтон, психолог из Университетского колледжа в Лондоне. – Вокруг секса слишком много шумихи, и, поскольку вся наша современная культура им пронизана, люди думают, будто не уделяют ему достаточно внимания". Ощущение, что живешь "не так" и хочешь не того же, что и "все", порождает чувство неполноценности, избавление от которого видится лишь в увеличении количества половых контактов. Замыкается порочный круг: секс сводится к стратегии снятия беспокойства, и тем самым готовится почва для последующей импотенции и утраты эмоциональности.

"Половых рекордсменов отличает редко осознаваемая невыносимая зависть ко всякому, кто, по их интуитивному чувству, способен отдавать себя в любви, испытывать наслаждение не только от телесного контакта с партнером, но и в простых ежедневных радостях. Для них это - недоступная роскошь", - говорит Светлана Бронникова. Бесконечная череда неудач в обретении чувственности и физических радостей нередко заставляет бежать прочь от всякой сексуальности и переходить в стан активных сторонников аскетического образа жизни. "Однако попытка сделать шаг в сторону от сексуального хотя и является в этой ситуации более аутентичной (соответствующей актуальному состоянию психики и тела), все-таки не решает проблему - не избавляет от переполняющего душу отчаяния, безысходности и безжизненности", - добавляет психоаналитический психотерапевт.

Отдельная история - психопатологические корни одержимости сексом. "Демонстративная гиперсексуальность может быть симптомом болезни, серьезного душевного расстройства - при гипоманиакальных состояниях, которые характеризуются легко выраженными признаками маниакального синдрома – в форме оптимистически-радостного настроения, повышенного самочувствия, стремления к деятельности, - объясняет Марк Сандомирский. - Подобные состояния часто встречаются среди тех, кто кичится своей "успешностью". Вот и выходит, что, выставляя напоказ интимную сторону своей жизни и к тому же соревнуясь, "кто больше", люди подражают... психически больным!" Если ситуация стала серьезной, Светлана Бронникова советует обратиться за профессиональной помощью: "Работа с психотерапевтом позволяет осторожно приблизиться к бессознательной сути бесчувственности и сильной тревоги - через возвращение к раннему детскому травматическому опыту разочарований и душевной боли. Переработка этого опыта и приведет к исцелению".

Новости в одном приложении: "Телеграф (Android, iOS)" - читать удобнее!
Новости: Эта популярная приправа опасна для здоровья
Эта популярная приправа опасна для здоровья
Новости: "Заря" проиграла "Манчестер Юнайтед" и покинула Лигу Европы
"Заря" проиграла "Манчестер Юнайтед" и покинула Лигу Европы
Новости: Новый год 2017: сравнение домашних и ресторанных празднований в ценах (Фото)
Новый год 2017: как и на чем сэкономить (Фото)
Новости: Джоли и Питт: новые подробности развода
Джоли и Питт: новые подробности развода