Следователям ГСУ Нацполиции трижды не удалось арестовать имущество харьковского завода для передачи в АРМА

Автор
1866
Следователям ГСУ Нацполиции трижды не удалось арестовать имущество харьковского завода для передачи в АРМА

Адвокаты предприятия утверждают, что следствие и Офис генпрокурора с помощью Нацагентства создают условия для расхищения наследственного имущества харьковского предпринимателя в пользу одной из наследниц.

После смерти предпринимателя Леонида Гайшука осталось наследство в виде недвижимого имущества, общей площадью около 27 000 кв.м., принадлежащего лично ему и корпоративных прав на три предприятия. Последние являются собственниками денежных средств, находящихся на счетах в банках в сумме более 13 млн.грн. и движимого имущества в виде оборудования, готовой продукции, сырья на общую сумму более 75 млн. грн., сообщает Дозор.UA.

В настоящее время в производстве Главного следственного управления НП Украины (следователь по ОВД Горохов А.Г.) находится уголовное производство №12020220000000533 по факту незаконного завладения неустановленными лицами имуществом, умершего 17.04.2020 года Гайшука Л.Л. и его предприятий в особо крупных размерах. Процессуальное руководство осуществляет Офис генерального прокурора Украины (Манжелей).

По словам адвоката вышеназванных предприятий Ольги Корневой, складывается впечатление, что в настоящее время Главное следственное управление (ГСУ) Нацполиции Украины и процессуальные руководители Офиса генпрокурора (ОГП) активно создают условия для расхищения всего движимого имущества и денежных средств указанных предприятий на общую сумму более 88 000 000 гривен.

При этом, со слов адвоката, и ГПУ, и ОГП на сегодняшний день осуществляют действия в пользу лишь одной наследницы – Полуэктовой Марии, которой по окончании законной процедуры наследования должна достаться доля не более 1/3, тогда как вторая сторона (двое малолетних сыновей Л.Гайшука в возрасте 5 лет и 1 год), которую следствие преподносит как рейдеров, претендует на 2/3 наследственной массы.

Как сообщают СМИ, интересы Марии Полуэктовой также лоббируют некто Михаил Гончаренко («Гончарик») и его зять – бывший сотрудник СБУ Игорь Киреев, имеющие широкие коррупционные связи как в МВД, так и в ОГП.

Единственно возможным вариантом получения контроля над предприятиями (до вступления сыновей Л.Гайшука в наследство) и получения доступа к распоряжению движимым имуществом для семьи Полуэктовых остается наложение через суд ареста на корпоративные права субъектов хозяйствования и все объекты недвижимого имущества с последующей передачей их в управление АРМА. Назначив, согласно непрозрачной схеме, управителя, Нацагентство сможет обеспечить передачу аффилированному с семьей Полуэктовых субъекту хозяйствования корпоративные права всех предприятий покойного Л. Гайшука.

Управление корправами позволит Ирине Полуэктовой и Сергею Вакуленко уже на законных основаниях назначить своего директора ДО окончания процедуры наследования и полностью «растащить» движимое имущество предприятий. Под лозунгом «борьбы с рейдерами» и предлогом якобы «защиты прав наследников». Свободному расхищению движимого имущества способствует то обстоятельство, что за 9 месяцев расследования дела следствие так и не составило опись движимого имущества. Хотя именно оно, по версии следствия, является непосредственным объектом хищения.

НАРУШЕНИЕ КИЕВСКИМИ СУДАМИ ПОДСУДНОСТИ

Нацагентство по розыску активов, согласно действующему законодательству, самостоятельно управление имуществом не осуществляет и поэтому может заключить договор с «нужным» управителем, поскольку процедуры по определению управителя не совсем прозрачные.

После того, как в Печерском районном суде г.Киева, ГСУ и Офис генпрокурора в этом направлении потерпели фиаско, следователи и процессуальные руководители, очевидно, нашли более сговорчивых судей в Шевченковском и Святошинском районных судах столицы. Последние странным образом "не заметили", что и Офис генерального прокурора и Главное следственное управление Нацполиции зарегистрированы именно в Печерском районе г.Киева. После чего, в нарушение статей 132 и 171 УПК Украины, а также позиции Верховного суда (изложенной в определениях от 13.05.2020р. по делу №643/7208/20 и от 22.04.2020р. по делу №487/7605/19), с нарушением территориальной подсудности принимали к рассмотрению и удовлетворяли соответствующие ходатайства органа досудебного расследования и прокуроров.

Таким образом, 25 ноября 2020 года судьей Шевченковского районного суда г.Киева Слободянюк П.Л. с нарушением установленной законодательством Украины подсудности было рассмотрено и удовлетворено ходатайство о проведении на предприятиях Л.Гайшука обысков и аресте имущества. 18 декабря 2020 года ходатайство о передаче имущества в управление в АРМА было рассмотрено и удовлетворено судьёй Святошинского районного суда г.Киева Петренко Н.О. Однако 20 января 2021 года Печерским районным судом г.Киева арест был снят, что не позволило АРМА принять его в управление.

Не останавливаясь на достигнутом, следствие вновь обратилось с нарушением подсудности в Святошинский райсуд столицы, судья которого Новик В.П. уже 3 февраля 2021 года приняла очередное решение об аресте имущества и передаче его в управление АРМА. Однако 18.02.2021 г. Печерский суд вновь снял арест с имущества, в очередной раз разрушив планы рейдеров.

НАЦАГЕНТСВО АРМА: ДЬЯВОЛ В ДЕТАЛЯХ

Казалось бы что страшного в том, чтобы действительно наследственное имущество попало в управление государственному органу — Национальному агентству Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и иных преступлений? Вроде бы появятся государственные мужи, которые сохранят наследство до получения наследниками свидетельств о праве на наследство и, как результат – «хепи энд»… Но как всегда, дьявол кроется в деталях.

Нужно понимать, что все ходатайства по аресту и передаче в управления АРМА, касаются только объектов недвижимого имущества и корпоративных прав. Юристы понимают, что для обеспечения сохранности как первого, так и второго вида наследственного имущества достаточно просто наложить запрет на осуществление регистрационных действий относительно него. В этом случае отчуждение имущества невозможно, а следовательно оно не может никуда деться до снятия этого самого ареста.

Что касается недвижимого имущества Гайшука Л.Л. и его предприятий, а также корпоративных прав в этих предприятиях, то ни первое, ни второе не являлось предметом преступных посягательств даже по версии следствия. Почему же следствие так упорно «продавливает» передачу недвижимого имущества и обязательно корпоративных прав в управление АРМА, но при этом делает вид, что не существует никакого движимого имущества?

Ответ на этот вопрос становится понятным после изучения нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность АРМА. Так, согласно действующего законодательства, получив какое-либо имущество в управление, Нацагентство самостоятельно таковое... не осуществляет. АРМА объявляет конкурс на управление (подать документы имеет право любой субъект хозяйствования) и по окончании срока подачи документов, путём голосования «руками» АРМА определяет победителя конкурса и заключает с ним договор. При этом, нигде не оговорено, что выбран может быть лучший управитель.

Наоборот, закон чётко определяет, что лица, выбирающие победителя, действуют на основании... своего внутреннего убеждения. Поскольку объективной и прозрачной процедуры при определении победителя не существует, «интересные» объекты зачастую передаются в управление «своим» управителям, которые впоследствии расхищают имущество и исчезают.

А следствие и АРМА, вроде как и «не при чем» — хотели, дескать, как лучше. Получилось «как всегда».

Следует отметить, что только переданное в управление АРМА имущество, управитель не имеет прав отчуждать. В этой связи возникает логичный вопрос: почему следствие ни разу не ходатайствовало о передаче движимого имущества и денежных средств в управление в Нацагентство? Если бы следствие действительно объективно расследовало дело и защищало интересы ВСЕХ наследников, то движимое имущество также было бы описано и передано в управление АРМА.

В сегодняшних же обстоятельствах следствие и процессуальные руководители ОГП активно создабт условия семейству Полуэктовых для безнаказанного расхищения движимого имущества ЧФ «АЛЕКС-3», ЧП «АЛЕКСВУД» и ООО «НВ ФАБРИК» на общую сумму более 88 млн.грн., утверждает адвокат данных предприятий Ольга Корнева.

В качестве доказательства адвокат приводит следующие аргументы:

1. Несмотря на то, что объектом преступления по расследуемому делу является именно движимое имущество предприятий, следствием за 9 месяцев расследования данное имущество не описано, не признано вещдоком, на него не наложен арест и его не пытаются передать в АРМА.

2. При этом, следствие активно упорно, с нарушением территориальной подсудности «продавливает» вопрос передачи в управление в АРМА лишь недвижимого имущества и корпоративных прав в предприятиях. Т.е. по сути только того, что невозможно похитить, не оставив следов в реестрах и для обеспечения чего достаточно просто наложить запреты в тех же реестрах.

3. Управителю, избранному АРМА будет достаточно назначить директора предприятий умершего Гайшука Л.Л., который осуществит отчуждение всего движимого имущества, включая ценное оборудование, поскольку следствие и ОГП умышлено не признают его вещественными доказательствами, не описывают его, не накладывают на него арест и не передают его в управление в АРМА. Это бы сделало невозможным его законное и безучётное отчуждение.

Системный анализ указанных норм действующего законодательства, а также действий (бездействия) ГСУ НПУ и Офиса генерального прокурора, свидетельствуют о том, что служебными лицами указанных правоохранительных органов умышлено осуществляются действия, которые являются приготовлением к последующему похищению всего движимого имущества и денежных средств предприятий умершего Гайшука Л.Л. в особо крупных размерах, утверждает адвокат О. Корнева.

И несмотря на то, что следствие и процессуальные руководители действуют под лозунгами борьбы с рейдерами и декларируют защиту прав наследников умершего предпринимателя, на самом деле, они упорно не хотят видеть осуществлённую Ириной Полуэктовой попытку незаконного завладения 62,5% доли в наследственном имуществе путём введения суда в заблуждение, предоставив заведомо ложную информацию, что могло причинить наследникам многомиллионный материальный ущерб, а также на протяжении уже почти 10 месяцев расследования дела игнорируют наличие у умершего предпринимателя двух малолетних сыновей, которые также являются наследниками первой очереди, навесив на их мать (и фактическую жену Гайшука Л.Л.) Байбекову Елену, ярлык рейдера.