Жизнь в оккупации. Херсон: "аптеки" в багажниках, ценники в рублях и отсутствие связи

Читати українською
Автор
2650
Херсон
Херсон

Россияне в Херсоне уже чувствуют себя хозяевами

Во временно оккупированном Херсоне российские оккупанты уже начинают себя чувствовать хозяевами, в городе отсутствует украинская связь, а в местных магазинах ценники начинают дублировать в рублях.

Историей жизни в оккупации в Херсоне поделился пользователь сети под никнеймом "підпільник Кіндрат" в своем Твиттер. По его словам, на подконтрольную Украине территорию ему удалось попасть 11 июня, а потому во многом его слова еще актуальны.

По его словам, украинской связи и интернета в городе нет, а потому в разговорах со знакомыми в мессенджерах надо "фильтровать содержание", поскольку оккупанты могут наведаться домой с проверкой. То же касается и разговоров в людных местах.

В Херсоне также не работают супермаркеты, хотя "Сильпо" уже успели переделать на "социальный маркет", так что большую часть покупок горожане делают на стихийных рынках. Впрочем, он отмечает, что там с каждым днем становится все меньше украинских товаров, а качество российских зачастую низкое. На торговле с оккупантами также начинают зарабатывать местные "барыги".

"Привычная картина – это аптеки в багажниках ланосов, водка из помпы на разлив и х**новые контрабандные сигареты. Если вы курите и вы в Херсоне, мне вас жалко", — пишет он.

Вместе с тем он подчеркнул, что украинские овощи и фрукты все еще можно купить у местных селян.

Большая часть жителей Херсона ожидает, что в город придут Вооруженные силы Украины, а тех, кто поддерживает россиян не более 5%. При этом в местных органах управления работать желающих немного, в основном их завозят с ОРДЛО или Крыма.

Также на улицах уже можно встретить патрули российской полиции, которые уже чувствуют себя хозяевами.

Как сообщалось ранее, беженка из Скадовска (Херсонская область) рассказала, что в городе захватчики выискивают родственников бойцов ВСУ и часто пытают неугодных им украинцев. Кроме того, россияне даже начали травить украинских голубей, полагая, что те "какие-то не такие".