В Харькове маму 4 дня не пускали в реанимацию к дочке — в Минздраве заявили, что не могут заставить больницы исполнять закон

Читати українською
Автор
208
В реанимацию вход запрещен Новость обновлена 10 сентября 2021, 21:28
В реанимацию вход запрещен

Пока врачи боролись за жизнь маленькой девочки, ее мама вынуждена была бороться за свое законное право находиться рядом с ребенком в стрессовой для него ситуации

В ситуациях, когда мы уже вручили жизнь наших близких любого возраста в руки медицинских работников, но еще можем им помочь, оказывались многие. Вот только большинство из встревоженных родственников к этой самой помощи "люди в белых халатах" не допускали, сурово преграждая вход в отделение реанимации и интенсивной терапии больных. И зачастую несчастные родители (дети, супруги) едва ли не на коленях вымаливают возможность не просто поддержать, а хотя бы увидеть родного человека. Хотя уже несколько лет имеют на это вполне законное право, тем самым облегчая состояние самого больного и не утруждая уходом за ним медперсонал.

 "Не привязывайте меня!!! Не надо, пожалуйста"

Волну комментариев вызвали посты в Instagram и Facebook харьковчанки Дарьи Токарчук, чья маленькая дочка Алиса попала в детскую инфекционную больницу (ОКИБ) Харькова с двусторонней пневмонией и из-за низкой сатурации была переведена в реанимацию. Саму маму туда не пустили, и больной ребенок оказался среди чужих людей, да еще и подвергся страшным для ее возраста манипуляциям. Спустя несколько дней физическое здоровье ребенка пошло на поправку, а вот психологическая травма останется с девочкой надолго, если не на всю жизнь.

"Телеграф" приводит выдержки из поста мамы.

"Не привязывайте меня!!! Не надо, пожалуйста" — услышала я дикий крик своего ребенка, стоя под дверью реанимации. Она плакала за закрытой дверью, а я умирала под ней… Ноги просто не держали, и я сползла по стене, рыдая взахлеб. От боли, несправедливости и бессилия в этой ситуации… Тот крик я не забуду никогда. Тот крик будет всегда напоминать, почему я решилась на этот пост, на эту борьбу…"

Дарья отказалась выписываться из больницы и все 10 дней лежала в отделении, уверенная, что должна быть рядом с дочкой.

"В самом начале мы позвонили в МОЗ на "горячую линию" уточнить этот вопрос, и оператор нам сказал, что да, действительно, пребывание в реанимации с детьми — запрещено. Как вы так можете поступать? Вы же призваны помогать нам, а вы нагло врете и бездействуете?" – не скрывает возмущения молодая женщина.

Затем ей пришлось искать "подходы" к медикам через друзей и знакомых. Тогда удалось получить возможность заглянуть на малышку через приоткрытую дверь – так, чтобы пациентка не увидела маму. А юристы заверили Дарью, что запретить посещение ребенка в реанимации не имеют права.

"Опять звонок в МОЗ с этой информацией, на что они отвечают: ну, по Закону, конечно, не могут, но на практике больница оставляет за собой такое решение. И сказали, что добиться можно, только обратившись с юристами к руководству больницы. МОЗ, вы серьезно? Вы заявляете, что на Закон можно наплевать и вы ничего не можете с этим сделать? А кто тогда может?".

Только спустя 4 суток харьковчанке удалось добиться законного права оказаться рядом с ребенком, но и то – лишь на некоторое время.

"Как она меня обнимала и просила больше не оставлять ее. Как плакала, прижимаясь ко мне. Я пробыла с ней 4 часа".

Дочка просила маму больше не оставлять ее
Дочка просила маму больше не оставлять ее

Дарья поясняет, что без нее дочка просто безучастно лежала на спине, а при пневмонии в таком положении мокрота скапливается еще больше и падает сатурация. Потому, пока она была в палате, то играла с сидящим ребенком – так, чтобы не задеть, не нарушить трубочки приборов, поддерживающих здоровье дочки. Также поила ее и просила откашливаться – кто, как не мама, об этом позаботится? А когда женщину-таки попросили на выход, двухлетней Алисе… запретили плакать, сказав, что в противном случае больше не пустят маму.

"Но я сидела под дверью и ждала, когда перестанет плакать моя девочка. И тогда услышала ее крик: "Не привязывайте меня!!! Не надо, пожалуйста".

У женщины хватило самообладания не выбить тут же двери, а сходить в палату за телефоном и едой для дочки и вернуться в реанимацию под предлогом ее покормить. И тут выяснилось, что девочку привязывали к кровати, "чтобы ставить капельницу и она не дергалась". Причем привязывали какими-то рваными колготками — малышка объяснила это маме на видео.

"Так я же здесь рядом. 24 часа в сутки. Скажите, и я буду рядом, когда нужно делать капельницы, уколы или любые другие манипуляции. В тот день я настояла, что при капельнице буду я. Она лежала со мной, даже не шелохнувшись, не понимаю, зачем ее нужно было привязывать. Ушла поздно ночью, когда она уснула".

Своим постом Дарья пытается достучаться, докричаться до тех, от кого зависит решение этой проблемы. С благодарностью относясь к врачам, она поясняет, что в подобных случаях родственники не навредят, а только помогут больному и медперсоналу. "Мамы не враги вам!!! Мы на одной стороне! Но неужели вы и правда будете отрицать тот факт, что от психологического состояния ребенка зависит его выздоровление?". А пока что получилось так: "Каждую ночь. Каждую!!! Она кричит и рыдает во сне. По совету психолога мы спим с ней вместе. Лишить ребенка мамы насильно, когда она ему критически нужна — это варварство. Нам нужны #открытыереанимации".

Стучите и вам откроют — хотя и не с первого раза

На самом деле, еще несколько лет тому назад ни о каком допуске родных в реанимации не было и речи. Однако благодаря отечественным энтузиастам и изученному ими зарубежному опыту, ситуация стала меняться к лучшему. 15 июня 2016 года появился приказ Министерства здравоохранения Украины под №592, который гарантирует круглосуточный доступ к пациентам любого возраста во всех отделениях (блоках, палатах интенсивной терапии и др.) всех учреждений здравоохранения.

Прокомментировать нынешнюю ситуацию и дать советы близким, как следует поступать мамам детей, попавших в реанимацию (и иным родственникам в других случаях) мы попросили главу ОО "Горизонтали" и со-инициатора кампании #пуститевреанимацию Анастасию Леухину.

По словам Анастасии, на начавшийся процесс "либерализации" по отношению врачей реанимации к родственникам тяжелых пациентов серьезно повлияла пандемия коронавируса.

- В 2019-м году, еще до ковида, мы обнаружили, что четверть больниц полностью выполняет требование "открытая реанимация", еще четверть вообще не выполняет, а оставшиеся выполняют частично, допуская родных по часам или с иными ограничениями. То есть, прогресс в реализации этого приказа есть. Однако, когда пришел ковид, то доступ в реанимации закрыли. И сейчас многие врачи используют ссылку на это заболевание как удобный повод закрыть реанимации опять, и это очень печально.

Что же делать маме, чей ребенок оказывается в больнице в реанимации, перед закрытой дверью? Понятно, что у нее в этот момент льются слезы, дрожат руки и она вся на нервах…

- Конечно, это очень стрессовая ситуация для кого-либо. И поэтому очень важно в первую очередь попытаться успокоиться, потому что с медиками надо вести разговор с позиции взрослого, здравомыслящего человека, чтобы бороться за своего ребенка. Надо попросить контакты заведующего отделением реанимации и максимально спокойно поговорить с ним, убеждая, что ваша поддержка необходима ребенку. Надо ссылаться на 592-й приказ МОЗ и попросить его выполнять.

Приказ МОЗ гарантирует допуск к пациентам реанимации
Приказ МОЗ гарантирует допуск к пациентам реанимации

Анастасия подчеркивает, что очень важно говорить вежливо, конструктивно, не "наезжать" на врачей и не оскорблять их. Поясняет: "Несдержанность, экспрессивность — одна из главных причин, почему врачи не хотят в реанимации видеть родителей, которые не справляются со своими эмоциями в стрессовых ситуациях".

Если диалог с завотделением не происходит, то следует в произвольной форме написать заявление с таким текстом: "Прошу обеспечить мне доступ к ребенку (имя, фамилия, год рождения), который находится в отделении интенсивной терапии. К завотделением обращались, он не помог, пожалуйста, санкционируйте мне доступ в соответствии с приказом 592 МОЗ". "Очень важно ссылаться на приказ, потому что это официальное требование министерства, которое распространяется на все больницы. Это заявление надо зарегистрировать в канцелярии, у секретаря в приемной главврача. И если главврач на месте, то желательно зайти к нему, потому что у вас очень срочное дело", – подсказывает Леухина.

Здесь также Анастасия также рекомендует держать себя в руках, настаивая на соблюдении свои прав. Именно в отсутствии навыков отстаивать свои права Леухина видит основную проблему сограждан. По ее словам, родители "сдаются" без борьбы, опасаясь, что медики в отместку могут навредить ребенку, или просто халатно отнестись к своим обязанностям. Но если общение происходит без оскорблений, медики зачастую идут навстречу родным.

Что же делать, если отказывает и главврач?

  • В таком случае можно позвонить на "горячую линию" Национальной службы здоровья, потому что, если больница законтрактована НСЗ, то выполнение 592-го приказа является частью пакета предоставления этих услуг. В таком случае они могут исполнить роль переговорщиков в этом процессе.
  • Можно также обратиться к руководству отдела (управления, департамента) охраны здоровья, который находится в данном городе, или позвонить на автоответчик правительственной "горячей линии" 1545. Хотя многие жаловаться просто боятся.
  • Еще один из вариантов – прийти с отпечатанным 592-м приказом к дежурному врачу больницы, если день выходной или праздничный.

"Есть уж совсем экстремальная ситуация, то можно вызвать к закрытой двери реанимации патрульную полицию и задокументировать факт нарушения приказа МОЗ. Чисто юридически это может закончиться выговором администрации больницы. Но это уже самый крайний случай", — резюмировала Леухина.

Стоит дополнить, что наличие у мамы (или иного родственника) сертификата о полной вакцинации против коронавируса или, как минимум, реального, а не купленного ПЦР-теста, свидетельствующего об отсутствии коронавирусной инфекции, добавит аргументов в пользу допуска в реанимацию.