Кто финансирует Талибан и зачем нужны санкции против него: объяснение экспертов

Читати українською
Автор
494
Теперь талибы представляют власть в Афганистане Новость обновлена 09 сентября 2021, 11:02
Теперь талибы представляют власть в Афганистане

Откуда у талибов деньги на содержание армии боевиков, оружие, амуницию и остальной «джентельменский» набор террористов

Захватив власть в Афганистане, талибы могут столкнуться с международными санкциями против себя. Но дадут ли они хоть какой-то эффект? Боевики многие годы финансировались за счет незаконных сделок и различных скрытых финансовых сетей.

Джулия Фридлендер из Атлантического совета и Марк Нахла, исполнительный вице-президент исследовательской аналитической компании "Kharon", обсудили вопрос источников финансирования талибов на сайте Атлантического совета. "Телеграф" предлагает вам ознакомиться с основными тезисами их беседы.

В течение последних нескольких недель были проведены горячие дебаты по поводу того, какие санкции или другое финансовое давление США и их ближайшие союзники могут применить к талибам. Особенно этот вопрос актуален в свете вывода войск коалиции из Афганистана и захвата талибами власти по всему Афганистану.

С 1990 года американские и международные санкции в различных формах применялись по отношению к движению "Талибан". В этом нет ничего нового. Вопрос только в том, что все эти санкции всегда компенсируются гуманитарной помощью международных организаций и готовностью Запада вести переговоры. Это называется политикой кнута и пряника.

Афганистан — это в некотором смысле дырявое решето. Талибан продолжит получать поддержку от внешних источников, а в самом Афганистане имеются широко раскинувшиеся скрытые сети финансовых потоков, которые в значительной степени находятся вне досягаемости международной финансовой системы. Именно поэтому действия санкций они не ощутят.

Множество дискуссий по поводу источников финансирования Талибана открывают некоторую долю истины. Она заключается в том, что с точки зрения ПФТ (противодействия финансированию терроризма) или контртеррористических санкций, много внимания в последние годы уделялось сетям террористических группировок, таких как Аль-Каида и ИГИЛ, и это правильно, потому что они имеют очень обширные сети финансирования и посредников.

Но недавние события в Афганистане показывают, что, несмотря на санкции, талибы продолжали действовать, продолжали сбор и перемещение финансовых средств и ресурсов.

Так где же группа, подобная Талибану, которая последние 20 лет действовала по большей части на периферии и была изолирована во многих частях Афганистана берет деньги?

Финансирование Талибана по большей части происходит через непрозрачные сети. Они (талибы – прим.ред.) полагаются, например, на незаконную торговлю наркотиками в Афганистане. Для финансирования группа облагает налогами производителей мака и героина. В частности, до недавнего времени это происходило в районах, находящихся под контролем Талибана.

Талибан также взимает налоги с предприятий. Они получают прибыль от торговли топливом в приграничных районах, которые они контролируют.

В июне этого года в ООН был опубликован отчет, в котором подробно освещались экономические ресурсы Талибана, и рассказывалось, как преступная деятельность, такая как незаконный оборот наркотиков, производство мака, опиума, вымогательства, похищения людей с целью получения выкупа и т. д. делали свой вклад в финансирование деятельности талибов.

Но в ООН также отметили, что Талибан получает значительное финансирование от своих сторонников и сетей за рубежом. В ООН говорили, например, что внешняя финансовая поддержка, включая пожертвования от богатых частных спонсоров и отдельных лиц, а также сетей неправительственных и благотворительных организаций и даже предприятий, составляет значительную часть доходов "Талибана". По некоторым оценкам, доходы группировки из этих источников составили от 300 млн до 1,6 млрд долларов в год.

Существует, например, инженерно-строительная компания "KNK private limited" и "Sadalla Khan and Brothers". Оба предприятия расположены в г. Лахор, Пакистан. Согласно сообщениям СМИ, основанным на информации правительства США, компания "Sadalla Khan and Brothers" принадлежит Сираджуддину Хаккани.

Сам Сираджуддин Хаккани находится под санкциями США, ЕС, ООН и Великобритании как лидер талибов и сети Хаккани. Один из руководителей вооруженных сил Пакистана Насир Хан не попадает под санкции. Но это человек участвовал в управлении компанией "Sadalla Khan and Brothers".

Эта информация содержится в корпоративных отчетах и сообщениях СМИ.

Вопрос заключается в том, какая часть этой деятельности на самом деле известна органам финансового регулирования и спецслужбам?

Это отличный вопрос, но на него сложно ответить прямо. Из правительственных отчетов и отчетов ООН мы знаем, что талибы очень разнообразны в том, как они собирают и перемещают средства. Иногда это происходит через сети незаконной торговли наркотиками, через налогообложение на подконтрольных им территориях.

Но одно дело, когда Талибан действует как повстанческая группировка в Афганистане. Другое дело, когда они пытаются управлять страной и завоевать сердца и умы людей, которыми они управляют. На самом деле цель санкций состоит не в том, чтобы у Талибана закончились деньги. Цель санкций — сделать так, чтобы им (талибам – прим.ред.) было труднее собирать и перемещать деньги.

Все предыдущие действия и санкции были нацелены на источники финансирования талибов. Конечно, будут вещи, которые власти не смогут остановить, например, налогообложение в районах, контролируемых Талибаном, вымогательство с целью получения выкупа, даже в некоторой степени торговлю наркотиками, которой талибы занимаются в течение многих лет. Но санкции и рычаги воздействия не только со стороны США, но и других финансовых институтов, например МВФ и Всемирного банка, могут затруднить талибам доступ к деньгам, которые им нужны для их деятельности.

Санкции — это своего рода искусство. Это не наука. И то, как США применяли санкции, отличается от санкций со стороны других стран. Безусловно, сегодня совсем другие сети подвергаются санкциям, совсем не те, которые были под санкциями, например, 20 лет назад. Неизменным остается то, что санкции остаются ключевым инструментом в арсенале правительства США и других властей. Так что проблема не исчезнет. Она развивается, меняются санкции, равно как меняются и сети. Они не исчезают просто так, они развиваются. Они приспосабливаются к санкциям и правилам, которые вводятся, и к действиям, которые предпринимаются против них.

 Ранее "Телеграф" писал о том, кто же руководит движением "Талибан" в Афганистане.