Война, победа, мир. Семь главных заявлений Зеленского из "отчетного" интервью

Читати українською
Автор
1834
Сегодня за действиями Зеленского наблюдает не только Украина, но и весь мир Новость обновлена 21 мая 2022, 13:56
Сегодня за действиями Зеленского наблюдает не только Украина, но и весь мир

Многое во взглядах политика изменилось за последние годы

21 мая 2019 года Владимир Зеленский прошел процедуру инаугурации на пост Президента Украины. В настоящее время, через три года с той памятной даты, он является лидером государства, в котором идет полномасштабная война с российской федерацией. Как на представителя Украины в высших политических кругах, на него возлагается немало надежд.

"Телеграф" собрал основные заявления Зеленского из интервью к третьей годовщине его вступления в президентский пост.

О гарантиях безопасности

Сегодня мы рассматриваем круг гарантов безопасности из доверяемых государств-партнеров. Мы с ними разрабатываем этот проект. Мы его разработали. Мы хотим отдельный договор. Сегодня все дошло до того, что этот договор предусматривает круг государств-партнеров вокруг Украины без россии. Партнеры безопасности без рф. Буча некоторые вещи изменила.

О завершении войны

Не мы начинали, но нам заканчивать эту войну. Я думал действительно, что закончить ее можно исключительно диалогом. Сейчас понимаю также, что окончание будет дипломатическим. Само окончание. Но я думал, что это диалог, у которого есть соответствующий термин, что в этом диалоге можно найти ответы на многие вопросы и решения с российской стороной. Я действительно так считал. А теперь это как автомобиль – не бензин и не электрокар, "гибрид". Потому и война настолько сложная. И победа будет очень сложная, и кровавая. Она точно будет в бою, но ее концовка — в дипломатии. Есть немало вещей, которые мы в бою не сможем завершить, ведь хотим вернуть все. А российская федерация не желает ничего не отдавать.

О "промежуточной" победе

К этому моменту, несмотря на то, что это несправедливо, считаю, что победой будет выйти на линию (разграничение), которая была до 24 февраля. Это будет говорить о том, что они нас не захватили. Потом мы перейдем ко второй части войны, которую — я надеюсь, той стране хватит ума, — мы сможем провести за столом переговоров.

О переговорах с путиным

В зависимости от момента встречи цель изменяется. Решать вопросы обмена, деоккупации, мира и остановки войны. Вот и вся адженда. У нас есть желания и есть свои цели. Мы хотим возвращения территорий и закончить войну, но как это будет, когда это будет, зависит от времени, когда будет разговор с путиным. Думаю, что разговор Украины и россии точно будет. Не знаем в каком формате: с посредниками или без, в широком кругу, на уровне президентов.

О численности армии

Пока не миллион. Сегодня — это 700 тысяч. Вы видите результат работы 700 тысяч человек, воюющих, чтобы защищать такую территорию в момент войны.

О защитниках Мариуполя

На сегодня вывезены гражданские, медики, тяжелораненые из "Азовстали". Вывезены. В ближайшее время, не на днях даже, завершится вывоз всех. Структура сложная. Договаривались, что разблокировкой будут заниматься западные партнеры. Я сотни раз проговаривал с лидерами разных государств предоставление мне оружия, чтобы военным путем мы дошли до Мариуполя. Есть то, что есть. Ребята получили от военных сигнал, что у них есть полное право выйти, чтобы сохранить свою жизнь. На сегодня они вывезены или в процессе. Дальше все зависит от того, что на себя брали ООН, Красный Крест, рф… Закончится процесс вывоза и начнется процесс подготовки к диалогу по обмену. Будем забирать их домой, это то, что мы должны сделать с партерами, которые брали на себя ответственность.

О давлении россии на Украину до войны

Мы жили в постоянной войне, она была постоянно гибридной. Было много кибер-атак, и мы знаем с какой стороны. Вырубали нам разные сайты — и Нацбанк, и правоохранительные органы. Это было задолго до полномасштабного вторжения. Мы понимали, что происходит эдакая подготовка.

Я бы начал разговор об этом наступлении с октября месяца (в 2021 году — ред.). То, как мы готовились, что творилось, какие были месседжи, какие были первые экономические, финансовые, кибер, блокировки, дефицит бензина, как это производилось, уменьшение объемов энергоносителей и т.д. Я бы начал с сентября-октября. Хотя справедливо начинать с 2014 года, но полномасштабный, я считаю, этот гибридный артобстрел начался еще осенью.