Треугольник Украина-Турция-Россия: может ли Киев разрушить "дружбу" между Путиным и Эрдоганом

Автор
5

Эксперт Евгения Габер проанализировала сотрудничество России и Турции в военно-промышленном и энергетическом компонентах

В конце декабря Россия и Турция завили, что намерены продолжить двустороннее военное сотрудничество, несмотря на объявленные США санкции (за то, что турки приобрели российские ЗРК С-400). Как Украина может (и может ли) помешать сближению Анкары с Москвой? Как мы сами можем стать ближе с Турцией – и почему это важно? Об этом «Телеграфу» рассказала Евгения Габер - кандидат политических наук, замдиректора в Дипломатической академии Украины им Геннадия Удовенко при МИД. 

«Соответствующее заявление прозвучало в рамках совместной пресс-конференции глав МИД РФ (Сергей Лавров) и Турции (Мевлют Чавушоглу) в Сочи, по итогам заседания Совместной группы стратегического планирования. Она действует в рамках российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня. Это механизм регулярных ежегодных встреч на уровне министров иностранных дел. Они обсуждают весь спектр двусторонних отношений, состояние региональной безопасности. Чтобы спустя несколько месяцев состоялась встреча уже на уровне президентов, где аналогичный спектр вопросов будет обсуждаться на более высоком уровне. То есть, речь идет о разнообразных (не только военных) сферах взаимодействия. И Мевлют Чавушоглу в данном случае просто ответил на вопрос одного из российских журналистов касательно С-400», - поясняет Евгения Габер.

По ее словам, если внимательно прослушать заявления турецкого министра иностранных дел, то четко становятся ясны приоритеты Турции в отношениях с РФ.

«В первую очередь - это развитие экономических отношений и двусторонней торговли, - подчеркивает Евгения Габер. - Потому что вместо задекларированной на 2020 год цели достигнуть 100 млрд долларов двустороннего товарооборота, по факту был спад двусторонней торговли на 20%. В силу разных факторов: пандемия, падение цен на нефть, ухудшение политического диалога между Турцией и РФ... Но спад произошел. И Чавушоглу говорит, в первую очередь, об отмене квот на поставку турецких томатов на российский рынок, отмене квот на транспортировку сельхоз-продукции в РФ, о туристах, об энергетических проектах (включая "Турецкий поток"). Традиционный спектр, интересный для Турции».

Эрдоган превратил Турцию в мощную силу для сдерживания Путина: так ли это хорошо для Украины

Отдельный блок - региональная безопасность. Он, по словам эксперта, охватывает взаимоотношения Турции и РФ в Сирии, Ливии, Восточном Средиземноморье, на Ближнем Востоке, в Нагорном Карабахе.

«Далеко не всегда это сотрудничество, но всегда - взаимодействие. И этот фактор влияет на принятие Анкарой решений в различных сферах, - отмечает Евгения Габер. - А потому говорить об отказе от военно-технического сотрудничества (ВТС) между Турцией и Россией не приходится. Это бы негативно повлияло на весь фон политического диалога между этими странами. В то же время, очевидно, что ВТС не является приоритетом в этих непростых отношениях. И о расширении такого рода сотрудничества сейчас речь не идет. Скорее можно говорить, что после введения американских санкций (против руководства Секретариата оборонной промышленности Турции из-за приобретения российских зенитных ракетных систем С-400 – ред.), которые раздражают Анкару и негативно сказываются на турецко-американских отношениях, заявление Чавушоглу о продолжении сотрудничества с РФ в этой сфере было вполне логичным».

Эксперт напоминает, что, согласно официальной позиции Турции, санкции не являются эффективным методом решения международных вопросов. Потому Турция периодически выступает против их введения, фактически защищая то РФ, то Иран. К тому же, Турция выступает за диверсификацию партнеров. Это касается и военной политики, и экономического сотрудничества.

«Такой подход, по мнению турецкого руководства, является залогом независимости, самодостаточности, автономности политики Турции в регионе, - поясняет Евгения Габер. – И в этом смысле расширение круга партнеров в ВТС, в оборонно-промышленной сфере - приоритетная задача официальной Анкары. Параллельно с этим подчеркивается, что сотрудничество с РФ не является альтернативой сотрудничеству с НАТО или развитию сотрудничества с другими странами. Но вместе с тем - это также и важный фактор, который помогает Турции чувствовать себе увереннее. И в случае, когда партнеры по НАТО отказываются поставлять ракетные комплексы «Патриот» (Patriot) в Турцию, она обращается к РФ за С-400. Это - важный аргумент в диалоге Турции и западными партнерами, и с Россией. Как и то, что Турция активно развивает ВТС не только с РФ, но и с Украиной, Катаром, Пакистаном и другими странами. Тем самым решая задачу, поставленную руководством страны - создать на 80-90% автономный оборонно-промышленный комплекс, который сам бы обеспечивал потребности Турции в основных видах вооружения. В том числе – стратегического».

Украина, Грузия, Азербайджан и Турция могут объединиться: в чем выгода?

По мнению эксперта, противопоставить такой позиции нечего. Тем более Украине, которой важно самой крепить связи с Турцией. И которая сейчас не в том положении, чтобы кому-то диктовать свои условия игры… А потому попытки помешать развитию сотрудничества Турции с Россией не завершатся успехом.

«Поставкам С-400 не помешало даже исключение Турции из программы F-35 (натовские многофункциональные истребители-бомбардировщики – ред.). Так что какие-то шаги Украины в этом направлении будут тем более бесперспективными, - уверена Евгения Габер. – Что мы можем (должны) сделать – так это заинтересовать Турцию в развитии отношений с Украиной. В оборонно-промышленном комплексе, военно-технической сфере. Что мы, собственно говоря, успешно делаем последние лет пять. Особая активизация отношений наблюдается в последние год-два, когда было подписано несколько крупных договоров - на поставку турецких систем радиолокационной связи, ударных беспилотников Байрактар ТБ2, которые себя хорошо проявили, в частности, в Нагорном Карабахе. Звучат заявления о планах по совместному производству корветов, нового поколения ударных беспилотников. Украина может быть интересной Турции в плане технологий, в плане научно-технической базы. И там, где мы можем объединиться с турецкими инвестициями, финансовыми и производственными возможностями, я вижу наибольшие перспективы развития сотрудничества, которое было бы выгодно и Украине, и Турции».

То, что сейчас Анкара поддерживает диалог с Москвой, безусловно, вызывает определенную обеспокоенность в Украине. Но эксперт уверена, что воспринимать это, учитывая вышеизложенное, следует с пониманием. Потому что Турция развивает отношения со всеми – исходя из собственных интересов.

«У меня гораздо большую обеспокоенность в заявлении турецкого министра вызвало не предсказуемое подтверждение продолжения военно-технического сотрудничества с РФ, а планы о производстве российской вакцины «Спутник V» на территории Турции. Чаушоглу признал, что это обсуждалось сначала в разговоре двух президентов. А затем был подписан меморандум между двумя Министерствами здравоохранения. Речь о планах по производству «Спутник V» на турецких мощностях - с перспективой ее применения для вакцинации турецких граждан. Вот это, учитывая ситуацию с пандемией и способность РФ проводить эффективные дипломатические мероприятия в выгодном для себя ракурсе, у меня вызывает серьезные опасения», - призналась Евгения Габер.

О важности сближения Украины и Турции «Телеграфу» рассказал генерал-лейтенант, бывший заместитель начальника Генштаба ВСУ Игорь Романенко.

Автор: Андрей Питонов