"Тарифы в ОРДЛО растут, у России остались деньги только на военных". Сергей Гармаш - о последних событиях на Донбассе

Автор
3430
"Тарифы в ОРДЛО растут, у России остались деньги только на военных". Сергей Гармаш - о последних событиях на Донбассе

Член украинской делегации в ТКГ Сергей Гармаш объяснил, почему Россия ужесточает позицию в отношении Донбасса и для чего Украине жизненно важно отстаивать антироссийские санкции

В рамках Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию ситуации на Донбассе 16-17 февраля запланированы новые заседания в режиме видеоконференции. Обсудят, в том числе, многочисленные нарушения режима прекращения огня со стороны вооруженных формирований РФ. Напомним, что 14 февраля трое военнослужащих ВСУ подорвались на мине. Также оккупанты усилили снайперскую войну, атаки на дипломатическом фронте, в том числе через Совбез ООН.

О том, что происходит в последнее время на Донбассе и вокруг него, "Телеграф" побеседовал с членом украинской делегации в ТКГ (один из участников политической подгруппы), главой Центра исследования социальных перспектив Донбасса Сергеем Гармашем.

– Сергей, в конце прошлой недели Совет Безопасности ООН провел заседание в связи с шестилетием подписания комплекса мероприятий по выполнению Минских соглашений. Какие основные выводы можно сделать его по итогам?

– Основные выводы – геополитическая ситуация вокруг РФ изменилась. Правда, Россия еще неадекватно ее оценивает. Именно она инициировала заседание Совбеза. Но там почти все участники негативно отзывались именно о действиях России в Украине, включая конфликт на Донбассе. Постпред РФ в ООН Василий Небензя обвинял участников нормандского формата Германию и Францию в том, что они не поддерживают российскую идею о прямых контактах украинской стороны с оккупационными администрациями.

То есть, наши партнеры не согласны с формулировками России, что конфликт – внутренней, что Киеву нужно вести прямо диалог с Донецком и Луганском. До сих пор ведется дискуссия о сторонах конфликта. При этом заседание показало солидарность основных мировых игроков с Украиной. Мне кажется, что складывается общий геополитический тренд в пользу нашей страны.

"Донбасс мы не бросим": что имел ввиду Путин, говоря эти слова

– Глава украинской делегации в ТКГ Леонид Кравчук во время своего выступления на заседании Совета безопасности ООН заявил, что Донбасс находится на грани экологической катастрофы. Причем не только из-за последствий минного загрязнения, но и в результате радиоактивных выбросов, спровоцированных действиями группировки "ДНР". О чём речь?

– Речь об угрозе радиационного загрязнения. Она возникла после того, как почти три года назад оккупационная администрация ОРДО прекратила откачку воды с объекта "Кливаж" на шахте "Юнком" (район Енакиево). Еще в 1979 году в шахте провели ядерный взрыв. До 2018-го из шахты, не работающей с 2001 года, откачивали воду. Это нужно, чтобы радиация не поднялась на поверхность. Но три года назад, в апреле 2018 года, оккупационная администрация затопила шахту.

Украина обратилась в Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) с просьбой провести мониторинговую миссии на временно неподконтрольной нам территории. Но россияне, фактически управляющие там всем, инспекторов МАГАТЭ не допускают.

Похоже, ситуация действительно серьезная. Зараженные радиоактивными отходами воды могут попасть в питьевые источники, водохранилища, в море. Это серьезная опасность для всего региона. Следует давить на Россию с требованием допустить туда инспекторов МАГАТЭ.

– О чём говорит всё более жесткая риторика РФ по Донбассу, обострение на фронте?

– Обострение – обычная реакции РФ, которая не смогла добиться от Украины уступок в политическом процессе. Она традиционно задействует военный инструмента. Такая реакция лишь подтверждает, что мы правильно делаем, отвергая требования Москвы о субъективизации ОРДЛО. Согласись мы – и это снимало бы ответственность за происходящее с РФ. Она тут же заявила бы: раз прямой контакт – это внутренний конфликт. А раз внутренний конфликт – снимайте с РФ санкции. В итоге агрессор может остаться безнаказанным. При этом, продолжая поставлять на Донбасс деньги, боевиков, стимулируя и руководя конфликтом. Но не неся ответственности.

Сейчас единственный инструмент ослабления агрессора – санкции. После отмены санкций вопрос можно будет решить только военным путем. Именно поэтому мы должны настаивать на том, что сторона конфликта – Россия, санкция должны усиливаться. И это должно ослаблять противника.

Видя негативную для себя международную конъюнктуру, имея ухудшение внутренней ситуации (экономика, рост протестных настроений на фоне ожидающихся в сентябре выборов в Госдуму), российские власти ужесточили риторику в отношении Украины, в отношении ЕС. Всё это – отвлечение внимания общественности от внутренних проблем на внешний фронт. С одновременным понижением экономических трат на ОРДЛО.

– Действительно, в ОРДЛО с 1 февраля повышены размеры тарифов на жилищно-коммунальные услуги, проводится реорганизация ряда крупных предприятий…

– Эти процессы как раз и говорят об оптимизации Россией финансовых затрат на ОРДЛО. Москва старается переложить хотя бы финансирование социальной сферы на оккупационные администрации. Оставив на себе только финансирование военных. Экономики на оккупированном Донбассе фактически нет, ее целенаправленно уничтожили.

– Вице-премьер, министр по вопросам реинтеграции оккупированных территорий Алексей Резников выступил за присоединение США и Польши к переговорам по урегулированию на Донбассе. Ходят слухи, что Офис президента рассматривает Варшаву, как смену Минску. Какова вероятность этого?

– По площадке, насколько мне известно, вопрос не рассматривается. Переговоры ведь идут в онлайн-режиме. Но понятно, что вряд ли мы поедем в Минск, потому что не признаем законности избрания Лукашенко президентом. По присоединению к переговорам США – нужно согласие РФ и США. Захочет ли РФ? Предмет для торгов есть, если Штаты вступают в процесс, то покажут свою заинтересованность.

Мне кажется, не стоит ожидать каких-то серьезных изменений формата переговоров. Наша задача – в рамках существующего формата заставить РФ признать себя участником конфликта.

На Донбассе боевики продвинулись вперед и закрепились на новых позициях