"Очередной кризис не стал для нас шоком, украинский бизнес трудно удивить", - Андрей Бублик, Кока-Кола Украина

Читати українською
Автор
499
Андрей Бублик Новость обновлена 16 ноября 2021, 18:45
Андрей Бублик

Как украинцы меняют вкусы европейцев и готовы ли мы отказаться от сахара, что пьют врачи отдельно от пациентов, как крупные инвесторы взаимодействуют с государством и обществом – проекту #БизнесТелеграф обо всем этом рассказал Андрей Бублик, директор по корпоративным связям и устойчивому развитию «Кока-Кола Бевериджис Украина»

Есть в стране кризис или нет? Ответить на этот вопрос может показатель спроса на безалкогольные напитки, которые не отыгрывают никакой жизненно важной роли, но привлекают своим вкусом. Украинцы тратят на них свободные деньги, если они, конечно, есть. Вероятно, наиболее популярным в Украине брендом безалкогольных напитков является кока-кола, поэтому мы и обратились с вопросами к «Кока-Кола Бевериджис Украина». 

Данная компания с иностранными инвестициями работает едва ли не с первого дня независимости Украины. Как устроена ее структура и подходы к менеджменту, в какие страны идет украинская кола и приходит ли что-то взамен в виде импорта, что в Украине компанию устраивает, а что хотела бы изменить — это только малая часть вопросов, ответы на которые прозвучали в интервью Андрея Бублика из «Кока-Кола Бевериджис Украина» для издания «Телеграф».

За последние 7 лет наши продажи выросли более чем вдвое 

— Андрей, как сейчас выглядит рынок безалкогольных напитков, какие наблюдаются тенденции?

— Рынок безалкогольных напитков Украины растет в 2021 году даже больше, чем в 2019, до кризиса. Этот рост четкий и очень ощутимый. В целом, за последние 7 лет наши продажи выросли более чем вдвое. К сожалению, рыночную долю и показатели озвучить не могу, поскольку результаты исследований мы покупаем без права обнародования.

— Можете хотя бы назвать категории напитков, которые растут больше всего?

— У нас это сладкие газированные напитки. Также растут напитки без сахара или с уменьшенным содержанием сахара.

— СМИ сообщали, что ваша продукция исчезла с полок сети АТБ. Что это было – какой-то конфликт? Был ли решен, каковы вообще ваши отношения с украинскими торговыми сетями?

— Мы ежедневно сотрудничаем с более 100 тыс. торговых точек по всей стране. Мы поставляем свою продукцию без перебоев и своевременно. Если в конкретном магазине нашей продукции нет, то это связано с переговорным процессом, который был немного дольше, чем обычно. На наши показатели продаж именно эта ситуация не повлияла. На полки АТБ наша продукция вернулась с августа 2021 года. Это был рабочий момент.

— Чувствуете ли вы давление со стороны конкурентов – в частности, в борьбе за место на полках магазинов?

— Конечно, есть конкуренция как от международных, так и от локальных игроков. Рынок безалкогольных напитков в Украине является высококонкурентным. На самом деле это хорошо, поскольку от конкуренции всегда выигрывает потребитель.

— По каким сегментам вы эту конкуренцию ощущаете наиболее остро?

— Есть сегмент воды в бутылках например. Там уже есть лидер. Также есть сегмент соков. Традиционные лидеры этих рынков не меняются уже 20 лет.

Наша компания не имеет права что-либо экспортировать в страны Евросоюза

— Есть ли у вас данные по продажам не через сети, а онлайн? Доставка на дом стала трендом в наше время.

— Да, продажи через онлайн-маркеты также у нас росли. Мы сотрудничаем с большинством интернет-площадок. Однако общий объем онлайн-продаж все еще остается довольно небольшим. Наша компания присутствует на рынках по всей Европе и не только, мы внимательно наблюдаем за этими трендами, отслеживаем зарубежный опыт, чтобы впоследствии использовать в Украине, если это будет актуально для нашего рынка. Мы стараемся работать наперед.

— Вы продаете напитки исключительно украинского производства или импорт также?

— Производитель всегда указан на этикетке. Нам нет нужды завозить импортные напитки, поскольку наше производство в Украине, в Великой Дымерке, одно из крупнейших в Европе. Наоборот – мы экспортируем отечественную продукцию заграницу. Например, в Молдову и Армению. Наша продукция составляет около 7% всего экспорта безалкогольных напитков из Украины.

Бренд «Кока-кола» работает как система франшиз. Есть Coca-Cola Company со штаб-квартирой в Атланте, США. Есть отдельно система ботлеров – это компании, работающие по франшизе по всему миру и производящие напитки под брендами, права на которые принадлежат Coca-Cola Company. Наша компания является филиалом европейской, со штаб-квартирой в Швейцарии. Она работает на рынок 29 стран, из которых большинство из Европы и только две из Африки.

— Насколько отечественные рыночные тренды отличаются от других государств, где присутствует ваш бренд?

— Условия могут отличаться даже в пределах одного бизнес-юнита. Есть общие тенденции, как, например, спрос на сладкие газированные напитки. Но есть и локальная специфика, есть уникальные вкусы, которые присутствуют только в Украине. Первое, что приходит на ум, это сезонные соки Rich. Они были разработаны локально именно под отечественный рынок и не имеют аналогов в Европе. Кроме того, в Украине есть большое разнообразие напитков линейки Schweppes – этот тренд начался именно у нас. Некоторые вкусы мы разработали своей командой и изначально они были сугубо украинскими.

— То есть уникальные напитки, разработанные и протестированные в Украине, начали продаваться заграницей?

— Не совсем так. То что было разработано в Украине продается для украинского потребителя. Возможно еще поставляется в Молдову и Армению, как тот же Schweppes. Однако наш опыт в разработке вкусов и их продвижении на рынке исследуется и используется нашими коллегами из Европы. Непосредственно напитки в каждой стране производят отдельно. Наша компания не имеет права что-либо экспортировать в страны Евросоюза, потому что в каждой стране есть свой ботлер, который имеет права на этот рынок.

С оптимизмом смотрим на украинский рынок

— Возвращаясь к трендам, повлияли ли коронакризис и карантин на бизнес-процессы или на производство в вашей компании?

— На выпуск продукции это не повлияло, так как у нас меры безопасности на рабочем месте и другие процессы были налажены еще до кризиса. Для примера – одной высокоскоростной линией, которая разливает до 60 тыс. бутылок в час, управляет всего два человека. Все происходит автоматически. Поэтому особых изменений производство не требовало.

А вот в работе офисов изменения произошли. Многие до сих пор работают удаленно. Мы добавляем элементы диджитализации везде, где это возможно, чтобы создать лучшие и безопасные условия для сотрудников. Мы уменьшили личные контакты везде, где их можно было уменьшить – всевозможные совещания и командировки мы сменили на онлайн.

— Были какие-нибудь технологические нововведения?

— Изменения были обусловлены растущим спросом на нашу продукцию в предыдущие годы и общими трендами на диджитализацию. Коронакризис для нас лишь ускорил эти изменения. Мы планово наращиваем производство и уже в этом году инвестировали 25 млн евро в модернизацию двух производственных линий. Одна из них, которая разливает напитки в металлическую баночку, увеличила объемы на 80%, а вторая, которая разливает в пластик – увеличила мощность в три раза. В прошлом году настолько масштабных инвестиций в производство не было. Всего у нас 12 производственных линий. Эти 25 млн добавились к тем почти полмиллиарда, которые мы инвестировали в Украину в течение последних 30 лет. Мы были одними из первых инвесторов в Украине и сейчас с оптимизмом смотрим на отечественный рынок, поэтому продолжаем инвестировать как в производство, так и в общество.

 Чувствуется рост спроса украинцев на сладкие напитки

— Бытует мнение, что автоматизация уменьшает количество рабочих мест, равно как и коронакризис. Изменился ли у вас штат?

— Нет, мы лишь доучили операторов этих линий. Количество сотрудников в прошлом году мы не увеличивали, но и не уменьшали.

— А сколько вы инвестировали в развитие общества и какие это были проекты?

— Мы эти цифры обычно не раскрываем, но могу сказать о прошлогоднем гранте на 8 млн грн, который мы потратили на поддержку ковидных больниц по всей стране. Мы его реализовали вместе с «Красным крестом» и предоставили более 200 тыс. бутылок нашей продукции опорным больницам.

Сейчас мы продолжаем социальные инвестиции в проекты для поддержки выпускников школ вместе с общественным союзом «Освитория», чтобы дети улучшили свои шансы для поступления в вузы. Суть ее в работе онлайн-платформы, которая помогает ученикам тренироваться в составлении ВНО. Только за прошлый год к инициативе присоединились более 113 тыс. старшеклассников. Это около трети всех абитуриентов Украины.

Знаковый проект был начат 7 лет назад – «Изумрудный город» на Донбассе. Когда воспитанников восьми детских домов, которые оказались в зоне боевых действий эвакуировали в лагерь для отдыха под Святогорском. Мы увидели, что эти дети нуждаются в помощи и оказали ее. К «Изумрудному городу» впоследствии добавилось еще восемнадцать детских домов из других регионов.

Также мы вместе с обществом по охране птиц работаем над восстановлением водных ресурсов государства, возвращая в природу количество воды эквивалентное тому, что мы используем в производстве. Сейчас у нас показатель расхода 1,72 л воды на 1 л готовой продукции – это очень немного с учетом всех потребностей компании. Я также горжусь тем, что благодаря глубокой очистке на нашем производстве в природу мы возвращаем чистую воду.

У нас достаточно много социальных проектов. Общине Великой Дымерки мы помогали с переработкой бытовых отходов. В частности, за счет гранта Фонда Кока-Кола обеспечили создание новой сортировочной линии для мусора. Среди тех, что имели наибольший эффект, я могу назвать акцию, когда «Кока-Кола» по всему миру остановила на некоторое время рекламу, а все сэкономленные средства были направлены на закупку оборудования для больниц.

— А какую продукцию вы предоставляли больницам? Неужели напитки с большим содержанием сахара? 

— Бутилированную воду для пациентов. А персонал был очень рад сладким газированным напиткам, в первую очередь кока-коле, которая содержит сахар и поэтому дает энергию в тех тяжелых условиях труда, в которых они работают.

— Как на ваши продажи влияет мода на спорт и здоровое питание?

— Мы удовлетворяем все запросы наших потребителей. Из 15 новых видов продукции, которая вышла на рынок в прошлом году, большинство напитков были без сахара вообще или с уменьшением его количества. Этот запрос на здоровый образ жизни очень отличается от страны к стране, а в Украине напитки с сахаром, такие как оригинальная Кока-Кола, пользуются очень большим спросом. Чувствуется даже рост спроса на сладкие напитки у украинцев.

Экономический эффект от деятельности нашей компании в экономике страны составил 11,3 млрд грн

— Какое влияние на экономику государства имеет ваша компания? «Кока-Кола», вероятно, является одним из крупнейших налогоплательщиков?

— Данных за 2021 год у меня пока нет, поскольку год еще не закончился, но за 2020-й могу назвать некоторые показатели. Экономический эффект от деятельности нашей компании в экономике страны составил 11,3 млрд грн. Это прямой и косвенный вклад. 10,3 млрд — это добавленная стоимость, которая была создана компанией во время закупок, с продаж в сетях и путем других расходов, а 1 млрд — это добавленная стоимость, которую создала непосредственно «Кока-Кола Бевериджис в Украине».

В целом мы уплатили за прошлый год 570 млн грн налогов и сборов. Это 0,05% общих поступлений в бюджет государства за указанное время. За текущий год мы финансы еще не сводили, но опираясь на то, что у нас растут продажи и производство, увеличиваются зарплаты наших сотрудников, то мы ожидаем, что наш вклад в бюджет и экономику государства будет расти.

— Ваша должность еще недавно называлась «директор по связям с государственными учреждениями и коммуникациям». Какая у вас, собственно, коммуникация с государством?

— Диалог есть, но никаких преференций мы не получали и не получим, поскольку выступаем за равенство для всех игроков рынка. Со своей стороны, мы добросовестно работаем в рамках законодательства, платим налоги, поддерживаем общество, чем улучшаем бренд Украины как бизнес-локации. Наша компания является своеобразной визитной карточкой Украины для любого внешнего инвестора, поскольку «Кока-кола» является одним из первых инвесторов и работает на локальном рынке уже 30 лет. Когда зарубежный бизнес присматривается к нашему государству, то всегда интересуется опытом нашей компании. Они в первую очередь обращаются к нам, чтобы поучиться. А с органами власти и общинами мы чаще общаемся на местном уровне по социальным инициативам.

— То есть вы с государством коммуницируете исключительно в контексте социальной ответственности? Государственное регулирование бизнеса и другие прикладные вопросы вас полностью устраивают, никаких проблем нет, вы ничего государству не предлагаете, никак на работу государственных органов не реагируете…

— Такие вопросы мы решаем на платформе индустриальных ассоциаций, таких как Европейская бизнес ассоциация и Американская торговая палата в Украине. Это неконкурентные площадки, поэтому вся коммуникация с государством происходит через них. Я являюсь сопредседателем Комитета по устойчивому развитию американской торговой палаты, принимаю активное участие в других комитетах. Мы работаем над тем, чтобы для всех игроков рынка условия были равными и соответствовали европейским стандартам.

Например, в начале этого года 11 крупных компаний, в том числе и мы, создали Организацию расширенной ответственности производителей продукции. Это модель обращения с отходами упаковок, которую тестировали в течение последних 5 лет в Вышгороде. Надеемся, что она будет масштабирована на всю страну после того, как Верховной Радой будет принят закон, регулирующий этот вопрос. Он расширяет ответственность производителя за мусор. Мы уверены, что именно производитель должен отвечать за сортировку и переработку произведенных упаковок, которые выбрасывает потребитель.

Главное, что нас не устраивает — это отсутствие прогнозируемости в государстве. Каждая крупная компания составляет планы как минимум на год вперед. Даже чтобы инвестировать те 25 млн, которые я упоминал ранее, надо провести большую предварительную работу, а непредсказуемость может этому помешать. Мы не можем предсказать изменение погоды или ковид, однако хотели бы, чтобы государство было более прогнозируемым и последовательным. Это важно для любого бизнеса, как и верховенство права. Это те базовые элементы, которые на уровне бизнес-ассоциаций все время проговариваются в диалоге с должностными лицами.

Наибольшую добавленную стоимость компании дают именно профессионалы

— Социальная ответственность бизнеса – это больше про PR или про ответственность? Как измеряется ее результат для продвижения бренда?

— Мы измеряем количеством охваченных людей, а не деньгами. Впрочем, мы не являемся благотворительной организацией и не можем заниматься исключительно благотворительностью, но стараемся изменить к лучшему то, что в наших силах. Для нас социальная ответственность — это основательные инвестиции в развитие общества на глобальном или локальном уровне, которые мы, конечно, коммуницируем. Репутация является одним из главных факторов восприятия компании, в том числе и у нашего потребителя.

Мы около 30 лет на рынке Украины и могу сказать, что даже небольшие локальные компании прошли большой путь в восприятии корпоративной социальной ответственности. На мой взгляд, в стране уже сложилась соответствующая культура и это является требованием времени и общества. Больше всего повлияла на это ситуация с войной и кризисом, когда в государстве развернулось масштабное волонтерское движение. Хотя до стран ЕС нам пока достаточно далеко.

Социальная ответственность очень важна для построения бренда работодателя, поскольку конкуренция за специалистов растет. Мне на собеседованиях иногда так и говорят, что хотят работать именно у нас, поскольку мы социально ответственны, не только зарабатываем, но и отдаем.

— Кстати о восприятии бренда – после того, как футболист Роналду на одной пресс-конференции убрал бутылку кока-колы, акции компании в США упали. Повлияло ли это на продажи или восприятие бренда в Украине?

— Никакого влияния в Украине мы не заметили. И насколько мне известно, акции тогда вернули утраченные позиции уже за два дня. К тому же не факт, что они упали именно из-за хайпа вокруг видео с Роналду. Определенные движения на фондовом рынке происходили и без него. Но это не наша компания, поэтому я знаком с ситуацией только из прессы.

— Какой совет вы дали бы самому себе, если бы смогли вернуться в 2020 год в коронакризиса?

— Я бы уделил еще больше времени развитию команды. Наибольшую добавленную стоимость компании дают именно профессионалы. Очередной кризис не стал для нас шоком, украинский бизнес довольно трудно удивить. Мы привыкли к тому, что мир очень динамичен. Однако никто не ожидал, что этот кризис будет настолько глубоким. Благодаря тому, что у нас была налажена работа с распределением рисков и стратегическое планирование, компания непрерывно росла последние 7 лет – даже во время локдауна. Сейчас мы с оптимизмом смотрим в будущее.