ТОП-5 книг, которые держат в напряжении до конца

Смотрите фото (6)
ТОП-5 книг, которые держат в напряжении до конца
11:56 Вс, 28 Апрель 2019 Телеграф 112.ua Фото: pixabay.com

Новости культуры: Темы этих книг, казалось бы, разрозненные и разнополярные, но объединяет их нечто общее.

Прежде всего, это опыт выживания, который формирует жанр и строит сюжет, а уже потом - психологическое напряжение и интересные факты, которые будут держать ваше внимание до последней страницы.

Стивен Гайтон. Соловей не даст тебе уснуть

Война не отпускает героя этого захватывающего романа в течение всей жизни. Имея боевой опыт Афганистана, он, американский солдат с греческими корнями, даже в мирной жизни, прибыв на Кипр для реабилитации, продолжает свой неравный бой. Конечно, в грезах, но для читателя они слишком реалистичны. "На рассвете рота выступила в долину, двигаясь по дороге, слишком узкой для бронетранспортеров, поскольку по обе стороны". Привычные кошмары, любовь к турецкой журналистке, которая так же претерпела в жизни лишений, - все это контрастирует, взблескивает яркими флешбеками и наконец завершается трагическим инцидентом. В результате наш герой вынужден бежать в некогда популярный греко-кипрский курортный городок, заброшенный после турецкого вторжения в 1974 году. Там он присоединяется к общине изгнанников, затерянной в утонувших в зарослях руинах. Казалось, здесь он мог бы наконец обрести спокойствие и умиротворение, исцелившись и закончив собственную войну с призраками прошлого, но кому-то явно не по вкусу эта идиллия посреди руин. Последствия военного прошлого дают о себе знать даже в этом раю для изгнанников.

Актуальные всегда: топ 20 книг которые стоит прочитать

Игорь Астапенко. Чаполоч

Эта неожиданная для нынешних реалий метафорическая притча о человеческом одиночестве - дебютный роман автора, который продолжает традицию психологической прозы. Кроме того, он настоящий поэт и лингвистический эквилибрист, его образная речь создает за каждым предметом многослойную тень свежих смыслов. Итак, тонкое чувство языка, но не Медведь или Пашковский. Использует суржик, но не Бриних и не Подервянский. В аннотации за автора расписались, вспомнив в качестве предтечи Сашу Соколова. В "Школе для дураков" он использует поток сознания, напоминая Джойса, в нашем же случае автор попытался то же самое сделать с местным материалом. "То дивіться на омелу. Коли омеліле дерево втрачає листя, його кругла недуга стає ще виразнішою. Як жінка, на якій залишилися тільки родимки й хрестик". Или не так, более прозаично, но не приземленно. Как Хлебников, который намного раньше Соколова мелос из портянок вытаскивал. "Детуся! Если устали глаза быть широкими…" Почти то же у нашего автора "Мілочко! Пам’ятаєш минулий березень? Снігу було по самі душі. Ше хтось у криниці втопивсь. Зоя, здається. Я не любив її. Не вона? Тоді й зараз не люблю. Буде довго жити. Налий. Так ось, я тоді зрубав аличу. Аличу Йосі. Він досі не знає. Вона мені заважала. Але я не про це, Мілочко. Коли в тебе день народження? Ти ж знаєш. Тоість — Ви знаєте. Підкури".

Александр Завара. Гелтер Скелтер

Интересная подборка ужасов, при чтении которых стынет кровь

Классическую модель города - юношескую компанию, которая то на выезде в лесу, то на дружеской вечеринке сталкивается с проявлением метафизически-инфернального зла, - автор этого романа помещает в необычную, потому что мирную среду студенческого общежития. Со своими, конечно, законами, порой жестокими, но не настолько, чтобы стать сценарием для фильма ужасов. "Атмосфера в чотириста чотирнадцятій панувала майже така, як і того вечора, коли загинув Сергій Знайда. Лячна тиша в коридорі й сусідніх кімнатах навіювала неспокійні думки, і різниця між тодішнім і теперішнім полягала лише в наявності куп сміття, через що гуртожитська кімната скидалася на захаращену туристами печеру". То есть чтобы было еще страшнее, потому что страх в этом случае царит не на экзотической для городских жителей территории, где ему, собственно, и место (лес, подземелье, руины), а в знакомой, типичной, привычной среде. Потому-то и не знаешь до конца романа, то ли это потусторонние силы разыгрались, вызвав гоголевского Вия с Панночкой, то ли завелся маньяк среди своих.

Колин Кэмпбелл и Томас Кэмпбелл. Китайское исследование

В основе этой книги лежит самое масштабное в истории науки исследование связи между пищевыми привычками и хроническими болезнями. Этот проект был организован совместно с Корнелльским и Оксфордским университетами и Китайским институтом профилактической медицины. Газета The New York Times назвала его "Гран-при эпидемиологии". Стоит ли отказываться от мяса? Влияет ли питание на рак? Почему следует употреблять фрукты? Эти и другие "простые" вопросы находят профессиональный ответ. Коллеги автора называют его книжку лучом света в темном царстве современности, который так ярко и полно освещает реальные проблемы питания и здоровья, что мы уже никогда не попадем в ловушку людей, получающих выгоду из нашего невежества, растерянности и послушного потребления продуктов, которые нам продают. Оказывается, продукты, которыми мы старательно кормим своих детей, считая их полезными, приводят к возникновению главных болезней-убийц: рака, сахарного диабета и сердечно-сосудистых заболеваний. "Китайское исследование" возникло после изучения статистических данных о смертности в 65 округах Китая, которые были собраны по инициативе премьера-министра Чжоу Эньлая, умиравшего от рака. В ходе этого исследования было определено более 8 тыс. значимых взаимосвязей между питанием и болезнями.

Георгий Почепцов. Виртуальные войны. Фейки

Книги к Пасхе: полезные издания для праздничных приготовлений

Автор этой книги, рассказывая, казалось бы, о вполне мирных вещах, напоминает о том, как именно они призывают к войне. С одной стороны, это вполне виртуальные вещи наподобие того же "Гарри Поттера", которого мы читаем вполне добровольно, а с другой - религия и идеология, которые еще недавно были обязательными для каждого. "Сегодня потребление в виртуальном пространстве формируется в основном на добровольной основе, однако те или иные виртуальные продукты, приходящие извне, могут конфликтовать с национальной виртуальной системой", - предупреждают нас. Но делается ли что-то, чтобы предостеречь от опасности виртуальной "ловушки"? Автор приводит примеры такой борьбы. "При трансляции футбольного матча "размазали" сосцы волчицы на эмблеме футбольного клуба "Рома". При посещении иранским президентом римского музея обнаженные античные статуи прикрыли коробками. Трансляция вручения "Оскара" заставила прикрыть обнаженные плечи актрисы Шарлиз Терон. Такое столкновение двух виртуальностей можно увидеть и в российском примере, когда архимандрит спел в храме "Мурку", за что был отправлен из Московской епархии в Тирасполь".

Смотреть все фото к статье (6)
Добавить комментарий
Перед написанием комментария ознакомьтесь с правилами.
Вверх
×
Продолжая просматривать telegraf.com.ua, Вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Закрыть Соглашаюсь