Пушкин ценный для Путина, потому что мертвый и уже ничего сказать не может - Виталий Чепинога

Читати українською
Автор
4735
Пушкин ценный для Путина, потому что мертвый и уже ничего сказать не может

Украина не станет свободной, пока последнего Пушкина не снесут с его пьедестала, считает экснардеп

На днях в Киеве на Шулявке снесли памятник Александру Пушкину. Почему это сильно возмутило определенные сегменты украинского общества. Мол: как же так? При чем здесь Пушкин? Путин – наш враг, а не Пушкин, говорят они… Пушкин был против царя и дружил с Гоголем. Он ему даже идею для "Мертвых душ" подсказал.

У меня в социальных сетях есть знакомый, который занимается демонтажем российских и советских памятников на территории Львовской области. Он говорит: люди даже не дают себе отчета, настолько их сознание детерминировано рукотворным ландшафтом. Они ходят в окружении этих бетонных лениных, валь котиков, красных партизан и пушкиных и даже не догадываются, что продолжают жить в СССР. Они немного разбавили советских идолов иконами и часовнями и на этом успокоились. Богоматерь и Зоя Космодемьянская – основа амбивалентности целого поколения украинцев.

Памятники – это залог российского возвращения, реванша

Памятники – более важные артефакты, чем нам кажется. Не случайно Россия так раздражительно относится к разрушению и демонтажу любых памяток, связанных с ее имперской историей. Первое, что они сделали при отступлении из Херсона – вывезли в Россию памятник Григорию Потемкину… Любой демонтаж обелиска "воину-освободителю" в странах Балтии или Восточной Европы доводит путинскую Россию до истерики. Они расстреляли из автоматов памятник Тарасу Шевченко в Бородянке и сильно злились, что памятник Григорию Сковороде уцелел после ракетной атаки в Харьковской области.

Россия – это трупная культура, живущая прошлым, которое она время от времени пытается возродить. Та же культура "мертвых душ". В самом центре их столицы, в основе новейшей культуры Москвы локализован труп человека, мертвеца, канонизированного зомби. Они ежегодно 9 мая носят своих давно мертвых "дедов" на палках, жгут жертвенные огни "неизвестному солдату" и до сих пор пытаются оживить Виктора Цоя.

Поэтому с таким трепетом относятся ко всем своим памятникам, на всех территориях, в какой-то период истории находившихся под контролем Москвы. Памятники – это залог их возвращения, реванша.

В свое время у меня была теория, что тысячи и тысячи памятников Ленину по всей Украине, в каждом городе и буквально в каждом селе – это не просто так. Эти "ленины" — это энергетические порталы, с помощью которых Россия управляет подконтрольными территориями. Что-то такое, знаете ли, в стиле рассказов молодого Владимира Сорокина.

Конечно, все это мистика, но на самом деле "памятная культура" есть не что иное, как способ невидимого, но действенного и мощного влияния России на нации и народы, когда-то испытавшие имперское порабощение. Пушкин присматривает за нами!

Взгляды Путина и Пушкина на "братские народы" не сильно разнятся

И все же, почему именно Пушкин?

Не будем говорить здесь о художественных, культурных и эстетических ценностях стихов русского поэта. Хотя некоторые утверждают, что значение Пушкина в мировой литературе, мягко говоря, преувеличено. Это не предмет нашей разведки.

Пушкин – просто себе русский поэт, или "имперский паломник", как говорит о нем философ Тарас Лютый, плоть от плоти дитя русской имперской культуры. Пушкин в свое время предлагал дать народам Кавказа самовар и Евангелие, искоренить ненавистный ислам и установить высокую русскую культуру в этом диком крае. Как видим, взгляды Путина и Пушкина на "братские народы" не сильно разнятся.

В самом начале российского вторжения украинский художник Олекса Манн ввел специальный нейм – "пушкинисты". Этим сборным термином можно назвать целую группу и мертвых, и еще живых людей, несущих так называемую русскую культуру "порабощенным народам". Пушкинисты – это и Достоевский и Евгений Пригожин, и Виктор Цой, и Захар Прилепин, и генералы российской армии и "мобики". Это все те, кто конвертирует русскую культуру в агрессию, злобу и ненависть. Среди "пушкинистов" подавляющее большинство в глаза не видели и не читали стихов Пушкина. Для них это просто символ их настоящей России.

Никому уже давно не интересно, кем был тот Пушкин на самом деле и что он писал Евгению Онегину. Пушкин тем ценен империи, что он мертв и уж ничего сказать не годен. Его именем говорят, за него говорят. Пушкин современной России превратился в пропагандиста. И в этом контексте он ближе к Владимиру Соловьеву и Маргарите Симоньян, чем к Гоголю. Реального Пушкина не существует. Даже его полностью антиукраинскую "Полтаву" никто не помнит. Есть только его бронзовые либо каменные аватары, идолы установленные на бывших подконтрольных империи территориях. Пушкин – это мертвый оберег их претензий миру. Дорога вторжения из Беларуси в Бучу и Ирпень вымощена Пушкиным и пушкинистами.

Стокгольмский синдром культурного характера

И не понимать этого, будучи в Украине, просто дико. Это какое-то манкуртство или наивное янычарство. Своеобразный стокгольмский синдром культурного характера. Человек, не сознающий своего духовного рабства, не станет свободным никогда.

Но ведь в других странах стоят памятники разных эпох! – аргументируют наши "пушкинисты". Во Франции вполне уживаются памятники и Жанне д’Арк, и Наполеону, и Робеспьеру. В разных странах установлены памятники иностранным деятелям. Даже наш Тарас Шевченко стоит и в американском Вашингтоне, и в казахском Алматы!

Да! Но никто из них не предлагал уничтожать и порабощать целые народы только потому, что они говорят на другом языке и имеют другую культуру. Тарас Шевченко насильно не вносил высокую украинскую культуру казахам и не высказывался свысока и пренебрежительно об Америке.

Памятник – это благодарность и уважение к человеку. Это общие ценности, общие добродетели и общие принципы, независимо от исторического контекста.

В самом центре Парижа, например, на авеню Черчилля установлен памятник легендарному британскому премьеру. Уинстон Черчилль в свое время наделал немало зла французам. В частности, жестоко, коварно и кроваво утопил французский флот во время Второй мировой в алжирском Мерс-эль-Кебире. Для того чтобы он не достался немцам. Погибли более тысячи французских матросов (операция "Катапульта", 1940 г.). Но монумент стоит себе практически на Елисейских полях.

Потому что французы, в массе своей, понимают, что без Черчилля еще очень долго не было бы свободной Франции и свободной Европы. Франция разделяет те ценности и принципы, которые близки и британцам. Это общее культурное поле.

Именно поэтому и у нас вполне уместен, скажем, памятник Джону Маккейну и совсем не уместен памятник Павлу Постышеву, организатору Голодомора в Украине. Потому что нет у нас общих ценностей ни с Постышевым, ни с Пушкиным.

Но ведь надо отличать реального Пушкина от образа, созданного путинскими пропагандистами, – никак не угомонятся пушкинисты.

Нет, не надо. Вся культура в России принадлежит империи, имперской идеологии, имперскому мышлению. И если бы сегодня Пушкин был жив, то он вполне сознательно рассказывал бы из телевизора, что нет никакого украинского языка, а есть только какое-то "наречие". Что нет украинцев, а есть малороссы. И что Крым всегда принадлежал России.

Поэтому Украина никогда не станет свободной, пока последнего Пушкина не снесут с его пьедестала.

Info Icon

Мнения, высказанные в рубрике блоги, принадлежат автору.
Редакция не несет ответственности за их содержание.