Зеленский будто постарел на 20 лет, сил на второй срок может уже не хватить, - политический психолог

Читати українською
Автор
2354
Владимир Зеленский изменился внешне за два года президентства
Владимир Зеленский изменился внешне за два года президентства

Мимика украинского лидера указывает на постоянный стресс, боль и гнев

Президент Украины Владимир Зеленский в понедельник, 20 сентября, посетит с рабочим визитом США для участия в 76-й сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Это будет второе за этот месяц посещение украинским президентом Штатов. В среду, 1 сентября, в Вашингтоне состоялась встреча Зеленского с его американским коллегой Джо Байденом. Интересно, что и на самой встрече, и во время общения с прессой после нее, у Зеленского был уставший и напряженный вид.

Эмоциональное состояние Владимира Зеленского, перемены, которые произошли с артистом после того, как он стал президентом, для «Телеграфа» оценил политический психолог, эксперт по вопросам невербальной коммуникации, эксперт ряда телепроектов Валентин Ким.

– О чём говорит манера держаться Зеленского в последнее время?

– Мимика Владимира Зеленского и его поведение за последние два года претерпели серьезную трансформацию. Если Зеленский образца 2019 года – до выборов, во время выборов, вскоре после выборов – это был человек, который (если оценивать по мимике) очень часто, открыто и доброжелательно улыбался. Сейчас Владимир Зеленский – это человек, на лице которого мы часто видим гримасу, презрение и очень большую боль.

Недавно он принимал участие в съемках программ «Право на владу» с Натальей Мосейчук. До этого давал ей интервью. И даже в такой комфортной обстановке, с журналистами, которые не стараются его в чём-то разоблачить, а наоборот – как-то поддержать – ему крайне тяжело быть веселым, доброжелательным, открытым и легким. Таким, как он был всего два года назад.

– Что на это указывает?

– Его мимика, язык тела, характер ответов на вопросы. Дистанция, которую он держит. Когда ему становится некомфортно, он замыкается, старается увеличить дистанцию от себя до журналиста. Это невербальные признаки переживаемого глубокого стресса, который, казалось бы, не имеет прямой причины. Подчеркиваю, что Наталья Мосейчук, что Дмитрий Гордон – для Владимира Зеленского являются комфортными собеседниками. Огромное количество работников медиа, которые в той или иной ситуации задают ему вопросы, не вызывают у него отторжения, гнева, агрессии. Но при этом его мимика, пантомимика выражают переживание, стресс, гнев и боль. Гримаса президента Зеленского сейчас – это гримаса боли.

– С чем это может быть связано?

– Ему, очевидно, очень тяжело переживать ситуацию, когда ему задают вопросы. Даже если эти вопросы не все неудобные.

В целом поведение президента сильно изменилось. Он утратил легкость, жизнерадостность, которыми выгодно отличался от многих. Приобрел некую тяжеловесность. Да, научился некоторым вещам, которые ранее не умел или умел не столь хорошо. Говорить по-украински, носить костюмы с галстуками, излагать мысли более-менее формальным, чиновничьим языком, который на самом деле необходим политику, чтобы никто не придирался к отдельным словам, не вырывал их из контекста.

Но дается это президенту очень большой ценой. Он теряет свою энергию, свой эмоциональный ресурс. И это становится всё более заметно.

– Если сравнить его первые публичные выходы как президента и нынешние – в чём разница?

– Во время первых пресс-конференций в статусе президента, если ему задавали неудобные вопросы, Зеленский реагировал бурно, даже несколько агрессивно. Если кто-то не нравился, проявлял такую спонтанную агрессию. Достаточно вспомнить эпизод в Борисполе летом 2019-го, где он выгнал из зала заседаний секретаря горсовета, назвал его «бандитом» и грозился позвонить Баканову (на тот момент врио главы СБУ) по поводу «этого черта».

Далее был довольно эмоциональный тур по таможням. Зеленский вызывал «на ковер» таможенников, ставил в неудобное положение губернаторов. Заставлял вставать, выслушивать его претензии, заставлял увольнять этих людей.

Если же посмотреть на поведение Зеленского сейчас – это как будто два разных человека. Складывается ощущение, что за эти два года он постарел лет на 20. У него колоссальный упадок, у него нехватка сил.

– С кем Зеленский держится более уверенно, чем ранее?

– Нет людей, с которым он стал бы себе вести более уверенно, чем раньше. Ключевая черта изменения поведения Зеленского – это отсутствие уверенности, переживаемая боль, демонстрация ощущения давления. Всё это воплощено в гримасе отчаянья на лице.

За эти два года он растерял огромную долю эмоционального ресурса, за счет которого живет. Он человек творческий, ему необходимо переживать позитивные эмоции. Ему необходимы «лайки», аплодисменты, сигналы признания. А он получает их всё меньше и меньше. И даже его окружение, абсолютно лояльные к нему люди, как те же Шефир и Ермак, неспособны заменить аплодирующий зал.

Будучи натурой творческой, экспрессивной, очень открытой эмоционально, обладающей умением нравиться и способностью устанавливать контакт с огромным количеством людей, Зеленский на посту президента попал в ситуацию жестких рамок. В которых все его действия рассматриваются под микроскопом, критически. И находят те или иные сигналы неуверенности, печали, грусти.

Эти условия для него абсолютно токсичны. И какое бы не было у него ближайшее окружение, он не способен получать энергию от того, от чего получал ранее. От массового признания. Его уже нет. И это для Зеленского, как мне кажется, является серьезным фактором эмоционального выгорания.

– Если ему так некомфортно на посту президента, почему появляются разговоры о вероятном втором сроке? Возможен ли он?

– Во многом политика любого украинского президента определяется двумя ключевыми центрами политической силы. Это Москва и Вашингтон. Успешность или неуспешность того или иного президента Украины зависит не от того, что происходит в Киеве, а от того, что происходит в Кремле и Белом доме. Украина является точкой соприкосновения двух важных геополитических интересов.

Допустим, Владимира Путина хватил удар. Его «черные полковники» друг с другом передрались. Естественно, тогда никакого ОРДЛО существовать не будет. Вопрос Крыма автоматически выносится на повестку дня – и оттуда начинают удирать коллаборанты. И Владимир Зеленский может случайно оказаться на коне.

Как это на него повлияет? Ооочень положительно. Он мгновенно восполнит недостаток энергетического ресурса. И второй срок станет более чем вероятен.

– А если произойдет обратная ситуация?

– То всё сложится плохо. И не только для Зеленского. Допустим, Путин и Лукашенко докажут свою жизнестойкость, Россия и Беларусь сольются в Союзное государство. Стареющий американский лидер Байден будет признан человеком, окончательно теряющим контроль над ситуацией. Мировое сообщество в очередной раз расколется, остро встанут вопросы Ирана, Афганистана, Пакистана, Китая, Африки. Украина уходит из первичной повестки дня. А Зеленский становится заложником своих обещаний, которые не способен выполнить.

При таком раскладе усиливается олигархат, усиливается давление Москвы. Он вынужден будет мигрировать в сторону патриотической части населения, которое к нему очень критично относится. И в результате потеряет оставшиеся крохи того эмоционального ресурса, который у него пока есть.

То есть, многое тут зависит не от Зеленского, а от внешних обстоятельств.

– А если бы всё зависело именно от Зеленского? Нужен ли ему второй срок? Пойдет ли он на него, если представится шанс?

– Если мы берем некую конкретную модель и рассматриваем лично его состоятельность и способность идти на второй срок, то я вижу, что это – больше бахвальство. У Зеленского не прослеживается ни профессионального ресурса, ни эмоционального (волевого), ни каких-либо других, которые позволили бы ему уверенно пережить второй срок. Вопрос ведь не в том, чтобы задекларировать свою готовность идти на него. Об этом говорят практически все, кому не запрещено законом. Более того – если ты даже не хочешь идти на второй срок, ты всё равно обязан это задекларировать, чтобы твои политические сила и авторитет не развалились.

Тот же Виктор Ющенко говорил о втором сроке не потому, что надеялся на победу. Я думаю, он понимал, что после экономического кризиса 2008 года никто не оценит его действия, в том числе эффективные, на посту президента. И шансов у него нет. Но не идти на второй срок он не мог.

Потому Зеленский бесконечно долго может декларировать свою готовность идти на второй срок. Но реальных сил у него для этого нет. Эмоционально он уже истощен, а ему необходимо продержаться еще три года. Даже это будет нелегко.

А у нас впереди – очень непростая ситуация с вероятным запуском «Северного потока-2». С тарифами. С обстановкой на Донбассе. И с еще огромным количеством вопросов, которые могут выйти на повестку дня, стать актуальными.

К тому же, 2024 год обещает быть очень сложным. Это выборы президентов и в РФ, и в США, и у нас. Ситуация со многими неизвестными. Будет давление, которое не каждый даже опытный политик способен выдержать.

– Президент – это ведь еще и команда. Как обстоят у Зеленского дела в этом ракурсе?

– В кадровом вопросе всё очень в ущербном состоянии. Вспоминаю 18 апреля 2019 года, когда за день до второго тура выборов, я был в студии «Права на владу», где Зеленский презентовал свою команду.

Тогда было много вопросов к нему. Покажите свою команду! Мы понятия не имеем, с кем вы идете во власть! И он презентовал ее лишь накануне голосования во втором туре. Это свидетельство того, что этой команды не было. В кулуарах этой программы я наблюдал за этими людьми. Видел, как они смотрели друг на друга. Они друг друга не знали. У Зеленского не было команды ни тогда, ни сейчас. Есть некое ограниченное количество лояльных людей. Но их нельзя назвать командой. Они появляются случайно. Как будто их выбирают из принципа «кто угодно». Посмотрите, какая пестрая компания: Кравчук, Кучма, Арестович, Фокин, Татаров. Абсолютно случайный подбор людей. Не говоря уж о других, менее известных фамилиях.

Это всё доказывает, что у Зеленского отсутствует какая-либо кадровая стратегия. Что у него крайне узкая даже не скамья, а табуретка запасных.

Соответственно, у Зеленского нет ни личностного, ни кадрового ресурса для похода на второй срок.

У тех, кто как-то выжил вокруг него, начинают формироваться собственные политические амбиции. А у него отсутствует четкая идеология формирования своей команды, чтобы эти амбиции вгонять в какие-то разумные рамки.

Поэтому, с точки зрения социальной психологии, партия «Слуга народа» является неуправляемым проектом. Это просто большое сообщество очень разных людей, разбитых по разным интересам. Зачастую даже не знающих друг друга. Поэтому их нельзя назвать командой.

Потому, акцентирую, кадровый потенциал у Зеленского крайне низкий. И это не создает преимущество для похода на второй срок.

А второй эксперимент с новыми лицами, непонятно откуда берущимися, страна уже переживать вряд ли захочет.

***

Ранее «Телеграф» сообщал, что Владимир Зеленский озвучил три своих главных достижения на посту президента Украины.