Пережил клиническую смерть на уроке: медики "скорой" больше часа боролись за жизнь школьника. И победили

Читати українською
Автор
918
К школьнику вызвали "Скорую помощь" Новость обновлена 04 сентября 2021, 09:30
К школьнику вызвали "Скорую помощь"

Реанимированного ученика доставили в областную детскую больницу и теперь его здесь предстоит вновь поставить на ноги. Но это благодаря тому, что не были потеряны самые первые, драгоценные минуты

Учебный год только начался – и вот уже случилось ЧП: в запорожской гимназии №8 ученик потерял сознание на уроке.

Об этом на своей странице в Фейсбук сообщил директор Областного центра экстренной медицинской помощи (ОЦЭМП) Константин Малашенко: «Еще одна победа над смертью. Сегодня две бригады спасли жизнь 14 летнему парню, которому прямо на уроке стало плохо. Клиническая смерть. Реанимация. Сдали живого в больницу с неплохим на тот момент прогнозом. Пусть у него все будет хорошо. А коллегам Инессе Левкович и Марианне Костийчук респект и уважение».

"Телеграфу" удалось узнать подробности этой тревожной истории.

Мальчику стало плохо на уроке истории

59-летний Артур Науменко работает в 8-й гимназии инженером по охране труда. Его дочь Маргарита, позаботившаяся о том, чтобы о вкладе сотрудников школы в спасение мальчика не забыли, уверена, что если бы медсестра и ее отец немедленно не применили своих знаний, умений и сил – трагедии избежать бы не удалось.

-Только не делайте из меня "героя" – я просто делал свою работу, — сразу же заявил мужчина. – Дело в том, что в октябре прошлого года директор гимназии Ирина Бирюкова направила меня на курсы по оказанию первой доврачебной медицинской помощи. Мы там изучали непрямой массаж сердца, причем, на современных манекенах с датчиками – как качать сердце, с какой силой, скоростью и интенсивностью. Именно это мне помогло. На самом деле, я волновался, немножко паники было, но руки работали автоматически, выполняя хорошо выученные действия. А затем меня сменила медсестра Светлана Сех.

По словам Артура Александровича, все случилось примерно в 11:05, во время четвертого урока. Незадолго до происшествия он как раз по своим делам заходил в этот класс, где учитель истории Елена Хижня вела урок. Кстати, физкультуры у этого класса в этот день не было. Затем его позвали к медпункт, куда обратилась со своей проблемой школьница. Но вдруг вдогонку ему сообщили: "Мальчику плохо – срочно нужна помощь!". Он вспоминает последовательность действий.

-Первым прибежал я, за мной – медсестра, которая схватила нашатырь, аппаратуру и перепоручила заболевшую девочку. Мальчик лежал на двух стульях за партой без сознания, а преподаватель держала его голову так, чтобы он не задохнулся. Я его вынес из-за парты, положил на ровное место, чтобы можно было осмотреть. Начал мерять пульс на шее, а тут прибежала медсестра и стала надевать на руку манжету тонометра. Дала ему нашатырь и парень начал реагировать.

"Правда, пульс у него был слабенький, нитевидный, – отмечает мужчина, — но ребенок дышал, реагировал на нашатырь". И вдруг все изменилось – у ученика стали синеть губы, начал пропадать пульс.

-Директор проверила дыхание на зеркало – его не было, и тогда мы с медсестрой начали реанимационные мероприятия, непрямой массаж сердца. Дыхание рот-в-рот не делали, потому что запрещено и нет специальной маски с клапаном, — поясняет Артур Науменко.

Другие сотрудники сразу же позвонили по номеру "103", машина приехала оперативно. Правда, пришлось провести подготовительную работу: у гимназии два въезда, оба открытых. И как раз в это время здесь собирается масса автомобилей родителей младшеклассников, у которых заканчиваются уроки. В общем, пришлось в буквальном смысле слова "разгонять" с дороги джипы и другие машины. Медики сделали кардиограмму – ребенок на тот момент уже дышал. Когда приехали профессионалы, Науменко занялся организационной работой.

-У нас еще на весну было запланировано провести обучение всех педагогов и техработников на курсах, где занимался я. Но тогда не получилось. Правда, их надо оплатить, а средств на это не выделяют, но мы их изыщем! Я никогда не думал, что мне эти знания пригодятся, а теперь надеюсь, что больше никогда не понадобятся, — признается все еще взволнованный мужчина. И подтверждает, что в одиночку хоть ему, хоть медсестре, справиться было бы просто невозможно: "Реанимация – это очень тяжелая процедура физически. Мы держали темп примерно 120 нажимов в минуту – 2 нажима в секунду с большой глубиной".

Количество положительных реанимаций за 5 лет выросло в 7 раз

-Сообщение о том, что ребенку стало плохо, поступило от сотрудников школы, — рассказывает заведующая подстанцией специализированных бригад ОЦЭМП Наталья Жукова. – Вызов был передан на ближайшую подстанцию Коммунаровского района и оттуда выехала бригада для оказания помощи. Сразу же сотрудники школы перезвонили, сказали, что они самостоятельно проводят сердечно-легочную реанимацию. Вдогонку линейной бригаде "скорой" мы направили бригаду детской реанимации. К их приезду помощь в полном объеме оказывалась сотрудниками линейной бригады – то есть, постановка ларингиальной маски, проведение непрямого массажа сердца и мониторирование функций сердца. Была проведена дефибрилляция. И после приезда бригады детской реанимации продолжилось проведение сердечно-легочной реанимации.

Кроме того, была проведена интубация трахеи и перевод ребенка на аппарат искусственной вентиляции легких, проводилась медикаментозная поддержка, а после относительной стабилизации состояния для транспортировки, школьника доставили и передали в руки медиков отделения реанимации областной детской больницы.

По словам Константина Малашенко, благополучный (на тот момент) исход реанимационных мероприятий – не случаен: "Мы годами идем к этому. Новые машины. Оборудование. Тренинги персонала. Тренинги для школьных медсестер. Количество положительных реанимаций за 5 лет выросло в 7 раз!".

-Действительно, за последний даже год у нас появилось много медицинских автомобилей классов "B" и "С", которые оборудованы всей необходимой аппаратурой для оказания неотложной помощи, — дополняет руководителя Наталья Петровна. – Там кислород есть, и шприцевой дозатор, и дефибриллятор, и аппарат ЭКГ. Но надо уметь на этом оборудовании работать! А для этого у нас есть учебно-тренировочный отдел, сотрудники которого организовывают занятия и курсы по оказанию неотложной помощи и не только для сотрудников "скорой помощи" и молодых специалистов, но также для учителей, пожарных, сотрудников полиции и школьников.

Насколько известно медикам "скорой", мальчик пожаловался на здоровье на уроке в классе. Учитель предложил ему обратиться в школьный медпункт. Но подросток, едва успев встать из-за парты, сразу же упал, потеряв сознание. "Но мы же не знаем, что у него в анамнезе – чем болел и какие были предпосылки"- поясняет Жукова.

А еще везде нужны дефибрилляторы

Детский анестезиолог выездной специализированной бригады интенсивной терапии и реанимации Марьяна Косийчук пока остерегается говорить об итоговом положительном результате, потому что состояние ребенка очень тяжелое.

-Это на тот момент была положительная реанимация. До приезда врачебой бригады, которая первой прибыла на вызов, помощь оказывалась медсестрой и сотрудниками гимназии. Проводилась базовая сердечно-легочная реанимация. А по прибытию врачебной бригады они начали профессионально оказывать помощь, было зафиксировано нарушение ритма — фибрилляция желудочков, была проведена дефибрилляция. Очень профессионально сработали те, кто оказывал помощь до приезда. Общее время сердечно-легочной реанимации составляло 56 минут! Когда появился пульс – мальчика доставили в больницу.

По ее словам, теперь важны первые — критические сутки, потому что возможно повторное нарушение ритма. А дальше остается надеяться на то, что столь длительная реанимация оставила шансы ребенку не только на выживаемость, но и на сохранение функций головного мозга.

- Главное сейчас, чтобы он не просто выжил, а чтобы головной мозг не пострадал. Это, конечно, победа – то, что удалось на догоспитальном этапе восстановить сердечный ритм, такое не всегда бывает. Хотелось бы, чтобы в нашей стране были распространены курсы базовой реанимации, чтобы все обучались, особенно педагоги, работники всех учебных заведений. Хотелось, чтобы были автоматические наружные дефибрилляторы в общественных местах, потому что в данной конкретной ситуации именно дефибрилляция была показана этому пациенту и без нее не удалось бы восстановить ритм. Очень хочется, чтобы этот ребенок остался жив.

По неподтвержденным данным, 14-летнего паренька как раз в этот день родители должны были везти на обследование к кардиологу…

Марьяна Сергеевна напоминает, что в Запорожье в начале года уже был случай, когда стало плохо 16-летнему хлопцу, реанимация на догоспитальном этапе была успешной, но, к сожалению, в больнице ребенок в первые сутки умер. И подчеркивает: "Чем раньше проведена дефибрилляция – тем лучше, потому что каждые 5 минут задержки снижают шансы на выживаемость на 20%".

Стоит упомянуть, что буквально неделю назад в запорожской больнице умер еще один учащийся этой гимназии, 12-летний Тимофей Дегальцев, которому стало плохо в лагере на Херсонщине: его доставили в Запорожье, но врачи оказались бессильны.