Выборы в США. Трамп имеет большие шансы на победу, стоит ли бояться Украине его возвращения

Читати українською
Автор
14414
Скандальный политик имеет поддержку со стороны 47% американцев
Скандальный политик имеет поддержку со стороны 47% американцев. Фото Getty Images

В президентское кресло США может вернуться политик, которого россияне считают "своим"

Президентские выборы в США пройдут осенью 2024 года. Среди главных претендентов на должность — действующий президент Джозеф Байден и 45-й глава государства Дональд Трамп. По результатам недавнего опроса The Wall Street Journal, Байдена готовы поддержать 43% американцев, тогда как 47% планируют отдать свой голос за одиозного Трампа.

Последнего в Украине принято считать нежелательным победителем, ведь представитель Республиканской партии якобы испытывает теплые чувства к России и неоднократно призывал Украину к уступкам агрессору ради заключения мира. Беспокойство вызывает и то, что сами россияне ждут "второго пришествия" Трампа, ведь считают, что он сократит объемы помощи Украине и заставит нас подписать мирный договор на выгодных для Кремля условиях.

Насколько высоки шансы Дональда Трампа снова сесть в президентское кресло, и действительно ли скандальный политик может изменить курс США в вопросе внешней политики и поддержки Украины в частности? Об этом "Телеграф" спрашивал у экс-преподавателя международного права в Денверском и Пенсильванском университетах (США), экс-вицепрезидента Парламентской ассамблеи Совета Европы и председателя Комитета ВРУ по вопросам внешней политики и межпарламентского сотрудничества Александра Мережко.

— Как вы оцениваете результаты опроса, свидетельствующие о высокой поддержке Дональда Трампа среди американцев? Можно ли рассматривать их как заявку на победу?

— Избирательная система в США отличается от украинской. В Америке все решается не фактическим количеством голосов избирателей за того или иного кандидата, а решением так называемых электоральных колледжей.

Каждый штат сам определяет порядок избирательного процесса при формировании состава коллегии своих избирателей. В свою очередь избиратели единолично голосуют за президента и вице-президента, после чего Сенат подводит итоги на заседании обеих палат и объявляет победителя.

То есть, электоры, принимающие решение от штата, опираются на волю народа, однако окончательный "вердикт" не всегда совпадает с мнением большинства жителей штата.

Например, в избирательной гонке Дональда Трампа и Хиллари Клинтон по количеству голосов рядовых американцев должна была победить именно последняя, при этом, президентом стал Трамп, ведь за него голоса отдали большинство электоров в колледжах штатов. Аналогичная ситуация сложилась во время баллотирования Альберта Гора и Джорджа Буша-младшего в 2000 году.

Конечно, чаще результаты голосования совпадают с мнением большинства американцев, но иногда случается и наоборот. В США уже давно ведутся дискуссии о том, насколько такая избирательная система демократична, но она пока действует. Я думаю, что это связано с федерализмом и историческим желанием американцев подчеркнуть независимость и влиятельность каждого отдельного штата.

— По вашему мнению, в чем секрет популярности Дональда Трампа среди граждан США, ведь он достаточно скандальная личность?

— Я не считаю возможность такого волеизъявления изъяном. Скорее, наоборот — это сила демократии. В отличие от выборов в авторитарных и тоталитарных государствах, результаты демократических выборов должны быть непредсказуемыми и, возможно, даже непонятными для других стран. В США бывает, что разница между кандидатами составляет несколько процентов, и это свидетельствует о честных выборах.

В то же время, это делает американскую систему в некотором смысле слабее, ведь при вмешательстве в избирательный процесс третьей стороны (как это было с Россией во время выборов в США в 2020 году) "набрасывание" даже нескольких процентов одному из кандидатов может кардинально изменить картину.

Что же касается популярности Дональда Трампа, она действительно в чем-то парадоксальна. Дело в том, что в прошлый раз активнее всего за него голосовали жители так называемого "ржавого" или индустриального пояса США (центральная часть штата Нью-Йорк, регионы к западу от него в штатах Пенсильвания, Огайо, Индиана, Мичиган и Иллинойс к западному берегу озера Мичиган .- Ред .).

Парадокс состоит в том, что Трамп — полная противоположность проживающим в этих штатах людям. Он медийный и богатый, в то время как его избиратели — местный пролетариат и рабочие. По теории Маркса, они должны голосовать за социал-демократическую партию и профсоюзы.

Думаю, секрет в том, что он позиционирует себя как защитника американских ценностей, что подтверждается и его политическим лозунгом Let’s make America great again — сделаем Америку большой снова. Несмотря на то, что Трамп менял свое политическое направление, перейдя из демократов в республиканцы, он всегда ориентировался именно на консервативный электорат.

В то же время, согласно результатам многих социологических исследований, большинство американцев предпочли бы видеть среди кандидатов не Байдена и Трампа, а новые лица.

— Насколько правдив тезис о том, что Трамп — пророссийский политик и сторонник Путина?

– Он проамериканский политик. Безусловно, у него есть свое представление и видение картины мира, с которым можно спорить, но оно не равно преследованию интересов РФ. Чтобы понять, почему Трамп не является врагом Украины и почему нам есть за что быть благодарными ему, достаточно сравнить поддержку Украины во время правления Барака Обамы и Дональда Трампа.

Первый не давал нам оружие, опасаясь эскалации конфликта с РФ, второй предоставил нам ЗРК Javelin. При Обаме произошла перезагрузка отношений США и РФ, несмотря на российскую агрессию против Грузии, тогда как Трамп занял очень принципиальную позицию по отношению к Китаю, чем изменил градус в отношениях между США и КНР. Личность Трампа может вызвать множество вопросов, но его пророссийскость – это миф.

- Другими словами, украинцам не стоит опасаться победы Трампа?

– Не стоит. Более того, для нас вообще не имеет значения, кто будет президентом США. В Америке решающую роль в сфере внешней политики играют национальные интересы и институты. Кто бы ни был президентом, его свобода действий ограничена этими факторами, а помощь Украине является национальным интересом США.

— В то же время, один из главных американских институтов до сих пор не согласовал выделение очередного пакета помощи Украине и очень непрозрачно намекает на то, что средства для нас заканчиваются. Если добавить к этому жажду Трампа усадить Украину и РФ за стол переговоров, не дойдет ли до ультиматумов для нас — либо мир и поддержка Запада, либо…

– Нет, этого не будет. И дело не столько в личном отношении американских политиков к Украине и России, а в том, что у США есть травма Афганистана. Выход американских войск оттуда подорвал доверие мира к их президенту и Штатам в целом.

Кто бы ни стал следующим главой государства и какие бы политические вкусы он ни имел, он не может позволить повторения этой истории. Для США это будет победой не только России, но и Китая, что нанесет огромный удар по их имиджу в мире, по доверию к ним как к государству, поддерживающему порядок и стабильность мировой системы.

Конечно, среди американских политиков — и демократов, и республиканцев — раздаются разные голоса, в том числе за примирение Штатов с Россией и фокусировке на сдерживании Китая на пару с Кремлем. Но это очень ложная логика, поэтому эти голоса маргинализированы и составляют критическое меньшинство.

— Изменится ли наш подход к отношениям с США в случае победы Дональда Трампа?

— У нас есть своеобразная мантра: мы ценим двухпартийную поддержку, поддержку обеих палат американского парламента. Если она будет продолжаться, никаких изменений наши отношения не будут нуждаться, кто бы ни сидел в президентском кресле.

Все, что нам нужно — доносить до американских коллег идею тесной связи победы Украины и национальных интересов США. Кроме того, мы должны продвигать ее и широкой общественности американцев, ведь сейчас более 40% из них считают, что США оказывают нам слишком много помощи.

Среди аргументов в пользу этой идеи не только политический интерес и безопасность США, но и экономический аспект. Предоставление нам вооружения стимулирует к развитию американский военно-промышленный комплекс, что создает новые мощности, рабочие места и развивает их экономику.