Изнасилования и "жизнь по традициям": известная снайперша ВСУ поразила сеть историей из своей юности

Читати українською
Автор
7508
Иллюстрация
Иллюстрация. Фото Pixabay

Оправдывание изнасилования – это уже давняя проблема.

Украинцев шокировала резонансная ситуация с изнасилованием несовершеннолетней, которая произошла на Закарпатье. Граждане были возмущены, по их мнению, слишком мягким приговором суда по отношению к насильникам. Ведь трое подростков, которые избили, затащили в подвал, а затем по очереди насиловали 14-летнюю девушку, получили наказание в виде двух лет условного строка и относительно небольшой штраф.

После этого многие в сети начали обсуждать так называемую "культуру изнасилования" — толерование частью общества этого преступления, склонность к отбеливанию насильников и осуждению жертвы. Однако, как отметила, известная женщина-снайпер ВСУ Елена Белозерская данное поведения некоторой части общества, произошло не сейчас, после этого случая, а намного раньше.

О своей истории из жизни она рассказала на своей странице в Facebook.

"Мне было тогда 23 года, моей приятельнице, назовем ее Наталкой — 26 или 27. Это была деревенская девушка, которая работала в Киеве и училась на заочном. Внешне Наталья была симпатичная, но настолько тихая, "незаметная" и застенчивая, что у нее еще никогда не было парня.

Я очень сильно помогала Наталке с учебой, и когда она окончила вуз, она и ее родители в знак благодарности пригласили меня к ним в деревню на выходные. Приехали мы туда, смотрю — семья не богатая, но и не бедная, такое добротное, степенное сельское хозяйство. Встретили меня, как дорогую гостью. Днем мы, как положено, немного помогли на кухне и в огороде, а вечером Наташа мама отправила нас "развлечься" в местное кафе — "посидите, девочки, отдохните, там будут подруги Натальи".

Ф*г бы я пошла по собственной воле вечером в деревенское кафе без мужа или парня. Но была молода, в гостях и неудобно отказать.

Пришли мы — а идти туда пешком было километра два, еще и какими-то оврагами углы срезали. Сидит на столиком Наталкина одноклассница — ярко и безвкусно накрашенная, уже разведенная, имела ребёнка. Мы подсели, начали общаться, почти сразу подсели еще несколько ребят. Что они пили, не помню, а мы с Наталкой (обе почти не употребляем) выпили по бутылочке слабоалкогольного тоника. От нее я вообще не почувствовала опьянения, а Наталку почему-то разобрало — если бы я не была весь день рядом с ней, подумала бы, что она выпила что-то крепкое.

Началось "хи-хи", ухаживания и намеки. Я почувствовала себя дискомфортно и предложила Наталке уходить домой. Те ребята сказали, что нас подвезут. Говорю Наталке: "Лучше пойдем пешком". — "Да ну, — отвечает, — здесь далеко, идти тяжело. Не бойся, я этих ребят хорошо знаю. Один мой одноклассник, а второй наш милиционер". Опять-таки, я бы плюнула и пошла сама, но дороги не знаю! Рискнула и сели мы к ним в машину (девушки, никогда так не делайте!). Одноклассница на тот момент уже где-то делась. Ну, и они, конечно, привезли нас домой, а на берег местной реки. "Не бойтесь, девушки, мы ненадолго, искупаемся, выпьем по маленькой и домой".

Дальше можно было бы и не рассказывать. Я отказалась пить и купаться и попросила нас отвезти домой. Ребята, которых было четверо, ответили на это "бугага, не нервничай, малая" и начали к нам лезть. Наталка сопротивлялась слабо, а я ударила одного, схватила Наталку за руку и потащила вверх по берегу в кусты. Мы прятались по тем кустам, как зайцы, а они хохотали, светили фонариками, "где, б*ди, делись, выходите!". Наконец плюнули — поехали, говорят друг другу, за другими бл***и — и забрались оттуда. Мы с Наташей выбрались на дорогу и пошли домой. На стрессе я жестко держала ее за руку и ругала – "во что ты меня втянула?!", а она тихо всхлипывала…

Дома Наталья сразу же заснула, а я не смогла, меня трепало до утра. Утром сказала Наталкиной маме, что должна срочно возвращаться в Киев. И тут ситуация, ради которой я и рассказываю вам эту банальную историю.

Оказалось, что мама была в курсе. Она сама сговорилась с той одноклассницей, чтобы те ребята отвезли нас на реку. "Никого себе найти не может, так пусть хоть родит" — так она сказала о своей дочери.

Я прифигела и все, что смогла сказать: "А подругу вашей дочери, которая ей помогала, вы за что подставили?". Получила ответ: "А тебе что, ты же замужем, никто бы не узнал".

Подчеркиваю: это были не алкаши, не преступники — обычная, вродебы нормальная сельская семья.

Сама Наталья тоже, кажется, считала, что ее мама и одноклассница хотели как лучше…

(UPD. Нет, скорее всего, Наталкина мама вообще не считала это изнасилованием. Она хотела, чтобы ее дочь оказалась в ситуации, в которой по пьяни наконец-то переспала бы с кем-то и стала "нормальной", "как все")"

В связи со всем вышесказанным Елена подчеркивает, что "культура изнасилования" существует уже очень давно.

"Но не думаю, что в головах людей, ведущих "традиционный" образ жизни", с тех пор многое изменилось", — считает она.

История из жизни снайперши поразила сеть и спустя всего несколько часов после публикации собрала множество реакций и комментариев.

Ранее мы писали, что выплыли новые резонансные детали по делу об изнасиловании школьницы в Закарпатье.

Также мы сообщали о том, кого обвиняют в оправдании насильников девочки в Закарпатье.