30 лет украинской независимости: почему мы так и не стали "второй Францией"

Читати українською
Автор
260
Почему Украина в период независимости не приуспела в экономике  - анализ экспертов
Почему Украина в период независимости не приуспела в экономике - анализ экспертов

Почему за 30 лет своей самостоятельности Украина не добилась заметных успехов в экономике — разбирались журналисты "Телеграфа"

После обретения независимости Украина была полна надежд и веры в светлое будущее. В 1993 году тогдашний президент страны Леонид Кравчук даже пообещал, что наша страна станет «второй Францией». К сожалению, за три десятилетия мы не смогли стать даже «второй Польшей», не говоря о том, чтобы стать «первой Украиной». 

Складывается впечатление, что президенты меняются, а страна – не очень. Из года в год измученные очередными «покращеннями» украинцы упрямо утверждают: страна движется «не туда». Так ли это на самом деле, и действительно ли в экономической политике страны были лишь сплошные провалы? Об этом – в сегодняшнем материале «Телеграфа».

Политики должны говорить красиво!

Все 30 лет независимости Украина только и делает, что кого-то «догоняет», причем, безуспешно. Нам постоянно обещают «европейские» пенсии и зарплаты, а, выбирая направление движения, прогнозируют, что мы пойдем то по пути Польши, то по пути ОАЭ, а то и Аргентины. По какому принципу выбираются примеры для подражания точно неизвестно, но складывается впечатление, что это очень зависит от того, какую страну недавно посетил президент или о чем прочитал последний пост в Фейсбуке какой-нибудь чиновник. 

А начало всем этим «догонялкам» и хроническому стремлению слепо скопировать чей-то опыт положил первый президент страны Леонид Кравчук, пообещав, что когда-нибудь мы станем «второй Францией». 

Интересно, что экономисты в таких сравнениях и обещаниях ничего плохого не видят, поясняя: политики должны говорить красиво. А вот если у них уже даже говорить вдохновения нет – это тревожный звоночек. 

«Любые ориентиры сформированы социологами и психологами, которые умеют оказывать влияние на настроения граждан, — отметил в беседе с «Телеграфом» старший аналитик компании Esperio Ян Кароль. — Ориентир на более успешную и красивую страну берется для того, чтобы увеличить доверие к кандидату, к программе правящей партии и т.д. Пресс-службы политиков готовят сравнительные характеристики того, что нравится населению. И тут вопрос, скорее, не в экономическом, а ситуационном ориентире, благодаря чему люди будут спокойно жить и ждать результатов действий политиков». 

Говоря о Кравчуке, надо сказать, что основания для того заявления у него действительно были, ведь на момент обретения независимости Украина входила в число самых развитых экономик Европы. Но, к сожалению, за три десятилетия мы ни на шаг не приблизились к своей «французской мечте». Разрушая экономическую, промышленную и технологическую базу, мы постепенно скатились до уровня аграрной страны, причем, не самой успешной. Сравнения с европейскими странами по самым разным экономическим и социальным показателям всегда оказываются не в нашу пользу: практически во всех международных рейтингах ниже нас Европы нет.

«Между прошлым и настоящим»

В начале пути у нас было все – и стартовые возможности, доставшиеся по наследству, и направление «на Францию». Но что же пошло не так?

Каким бы удивительным это не показалось, но большинство экспертов, опрошенных «Телеграфом», основной ошибкой и проблемой Украины назвали кредиты. И это тем более странно, учитывая, что каждый новый кредит власти нам преподносят как невиданную «перемогу»!

О том, что развиваться Украине мешал высокий уровень закредитованности, который практически бесконтрольно формировался с самого начала нашей независимости, говорит Ян Кароль. Кроме того, считает эксперт, серьезными препятствиями развития были политическая слабость страны, зависимость от коррупционных схем, газовые тяжбы и постоянный передел власти. 

«Учитывая вышесказанное, не исключаю, что стабильность государству могла бы принести единая неизменная власть, — говорит Кароль. — Да, она не была бы идеальной, но не было бы постоянной гонки «успеть заработать за время правления страной». Ни у одного из правительств не было качественного долгосрочного плана развития государства на 20, 30, 40 лет, которого придерживались бы все, кто приходит к власти. Все упиралось в возможности заработать здесь и сейчас, исходя из того, на какой стадии экономического падения власть получила страну в свои руки».

Основными ошибками в экономической политике страны эксперт считает кредиты, которые Украина брала у самых разных партнеров, а также траты НБУ на поддержание стабильности гривны. 

Аналитик Алексей Кущ говорит, что назвать отдельные решения, которые привели к провалам, трудно, поскольку действия власти в целом можно характеризовать как набор неверных тактических шагов. Но кредиты все же выделяются на общем фоне ошибок.

«Украина в период «тучных лет» в начале нулевых не сумела создать национальный резервный фонд, в котором бы аккумулировались средства от роста экспортных цен, — говорит Кущ. — Мы этим ростом воспользоваться не смогли. А ведь если бы в 2004-2008 Украина конвертировала эти деньги в структурную перестройку экономики, мы бы встретили кризис 2008 года более подготовленными. Но вышло по-другому. Порядка 50 млрд долларов, которые потенциально могли бы составить тот самый национальный резервный фонд, перетекли на счета нескольких десятков олигархических семей. Они, в свою очередь, вместо того, чтобы вкладывать деньги на родине и что-то здесь строить, принялись покупать активы по всему миру».

В итоге Украина подошла к кризису 2008-2009-го совершенно неподготовленной и вполне ожидаемо получила нокаут. А, кроме того, продолжает эксперт, именно с 2008 года началась зависимость Украины от МВФ. С того времени мы начали терять свой экономический суверенитет.

«Провал экономической политики состоит в том, что она во все времена служила интересам правящей элиты вопреки интересам общества, — добавляет президент Института реформ и развития Киева Александр Вовченко. — Последствия такого провала чувствует каждый гражданин: качество жизни украинцев очень низкое. А тоталитарное прошлое, комплекс «меншовартості» и постоянный грабеж богатств нашей страны — это та гремучая смесь, которая не позволяет Украине двигаться в направлении положительных сдвигов. Мы застряли между прошлым и настоящим. Наша экономика не становится гибче, а остается неповоротливой машиной, которая с течением времени только ржавеет и тянет все на дно».

Аналитик Даниил Монин считает, что основной провал, который мы наблюдаем все 30 лет, вызван отношением власти к предпринимательству. Но и про кредиты эксперту есть что сказать. 

«Если Украина кричит про "перемогу" при взятии кредита, она обречена, — считает Монин. — Это означает, что власти просто нечего предъявить гражданам. Человек, который взял кредит, как правило, об этом помалкивает, ведь это означает, что у него нет своих денег, и он вешает на свою шею рисковое обязательство. Власть же новость о каждом кредите преподносит как «победу» — это катастрофа и деградация как общества, которое ведется на подобную чушь, так и власти, которая эту чушь озвучивает».

Все идет по плану?

Определиться с успехами страны экономистам оказалось сложнее. Во-первых, их не так уж много, во-вторых, общая ситуация, в которой сегодня находится Украина, говорить об успехах как-то не располагает. Но кто сказал, что среди наших экспертов нет оптимистов?

Так, экономист Александр Гаврутенко считает, что неудачи и успехи страны взаимосвязаны. По его мнению, главный экономический провал экономики независимой Украины состоит в том, что за все эти 30 лет мы так и не смогли перестроить ни институты государства, ни деловые и правовые практики, ни ментальность чиновников и граждан из социалистического способа хозяйствования на рыночный. А успех состоит в том, что вопреки этому у каждого есть возможность создавать и развивать собственный бизнес, формировать свой достаток через предпринимательство, и многие этой возможностью пользуются. И именно благодаря медленно возникающему на этой почве среднему классу у страны есть перспективы и потенциал для развития и процветания в будущем.

Алексей Кущ основным успехом считает несколько ключевых реформ, связанных с приватизацией жилья, распределением земельных участков и введением упрощенного налогообложения. Это, можно сказать, «портфолио» финансового состояния нынешней Украины. 

«Если посмотреть на показатели богатства, которые рассчитываются Всемирным Банком, то мы увидим, что с середины 90-х до начала 2010-х украинцы сделали колоссальный рывок, — отметил эксперт в беседе с «Телеграфом». – Несмотря на то, что доход остался низким, украинцы существенно разбогатели, поскольку многие оформили в свою собственность жилье и землю. За счет этого суммарные активы украинцев, особенно тех, что живут в самых популярных городах страны – Киеве, Львове, Одессе – выросли до десятков и даже сотен тысяч долларов. Более того: купля-продажа и сдача в аренду недвижимости вовлекла эти средства в экономический оборот».

Что касается налогов, то, говорит Алексей Кущ, прослойка в 10-15% зажиточных украинцев сформировалась именно за счет того, что государство дало им возможность зарабатывать на упрошенной системе налогообложения.

Но, пожалуй, наибольшим оптимистом можно назвать президента Украинского аналитического центра Александра Охрименко, который уверен: все идет по плану.

«Украина, как любая молодая страна, проходит этап становления, и 30 лет — это очень мало, — говорит Охрименко. – А с экономической точки зрения Украина развивается успешно, несмотря на все политические нюансы. Вспомните: 30 лет назад для большинства было проблемой купить кусок колбасы, а современные молодые люди понятия не имеют, что такое дефицит. В Украине создана банковская система, которая по уровню не уступает европейской или американской – и это огромный успех. Честно говоря, я бы отнес к определенным «успехам» и создание большого теневого рынка благодаря упрощенцам — такого громадного внутреннего офшора, как упрощенцы, в других странах мира нет». 

P.S. Некоторые эксперты считают, что сегодня Украина находится в низшей точке своего развития, и, честно говоря, реакция на такие заявления неоднозначна. С одной стороны, это довольно обидно: 30 лет куда-то идти и вдруг узнать, что это была дорога вниз. С другой стороны, есть определенная надежда, что падать дальше уже просто некуда, а, значит, пришло время оттолкнуться от дна. И тогда спустя 10 лет отмечать следующий юбилей в статусе успешной и процветающей страны.