Пока власти пиарятся, "падальщики" уже готовы делить средства: Константин Салий о восстановлении Украины

Читати українською
Автор
6833
Президент Всеукраинского союза производителей стройматериалов Константин Салий
Президент Всеукраинского союза производителей стройматериалов Константин Салий

Службы заказчиков в каждой строительной фирме пытаются получить "откаты", и до сих пор всех это устраивало

Украинские производители стройматериалов оказались в кризисе, но ожидают "большого" восстановления жилья. Война с россией уничтожила треть производственных мощностей, а уцелевшие загружены на 20—30% от своих возможностей из-за нехватки заказов от крупных потребителей. Кроме того, контрафакт и "откаты" съедают оставшийся запас прочности этого бизнеса.

При каких условиях отрасль выйдет из кризиса, "Телеграф" узнал у президента Всеукраинского союза производителей стройматериалов Константина Салия.

О потерях

Как вы оцениваете ситуацию с производством строительных материалов?

— В прошлом году у нас было три кризиса: финансовый, топливный и кризис стройматериалов, который до сих пор никто не решил. Нашу экономику ждет большой вызов.

Чем объясняете сложности в секторе?

— Сейчас исчез титульный потребитель. Это тот, кто покупает не тысячи штук кирпича, а миллионы. Для производителей стройматериалов он очень выгоден, потому что помогает торговать, уменьшать издержки. К примеру, для строительства объектов "Киевгорстроя" требуется 100 млн кирпичей марки 150 ежегодно. Это загружает заводы на целый год. Они закупают материалы, могут взять кредиты и немного излишков продать на свободный рынок, возможно, со скидками. Сейчас больших заказов нет, и наши заводы работают на 20—30% мощностей.

А сколько предприятий утрачено?

— Приблизительно треть: куда-то прилетела ракета, кто-то погиб, а у кого-то склады в прифронтовой зоне и товар не продается. Релокация это, конечно, хорошо, но гранитный или песчаный карьер не перенесешь. Харьковский завод по производству плитки, имевший 4% рынка Британии, не может перевезти печи, склады. И куда? В чистое поле? К тому же у нас никто не отменял законодательство, надо получить разрешения на подключение электричества, водоотвода и т. д. Это все не один год, поэтому я говорил – не верьте в релокацию!

Как стимулировать спрос

Улучшится ли ситуация в отрасли, когда Украина получит средства на восстановление?

— Мы ожидаем, что будем активно включены в восстановление. Но должны понимать, что люди со всего мира, я таких называю "падальщики", уже готовы присоединиться к "распределению средств".

То есть будет много претендентов на эти средства?

— Россияне создали имидж Украины как коррупционного государства, и якобы мы, как Буркина-Фасо — производственная пустыня. Поэтому мы боремся за то, чтобы деньги работали на украинского производителя. Украина может быть экономически мощным государством. Мы можем поднять производство на 300—400%, но при наличии покупателя.

Сейчас украинцам как никогда нужны цемент, доски…

— Финансовый и топливный кризис, который переживает страна, повлияли на ценовое предложение, и сейчас получается так, что в магазинах цена достигла своего потолка. То, что вы покупали раньше 100 гривен и планировали снова купить, вы не купите за 1000 или даже за 600—700 грн. Вы скажете: "Я подожду или возьму что-нибудь подержанное". Таким образом, государство не получает налоги, производитель — доходы.

Какой выход из этой ситуации видите?

— Нужны дешевые кредиты. Видим крупную недооценку гривни, государство не хочет кредитовать строительство жилья под 0,25—0,3%. Нацбанк должен все сделать, чтобы прокредитовать украинцев, которые восстанавливают или строят жилье.

Вы предлагаете не ждать, когда поступят деньги от западных партнеров?

— Европейские и американские бизнесмены будут принимать решение о вхождении на наш рынок только после победы. Немногие спешат страховать эти риски. Поэтому мы понимаем — пока сейчас активная фаза военных действий, не будут заходить компании, кроме производителей стекла.

Думаете, благодаря дешевым кредитам украинцы будут возвращаться домой?

— Это привяжет человека к Украине. Он на 30—40 лет получит крупный кредит в украинской национальной валюте. И это не будет крепостничество времен феодализма. Если у нас есть своя валюта, эти деньги стоит предоставить под конкретные вещи — строительство, покупку бытовой техники. Когда мы вступим в Евросоюз и у нас будет евро, такое окно возможностей закроется.

Уже есть некоторые программы.

— Нам круглый год обещают, что предоставят людям средства на "єОселю", "єВідновлення". Звучит все громко, волнующе, но мы до сих пор ждем, когда эти средства поступят.

Об отношениях с властью

Государственные органы способствуют восстановлению?

— Наши чиновники в конце прошлого года приняли постановление, позволяющее ОТГ разбирать разрушенные здания и сооружения без процедуры землеотвода, а также без согласований с экологами создавать площадки, куда все это будут вывозить на один год для дальнейшей переработки. Конечно, никто ничего не перерабатывает, просто сваливают. Еще будет много скандалов, потому что люди выехали, пока не могут вернуться, а местные органы приняли решение снести это здание.

Вы считаете, что власти мало делают для восстановления?

— Сложилось такое впечатление, что украинские власти — это касается и народных депутатов, и представителей Кабмина, и ОТГ — считают, что оно как-то само все рассосется.

Вы так говорите, будто во власти самоустранились. Но столько ведь происходит форумов, встреч…

– Я сейчас буду говорить очень осторожно. Грустно наблюдать за некоторыми персонажами, обладающими властными полномочиями, но у них все сводится к тому, чтобы принять в кабинете делегацию, сделать фото — пропиариться, одним словом. И иностранцы это уже понимают.

Кто должен вести переговоры с иностранцами?

— В настоящее время больше американцы, но и европейцы уже подтягиваются и начинают искать именно лидеров специализированных союзов, чтобы получить представление о внутренней ситуации. Они ходят к высшим особам, участвуют в мероприятиях, а затем у них наступает момент – нехватка информации. И они обращаются к нам. К сожалению, государство считает нас конкурентами.

О надеждах на западных доноров

Доноры готовы сотрудничать именно с украинскими производителями?

— Мы хотим, чтобы западные инвесторы, меценаты, сторонники Украины, если решат что-то у нас строить, знали, что у нас есть Закон "О локализации", и у нас есть локальные производители. Мы вместе с другими союзами просим сделать Фонд поддержки украинского производителя.

То есть западным компаниям будет выгодно покупать наши стройматериалы?

— Западные компании, когда зайдут к нам, намерены платить высокую зарплату, создавать новые рабочие места и сделать все, чтобы продукция из Украины уходила на экспорт. Потому что в Европе предприятия не работают на склад – есть спрос. Но вы слышали когда-нибудь, чтобы наш Кабмин об этом говорил? А Запад это провозглашает.

Тогда нужно знать запасы, мощности наших производств…

— Мы хотим создать Государственный фонд материальных ресурсов для восстановления. Это всего 25—30 человек штата. Но в Кабмине нам сказали, что уже есть Государственное агентство по восстановлению и развитию инфраструктуры Украины. Мы пока не видим его работы. Как-то латентно оно работает с производителями с целью получения каких-либо подрядов. Есть ли у них успехи, они тоже не рассказывают. Мы не ощущаем государственной политики в этом направлении абсолютно.

Что еще предлагают западные партнеры для быстрого восстановления?

— Запад говорит, что нужно наше восстановление переводить на практики Green Deal. То есть привозить, например, в Мариуполь специальные дробильные агрегаты, которые будут перемалывать в пыль части разбитых объектов, добавлять к ним новые материалы и снова применять. Это еще и на 25—30% дешевле, чем снова добывать в карьере и производить продукцию на заводе. Это эффективно и не будет истощать недра. А у нас все владельцы карьеров считают, что сейчас пойдет золотой дождь, а не думают, что может просто не хватить этих залежей, к тому же места добычи будут превращены в лунный пейзаж.

О контрафакте и "откате"

Какие еще проблемы с восстановлением жилья отмечаете?

— Огромный ущерб производителям стройматериалов наносят "откаты", но самый большой враг — это службы заказчиков в каждой строительной фирме, которые еще пытаются получить "откаты" для себя. Они ночью запускают на объекты контрафактные материалы, которых было до 40% на рынке. Все об этом знали и молчали, всех это устраивало! У нас большой враг — это прораб, который воровал и у нас — производителей, и у своего владельца, и у народа.

Что предлагаете для решения этих проблем?

— Вместе с комитетом Верховной Рады по строительству мы начинаем разрабатывать Градостроительный кодекс. Я хочу заставить проголосовать депутатов за то, чтобы каждый дом или строение имели вечный электронный депозитарий материалов и их сертификатов, которые применяли при строительстве, а также гарантийные сроки их службы. Тогда бы не было никакого контрафакта. Благодаря такому документу люди могли бы в течение суток подсчитать реальные потери. Мы хотим улучшить услуги, а не прибавить проблем частным заказчикам. Таким образом, мы боремся за права потребителей.