Дмитрий Каднай: "Сексуальная энергия – самая важная для артиста"

Читати українською
Автор
741
Дмитрий Каднай Новость обновлена 08 декабря 2021, 08:18
Дмитрий Каднай

Солист группы KADNAY и участник "Танцев со звездами" Дмитрий Каднай – о вылете из проекта, Лене Коляденко и новой песне

Дмитрий Каднай – солист одноименной украинской группы KADNAY. Благодаря участию артиста в нынешнем сезоне шоу "Танцы со звездами" о нем и его музыке узнало больше украинцев. Певец покинул проект за шаг до полуфинала, запомнившись яркими постановками и харизматичными образами. Чем занимается Дмитрий Каднай после "Танцев", над какими песнями кипит работа и почему не рассказывает о своей личной жизни – читайте в эксклюзивном интервью "Телеграфа".

- Какими были ваши ожидания от проекта "Танцы со звездами"? Оправдались ли они?  

- Я понимал, что ныряю в огромное море, океан… Но о том, что меня ждет там внутри – даже не догадывался. Всегда мечтал принять участие в "Танцах со звездами", смотрел по телевизору практически каждый сезон. И сидя на диване всегда казалось, что это просто и легко, в реальности же — это титанический труд. Но с самого начала проекта я чувствовал какую-то внутреннюю легкую уверенность и сумасшедший азарт. 

- До этого вы не занимались танцами, верно?

- Да, до этого я не занимался танцами. Конечно, были хореографические постановки с Freedom-Ballet, иногда в наши видеоработы мы вставляли небольшие танцевальные куски, как например в клипе Symphony Of Love. Но это сложно назвать занятием танцами, если брать в сравнении с проектом "Танцы со звездами". Плюс ко всему, на проекте мы в большей степени пытались научиться бально-спортивным танцам.

- Как вообще изменилось ваше представление о танцах как об искусстве, о самом проекте "Танцы со звездами" после того, как стали участником? 

- Это огромная пахота, ежедневный труд. Отдых был всего лишь в понедельник — то самое время, когда организм мог переключиться. Сложно, тяжело, непросто, но в то же время очень приятно. Ведь каждую неделю ты создаешь, работаешь над собой. А творить с такими потрясающими людьми, которые работали на проекте, это гордость и удовольствие. Возглавляла все Лена Коляденко. Она креативный продюсер шоу! Также режиссеры – Костя Гордиенко, Игорь Кулешин, Паша Бондаренко… Все безумно талантливые! Считаю, что у нас получились крутейшие и красивейшие истории, которые останутся в памяти не только моей, но надеюсь – и зрителей.

- Вы упомянули Лену Коляденко. Как известно, она еще и продюсер коллектива KADNAY. То, что вы работали вместе, помогало или наоборот заставляло быть более дисциплинированным? 

- Дело не в дисциплине… Мне хотелось удивить. Это точно. Лена, конечно же, мне безумно помогала. Она очень требовательная. И не всегда все проходило гладко, но это от того что я большой любитель поспорить. Лена потрясающий учитель и фактически за все, что я умею в творческом плане, я благодарен ей, за все мои свободы на сцене и то, как я ощущаю современное искусство. Она воспитала во мне вкус, трудолюбие, возможность воспринимать критику, на которую до нашего сотрудничества я реагировал крайне плохо, освободила меня от тысячи миллионов страхов и комплексов касательно сцены и себя.

- За время проекта вы показывались в разных образах – был и юмор, и глубина, и страсть. Какие постановки больше всего запомнились? 

- Запомнился первый танец – ча-ча-ча, потому что первый. Суперяркая постановка: по образу, по музыке, по стилю, по танцу.

И однозначно танец второго эфира – аргентинское танго, который до сих пор в сердце, один из наших топ-танцев на проекте. В нем было все – глубина, страсть, эстетическая красота.

- А сложнее всего пришлось с каким стилем?

- Сложнее всего было с пасадоблем на третьей неделе. Мы его сделали за два дня. Очень волнительная подготовка была. Мне тогда казалось, что мы ничего не станцуем. 

- Многим запомнился ваш номер с отцом. Легко его уговорили на такую авантюру?

- Неожиданно легко. Я позвонил папе, специально начал разговор издалека, обсуждали другие темы, а в конце сказал, что, кстати, в это воскресенье эфир с родственниками, мол, не хочешь ли ты приехать и со мной выступить, научимся танцевать степ. Папа без колебаний ответил "да". Я просто был в шоке! От него сразу же посыпались вопросы: "Когда нужно приехать? А мне же нужны будут танцевальные туфли? Я хочу быть в головном уборе…" Папа завелся невероятно! Каждый день репетировал столько же, сколько и я, у него горели глаза. А в постановке он был готов станцевать еще больше, чем он станцевал. Считаю, что он справился потрясающе и произвел сумасшедшее впечатление. У меня потом подходили все спрашивали: "Папа, наверное, выступает каждый день? Почему у него так здорово получилось?" И за такие моменты я очень благодарен проекту! Ведь я осуществил не только свою мечту, но и мечту отца.

- Пандемия то и дело нарушала съемки из-за болезни участников. Вы так же заболели коронавирусом, но чтобы не вылететь, смогли найти выход и впервые показали, можно так сказать, дистанционный танец. Расскажите, как проходила подготовка к этому необычному номеру? 

- Ребята мне записали номер от начала до конца и я впервые в жизни учил "хорягу" по видео с телефона. Смотришь в экран – и пытаешься в отражении зеркала шкафа, которое 1,5 метра на 30 сантиметров, разглядеть себя и выучить свою партию. А еще учитывая температуру, слабость и головокружение — было не легко. Вспоминаю, и мне кажется, я вообще "крэйзи", раз на это пошел. Под конец недели я решил заехать ночью в танцевальный зал, когда никого не было, чтобы ни с кем не пересекаться и нормально потренироваться, пройти несколько раз номер от начала до конца с музыкой. Меня хватило на час – потом стало плохо. Это была моя единственная полноценная репетиция. Во время эфира все прошло круто — эмоции и адреналин сделали свое дело и тело на несколько минут забыло об усталости и у нас получился потрясающий номер. Даже на расстоянии и в таких обстоятельствах мы станцевали как единое целое.  

- Быстро станцевались с Алиной Ли? Как складывались ваши взаимоотношения? Сейчас продолжаете общаться, кстати?

- Да, продолжаем общение. Станцевались супербыстро. Изначально я готовился к проекту с Машей Колосовой (участвовала в паре с Алексеем Суровцевым, который ранее дал эксклюзивное интервью "Телеграфу". – Авт.). Затем Лена Коляденко сказала, что нужно подойти попробоваться еще с одной девочкой – это была Алина Ли. Мы станцевали небольшой кусочек контемпа, и я просто почувствовал, что это максимально мой человек. Я остро воспринимаю людей по энергетике. Очень рад, что мы танцевали вместе в этом проекте, у нас получилось классное путешествие!

- А случались споры, скандалы?

- Где-то на третьей-четвертой неделе был накал страстей. Стало больше нагрузки, а отдыха все меньше. Темп увеличивался, появлялось больше задач, сложной новой хореографии, новые стили танца далеко не всегда давались легко, постоянное ощущение нехватки времени и так далее. Мы в то время еще не понимали, как с этим бороться, и только учились жить и работать в этом сумасшедшем ритме. 

- Сколько часов в день тренировались?

- Все зависело от задач. Бывало и по четыре репетиции в день. То есть в 10 утра ты просыпаешься, и примерно в час ночи – ты дома.

- Потом привыкаете к такому темпу, как вы описываете?

- Нет, к нему невозможно привыкнуть. 

- Вас часто называют секс-символом, в том числе и в проекте так было. Вы вообще ощущаете себя секс-символом? Ставите ли вы себе цель транслировать именно такую энергию? 

- Сексуальная энергия – самая важная для артиста. Все топовые мировые артисты владели/владеют сумасшедшей притягательностью и сексуальностью. Такая энергия исходит естественно, и люди это всегда чувствуют, это круто.  

Дмитрий Каднай: "Сексуальная энергия – самая важная для артиста"
Дмитрий Каднай: "Сексуальная энергия – самая важная для артиста"

- Расскажите, как складываются отношения между звездными участниками? Есть же конкуренция. Как это проявляется? 

- В желании быть лучше. Это здоровая конкуренция, классная и нормальная. У нас были потрясающие отношения во время проекта, в съемочном павильоне был классный вайб и чувствовалась друг от друга поддержка.  

- У зрителей сложилось определенное мнение о каждом из судей. Например, Катю Кухар воспринимают более строгой. А какими жюри видят участники? Что можете сказать о каждом – Владе Яме, Максиме Чмерковском, Кухар – боятся ли ее звездные участники?

- Я никого не боялся. Мне не всегда хватало критики, хотелось больше. Все участники проделывают колоссальную работу. Выучить новый стиль за несколько дней — крайне сложно. И хотелось от членов жюри чуть-чуть больше конкретики. Чтобы именно они донесли зрителю, что этот участник сделал за эту неделю, какие элементы у него получились, немного рассказали о стиле. Но в целом, у меня классные впечатления от членов жюри, мы общались за кулисами, они давали нам советы, рекомендации, а с Владом нам даже удалось поработать. Он три дня потел вместе с нами на репетициях нашего совместного номера и даже согласился сделать сальто назад! Это была очень крутая танцевальная коллаба. Считаю, вышло крутейшее танго! 

- Ваша пара, к сожалению, покинула проект за шаг до полуфинала. Ожидали вылета? Согласны ли с тем, что из оставшихся пар должны были уйти вы?

- Мне сложно сказать. Все случилось так, как случилось. Я считаю, мы ушли красиво, на пике и очень эксцентрично — со стилем вог. Наверное, все случилось реально так, как должно было быть. И я безумно доволен последним эфиром и выступлениями. 

- Планируете продолжить занятия танцами?

- Пока хочу отдохнуть от танцев и полностью посвятить себя музыке. Очень много идей и планов накопилось. За время участия в проекте "добраться" до музыки было крайне сложно, ее было мало в моей жизни. Сейчас вижу любой музыкальный инструмент — и меня к нему как магнитом тянет, сразу начинаю играть и придумывать новые мелодии. 

- Вы отмечали, что одна из ваших задач на проекте – популяризовать музыку KADNAY. Как считаете, удалось ли вам расширить аудиторию группы? 

- Аудиторию расширить удалось, и я благодарен за это проекту. Я вижу это по нашим соцсетям, да и комментариям под клипами в YouTube! Многие люди открыли для себя музыку группы KADNAY, и для меня это безумно важно и ценно! 

Дмитрий Каднай после "Танцев" с головой нырнул в музыку
Дмитрий Каднай после "Танцев" с головой нырнул в музыку

- Многие украинцы узнали о группе KADNAY во время нацотбора на Евровидение. Планируете еще пробовать свои силы в этом конкурсе? 

- Только в качестве приглашенных гостей. 

- Над какими песнями сейчас идет работа? 

- Выпускаем сейчас музыкальную коллаборация с невероятной Lida Lee. Это будет просто пожар! Играем сольник в Киеве. И еще два свежих сингла на подходе. 

- Готовите новый альбом? 

- Еще о новом полноценном альбоме не задумывались. К нему нужно созреть и прийти. Современный ритм жизни и музыки пока заставляет мыслить синглами.

- У KADNAY есть композиции и на английском, и на русском, и на украинском языках. Какому языку отдаете предпочтение сейчас? 

- Стараемся больше писать на украинском, но не всегда получается. Песня Disco Girl, например, могла звучать на украинском. Но за два месяца работы, которые я посвятил написанию текста, он меня так и не устроил. А вообще изначально все зависит от музыки, придуманная мелодия чаще всего диктует слог. Иногда песни рождаются сразу же на украинском языке. И это на самом деле очень облегчает задачу. Это происходит, когда появляются "хуковые" слова, за которые цепляешься и они становятся основой песни. Так было с "Тіло", "Відчуваю", припевы которых написал за пять минут на репетиционной базе, где я сейчас и нахожусь.

- Какие треки можете назвать визиткой KADNAY?  

- "Відчуваю", Disco Girl, Santiago, "Тіло": вот эти четыре композиции могу выделить точно.

- Ваш формат "Теплый Live" – просто находка во время наших локдаунов. Как пришло в голову сделать такой проект? 

- Началось все с того, что я очень долго обещал ребятам сделать квартирник… В итоге они меня додавили, или я наконец-то решил и разродился (смеется. – Авт.). Мы записали три песни в таком формате: Disco Girl, Santiago, и DanceDiscoParty. Решили снять Live видео и назвали "Теплый Live". Это имело очень большой успех и нам тут же позвонил киевский клуб Caribbean Club, предложил отыграть концерт через два месяца в формате "теплого лайва". Фишка в том, что у нас было всего три песни в таком формате на тот момент. Так что мы закрылись на два месяца в студии и переаранжировали большее количество наших песен. Так кайфонули! Многие треки задышали совсем по-другому и зазвучали лучше и интереснее оригинальных. А еще у нас была возможность поработать друг с другом плотнее. Обычно мы пишем музыку только вдвоем с Филом, а здесь мы создавали всей нашей музыкальной бандой вместе с Денисом Коркиным и Виталиком Ходзинским. И от этого материал получился еще интереснее! Обожаем "Теплый Live". 

- Будете ли еще подобное создавать? 

- Вторую часть "теплого лайва" пока выпускать не планировали. Но кто знает – все может быть.

- Как вообще другие участники группы отнеслись к вашему участию в "Танцах"?

- Максимально поддерживали, агитировали всех голосовать. Фил, например, каждое воскресение был в павильоне. То делал мне прическу, когда надо было, даже подстригал мне усы (улыбается. – Авт.). Самое важное, что был рядом и мне очень важна была эта поддержка. Ко всему, он работал на проекте как аранжировщик, вокалист, так что поддерживал многих участников еще и в музыкальном плане.

- То есть не говорили, мол, возвращайся в семью?

- Нет, говорили: "Давай, чувак, мочи, мы тебя любим, и все поддерживаем!"

- Когда поклонникам KADNAY ждать концертный тур по Украине? 

- Возможно, в следующем году. Мы очень хотим организовать концертный тур по Украине! В связи в с пандемией планировать что-либо невозможно. Все отменяется, слетает, даты переносятся… Это самая неприятная штука для артиста, когда планируешь концерт, а потом извиняешься перед поклонниками и говоришь: "Сорри, мы не сможем увидеться в этот раз, и ваши билеты будут действительны непонятно на когда…" 

- Вы кажетесь достаточно закрытым человеком, не афишируете свою личную жизнь. Почему? 

- Я не только кажусь, я таким являюсь. Мне вообще не нравится говорить о личной жизни. Как публичная личность практически во все уголки своей жизни даю доступ и личная жизнь это то сокровенное, о котором не хочу распространяться. Личное пусть остается личным. 

Дмитрий Каднай: "Мне вообще не нравится говорить о личной жизни"
Дмитрий Каднай: "Мне вообще не нравится говорить о личной жизни"

- Заметили ли после "Танцев", что стали более медийным, узнаваемым?

- У меня все хотят взять интервью (смеется. – Авт.).

- Чем сейчас занимаетесь, после "Танцев"? 

- Переключился полностью на музыку. Четыре месяца я жил проектом и фактически только танцами. Отдавал всего себя без остатка. Сейчас мне прям нужна кардинальная смена обстановки. Поэтому я днями и ночами на студии, на репетициях, получаю от этого сумасшедшее удовольствие. Возвращаюсь в семью (смеется. – Авт.).

- Станет ли на концертах или в клипах больше хореографии после участия в этом шоу?

- Я заметил на недавних телевизионных съемках, да и на концертах, что мое тело чувствует себя более свободно. Где-то проскакивают даже какие-то бальные элементы, то бедрами кукарачу начинаю крутить, то руку могу вывести красиво, как в ча-ча-ча (улыбается. – Авт.). Думаю, какое-то время это еще продлится. Пытаюсь себя тормозить. Кстати, на одном из наших выступлений у меня с собой не оказалось концертной обуви, а была с собой только танцевальная. И я отработал концерт на латинском 4-сантиметровом каблуке.

- Все, превратили вас в бальника!

- Чуть-чуть (улыбается. – Авт.).