"Будет не расцвет, а упадок": руководитель Kharkiv IT Cluster предупредила о проблемах IT-индустрии

Читати українською
Автор
11363
Исполнительный директор Kharkiv IT Cluster Ольга Шаповал
Исполнительный директор Kharkiv IT Cluster Ольга Шаповал. Фото Kharkiv IT Cluster

Украинские IT-компании теряют конкурентоспособность из-за введения 20% НДС для отрасли

С января этого года технологический сектор Украины снова платит налог на добавленную стоимость после десятилетнего льготного периода. Это привело к удорожанию IT-продуктов и сервисов в стране, на что потребители отреагировали переходом на продукты из Европы и остановкой проектов.

Какие новые тренды в отрасли спровоцировал возврат налога, "Бизнес Телеграф" узнал у исполнительного директора Kharkiv IT Cluster Ольги Шаповал.

"Для IT-отрасли это фактически налог с оборота, а не НДС"

– Почему именно с 1 января этого года было принято решение вернуть уплату НДС для IT-отрасли?

- Существуют переходные положения, которые закрепляют льготы для какой-то отрасли на определенное время. Сектор IT был освобожден от НДС на 10 лет при поставке программного обеспечения внутри страны. Это было связано с разными факторами. В частности, один из факторов – помочь отечественным предприятиям реального сектора экономики диджитализироваться. Программное обеспечение – это капитальная инвестиция. Чем больше компания, тем более сложный и более дорогой продукт: создание сайта или интернет-магазина, внедрение ERP-системы для управления предприятием или CRM-продуктов для улучшения работы с клиентами. В ковидные времена это вообще было вопросом выживания.

– Однако это не было неожиданностью, за 10 лет можно было подготовиться?

– Обычно, когда утверждают бюджет, льготы продлевают, если это еще актуально для отрасли. Мы много общались с комитетом ВР по налоговой и таможенной политике, с Минфином, приводили аргументы, почему нельзя отменять эту льготу, особенно во время войны. На встречи с ними приходили иностранные инвесторы, отмечавшие важность сохранения льготы. Был зарегистрирован соответствующий законопроект. IT-отрасль едва ли не единственная (кроме оборонпрома), которая росла в течение 2022 года и могла стать элементом экономики восстановления. Введение НДС для новой отрасли экономики — это вообще вопрос совместной подготовки, потому что критерии блокирования налоговых накладных, например, не учитывали особенности работы IT-сектора. Так что все аргументы были за продолжение льготы. Но этого не произошло.

- Как распределилось бремя этих 20%?

- По сути, продукция сектора стала дороже для клиента на 20%, потому что у IT-компаний почти нет расходов по НДС и они не могут поставить себе в налоговый кредит почти ничего. Так что НДС для программного обеспечения стал для украинских клиентов и потребителей налогом с оборота, а не налогом на добавленную стоимость.

– Как отреагировали заказчики?

- Украинские компании реального сектора экономики до войны не торопились диджилитазироваться, хотя это могло обеспечить им оптимизацию клиентской базы, выход на новые рынки и т. д. Сейчас, когда многие предприятия остановили свою работу, все значительно замедлилось. Компании отказываются или замораживают уже начатые проекты, потому что для них 20% стоимости критично.

– Почему такая проблема администрировать НДС в IT?

– Система регуляций, в частности, в сфере налоговых накладных, не очень подходит для сферы информационных технологий. К примеру, реальному сектору присущи понятные затраты электроэнергии — это один из критериев реальной работы компании. Можно ли его применять к IT-компаниям Харькова, которые с февраля 2022 года продолжают работать удаленно по всей стране, имея офисы в Харькове, Изюме? Налоговая не видит использования электроэнергии и блокирует налоговые накладные. Затем нужно тратить время на разблокировку, которую можно было бы потратить на строительство бизнеса.

- Клиенты, которые готовы платить, но не ждать решения проблем, переходят на зарубежные продукты?

- К сожалению да. Владельцам бизнеса проще купить продукт за границей. У них там представительства. Кроме того, НДС в некоторых странах Европы даже не проходит по счетам – все максимально упрощено и уплачивается раз в год после подачи отчетности. Нужно просто оплатить разницу – все просто и удобно. Сейчас по НДС есть много предложений-новаций, которые только усугубят ситуацию. К примеру, идея переноса текущих расходов по налоговому кредиту на следующий период. Это замораживание средств, замедление бизнеса, понижение конкурентоспособности.

"В Минфине не видят количества незаключенных контрактов"

- И все же IT-отрасль даже после вторжения рф была едва ли не единственной, которая продолжала расти. Как быстро ситуация может измениться?

– Сейчас в Минфине радуются тому, что увеличились поступления НДС за счет IT. Но они не видят количество незаключенных контрактов. А мы фиксируем, сколько людей уже заказывают IT-продукты у эстонцев, поляков и других европейцев. А это значит, что и услуги по поддержке программных продуктов, то есть обслуживания, они приобретут там же, в Европе. И все! Украина не получит заказ, и через 2-3 года у нас будет не расцвет, а упадок продуктовой IT-индустрии, работающей с украинскими предприятиями, а также увидим замедление общих темпов диджитализации экономики в Украине.

– Может сократиться количество не только продуктовых, но и сервисных компаний в IT?

– Да, но на это влияют другие факторы, такие как отсутствие возможности забронировать достаточное количество ключевых специалистов и прозрачного их выезда за границу в командировку. Сейчас соотношение продуктового к сервисному бизнесу где-то 20% на 80%. Сервисный бизнес очень изменился за последние 10 лет, сейчас он создает гораздо больше добавленной стоимости. Если раньше аутсорс или аутстаф в основном продавали часы обслуживания, то сегодня они в большинстве своем продают IT-решения. А это уже ближе к продукту. Разница между продуктовой и сервисной компанией и их добавленной стоимостью значительно сокращается.

– Кто больше получает дохода?

– Это не совсем корректный вопрос. В глобальном мире больше зарабатывают продуктовые компании. Но если посмотреть, видит ли Украина больше добавленной стоимости продуктового бизнеса, — пока нет. Это связано с нежеланием клиентов, чтобы IP (право собственности на интеллектуальные продукты. — Ред.) было зарегистрировано в Украине из-за проблем с судебной системой и другими бизнес-рисками. Так что валютной выручки сервисные IT-компании привлекают в страну гораздо больше. Но продуктовые и сервисные – это два элемента одной системы, их нельзя противопоставить.

"Каждый айтишник создает пять рабочих мест"

Сколько людей вовлечено в IT-индустрию?

– Сейчас в Украине 4,5 тысячи компаний IT-профиля. Это 280 тысяч специалистов, 70% из них малый и средний бизнес. До большой войны по статистике каждый айтишник из-за того, что у него достаточно высокая зарплата, создавал три с половиной рабочих места, покупая локальные услуги и продукты. Сейчас из-за того, что курс валют вырос, повысилось вознаграждение айтишников, но уровень жизни по стране снизился, айтишник по статистике создает пять рабочих мест. Поэтому выходит, когда клиент покупает продукт или сервис у польской компании, у нас теряет работу не один человек, а шесть. И это не перекроет выгоду от тех 20% НДС, которые удалось администрировать по IT-сектору.

– Как выход наши IT-специалисты создают компании за пределами Украины?

– Да, айтишники регистрируют компании за границей. Определенное количество людей уехало из страны и продолжает развивать свои компании и донатами помогать ВСУ. Мы не теряем с ними контакта и помогаем сохранить бизнес. Например, Kharkiv IT Cluster заключил меморандум о сотрудничестве с одним из крупнейших бизнес-объединений — Союзом предпринимателей Польши, чтобы члены кластера имели доступ к бесплатным консультациям по ведению бизнеса в Польше. Все IT-компании Харькова без исключения продолжают работать в Украине, но когда за границей они видят более комфортное отношение со стороны государства к ним как к бизнесу, стратегия развития будет точно это учитывать.

– IT-сектор имеет защиту в Украине?

- Совместные позиции мы нарабатываем с национальными объединениями, такими как IT Ukraine и профильный комитет ЕВА, другими региональными кластерами, и далее вместе отстаиваем позиции бизнеса. При этом всегда смотрим, как сохранить баланс между интересами государства и IT-отрасли. Поэтому мы считаем, что диалог по НДС-льготе должен быть продолжен. Потому что потеря будущего для продуктового IT-бизнеса в Украине и торможение и без того пострадавшей экономики реального сектора точно не будет способствовать благосостоянию страны, в которой идет война.