В украинских вузах учат плохо, но студенты довольны: в чем секрет и опасность такой "гармонии"

Читати українською
Автор
511
Зачастую высшее образование нужно не детям, а их родителям Новость обновлена 06 октября 2021, 14:51
Зачастую высшее образование нужно не детям, а их родителям

Качество украинского образования медленно ведет отечественный рынок труда к катастрофе. Причин такой тенденции несколько

Эксперты рынка труда не первый год говорят о том, что сложнее всего найти работу в нашей стране вчерашним выпускникам вузов. Причем дело даже не столько в отсутствии необходимых знаний и опыта, хотя это и важные факторы, сколько в особенностях молодого поколения. Немало современных молодых людей не знают, чего хотят, в университетах учатся для получения «корочки», а свободное время посвящают не саморазвитию, а «игрушкам» и развлечениям.

То, что с отечественным образованием что-то идет не так, не видит только слепой. Но если оно не удовлетворяет даже сегодняшние запросы работодателей, что же нас ждет в будущем? Что мешает нашим вузам готовить более «технологичных» специалистов и можно ли говорить, что проблема заключается только лишь в преподавателях и, соответственно, в качестве их работы? 

Об этом – в сегодняшнем материале «Телеграфа». 

Проблемы образования: по законам логики

В период вступительной кампании-2021 было зарегистрировано почти 200 тыс. электронных кабинетов поступающих на бакалаврат. По данным Минобразования, десятка самых популярных специальностей по количеству поданных заявлений выглядит так: филология (76 371), право (67 720), компьютерные науки (66 123), менеджмент (62 227), среднее образование (44 136), инженерия программного обеспечения (43618), журналистика (43 215), психология (39 529), экономика (37 464), маркетинг (36 080).

Самые популярные специальности вступительной кампании-2021
Самые популярные специальности вступительной кампании-2021

Первенство филологов несколько удивляет, учитывая, что о нехватке айтишников в мире вообще и в Украине в частности мы уже лет 10 слышим из каждого утюга. Скажем больше: в январе с идеей переучивать украинских безработных на айтишников носился Кабмин. В правительстве посчитали, что две проблемы – рост числа безработных и нехватка айтишников – могут помочь друг другу, и на свет появился проект Постановления Кабмина, согласно которому безработных, прошедших соответствующее тестирование, планировали обучать программированию. Правда, этот «грандиозный план» не встретил поддержки экспертов. Они заподозрили, что деньги налогоплательщиков в очередной раз утекут в бездонную «черную дыру» и предложили Кабмину не мелочиться и переучивать всех безработных сразу на космонавтов.

Цифры вступительной кампании показывают, что, по всей видимости, правительству придется вернуться к своей идее. Судя по самым востребованным специальностям, безработных филологов, юристов и менеджеров станет еще больше, а программистов по-прежнему будет не хватать. 

«Видимо, причина такой тяги к филологии кроется вовсе не в любви к предмету, а в том, что эта специальность гораздо более доступна по сравнению с другими, — предположил в беседе с «Телеграфом» основатель компании Performance Managment Сергей Сароян. — Признаем честно: большинство людей получает высшее образование «для галочки» и идет туда, куда сможет поступить и где будет проще совмещать обучение и какую-то другую деятельность. А изучение иностранного языка является дополнительным плюсом, ведь количество людей, желающих уехать из страны, зашкаливает».

Остается напомнить, что в этом году тесты по математике провалили треть выпускников, так что о программировании им действительно можно было сразу забыть. Но не навсегда. Призываем на помощь логику и строим цепочку: провалили математику, поступили на филологию, отучились несколько лет, пополнили ряды безработных. А тут может вполне подоспеть идея правительства вроде той, о которой говорилось выше, и можно будет бесплатно (то есть за наши с вами деньги) отучиться еще раз – на этот раз уже на программиста. 

Украинское образование безнадежно устарело

«В данный момент спрос на IT-специалистов действительно значительно превышает предложение, и он будет только расти, — продолжает Сергей Сароян. — Со временем компании начинают собирать все большее количество данных, а ведь их нужно правильно хранить, защищать и анализировать. В последние годы инвесторы на американском фондовом рынке активно приобретают все фирмы, занятые в данных сферах, особенно в «облачных» технологиях. И, кстати, в 2020 году эта тенденция усилилась, поскольку карантин показал необходимость современных технологических решений».

В то время как Сергей Сароян считает, что университеты очень медленно подстраиваются под нужды бизнеса, хотя определенный прогресс все же есть, директор консалтинговой компании "Михайлов и партнеры" Виталий Михайлов высказался болен категорично: отечественное образование безнадежно устарело и спрос рынка труда не удовлетворяет. 

«Подтверждением является то, что, например, айти-компании тесно сотрудничают с вузами: создают свои группы в университетах, дают стипендии, — говорит Михайлов. – Понятно, что происходит это не от хорошей жизни. Они вообще не должны этим заниматься! Их работа — производить товары и услуги, и на этом зарабатывать, но особого выбора у них сегодня нет. В свою очередь производственные компании растят собственных инженерных специалистов, буквально «охотятся» за хорошими выпускниками, присматривают студентов уже со второго-третьего курса». 

Теория и практика

Основная проблема нашего образования заключается в том, что оно теоретическое, продолжает эксперт. Маркетинг преподают преподаватели, которые никогда не работали в маркетинге, менеджмент – те, у которых нет никакого практического опыта в менеджменте. 

В европейских или американских вузах среди преподавателей есть часть практиков, но в основном там преподают люди науки, которая вообще идет впереди практики, говорит Михайлов. Но дело в том, что наши вузы не спасут и ученые, ведь наука в Украине и наука на западе – это две большие разницы. Если у нас это о прошлом, то на западе это о будущем. 

«Если говорить о запросе работодателей, то в grc.ua уже давно отметили острую нехватку технологических специалистов, — отметила в беседе с «Телеграфом» исполнительный директор кадрового портала grc.ua Екатерина Окунская. — В Украине не хватает специалистов из сферы IТ, геймдев, финтех. В среднем, вакансии перекрывают потребность в специалистах на 200-310%. Например, IТ-директор с опытом работы в сфере финтех от 6 лет может выбирать между 2-3 компаниями, а оклад у него стартует от 6 тыс. долларов плюс бонусы». 

Эксперт констатирует, что работодатели действительно зачастую отмечают достаточно низкий профессиональный уровень молодых специалистов: уровень IТ и финансового образования в Украине значительно отстает от нужд современного бизнеса. Часть компаний решают этот вопрос сотрудничеством со школами, колледжами и вузами, предоставляя им учебную базу, оплачивая стипендии и т.д., часть предпочитают обучать кадры самостоятельно. Собственные обучающие центры не только повышают уровень квалификации сотрудников, получающих качественные знания в различных областях (технологические тренинги, курсы английского языка, soft-skills тренинги), но и позволяют сформировать сильный бренд работодателя.

По словам руководителя направления поддержки сотрудников компании Jooble Юлии Лиснянской, в последние годы все больше развиваются технологии искусственного интеллекта, которые компании активно применяют в своей деятельности. Это приводит к увеличению госзаказа на определенных специалистов: растут такие направления в образовании как биология, естественные науки, математика и статистика, информационные технологии, механическая инженерия, электрическая инженерия, автоматизация и приборостроение.

Учитывая нарекания работодателей на качество образования, рекрутеры советуют вузам кое-что пересмотреть. Например, ввести дополнительный курс профориентации для студентов, который поможет определиться и быть подготовленным к поиску работы. 

«В рамках такого курса необходимо предоставить методику определения выбора профессии; рассказать студентам о проверенных работодателях, которые смогут обеспечить практику студенту или же взять без опыта работы; научить как составить качественное и информативное резюме, — говорит рекрутер Дарья Левина (Jooble). – Также нужно рассказать о том, какими ресурсами можно пользоваться при поиске работы; донести информацию, как отличить добросовестного работодателя от мошенника; провести практический тренинг по подготовке к онлайн или офлайн интервью; обсудить реакцию на обратную связь, например, как реагировать на негативный фидбек». 

«Вузы теряют время, латая дыры школьного образования»

Говоря о том, что сегодня украинское высшее образование совершенно не удовлетворяет запросы отечественного рынка труда, работодатели несколько сгущают краски. Такое мнение в беседе с «Телеграфом» высказал заместитель декана факультета информатики Национального университета «Киево-Могилянская академия» Андрей Афонин. 

«Дело в том, что разные работодатели имеют разные потребности, — поясняет Афонин. – Даже если две компании работают в одной сфере, задачи у них разные, соответственно, и разные требования к соискателям. При этом каждый работодатель хочет получить готового специалиста, подходящего именно под его компанию, но так не бывает. Все же университеты – это не ПТУ, они не должны «затачивать» человека под конкретные задачи». 

В то же время эксперт соглашается с тем, что немало украинских вузов выпускают «специалистов в кавычках». Но причины этого кроются не только в том, что университетские преподаватели целого ряда украинских вузов работают по запыленным методичкам 80-х годов и не могут или не хотят учить студентов. Есть множество проблем, которые вузы решить просто не в состоянии.

«Например, большая проблема заключается в том, что сегодня финансирование университетов зависит не от достижений вуза, не от качества образования, не от процента трудоустройства его выпускников, а от количества студентов, — рассказывает замдекана. – Это приводит к тому, что университеты создают новые факультеты, чтобы получить побольше студентов и, соответственно, увеличить финансирование. В результате любой украинский вуз, который ранее специализировался на определенных областях знаний, сегодня может выпускать не только профильных специалистов, как это было раньше, а кого угодно – от юристов до айтишников. И после нескольких лет такой «учебы» специалисты низкого уровня расходятся по работодателям». 

Еще одна огромная проблема – это низкий уровень выпускников школ. 

«В ВНО есть масса плюсов, но при этом университет получает студентов, толком не понимая, какие знания кроются за тестовыми баллами, — отмечает Афонин. – Раньше мы выбирали лучших из лучших, наша стартовая площадка была выше, и на выходе мы давали больше знаний. Сегодня же низкий уровень школы приводит к тому, что университеты вынуждены латать дырки, которые образовались в школьном образовании. Это огромная потеря времени». 

По словам эксперта, сейчас университет стоит перед непростым выбором – либо опускать планку и снижать качество выпускников, либо не опускать и сознательно идти на огромный отсев после первой сессии, что, конечно, ударит по имиджу университета. И пока улучшений не видно: сегодня преподаватели, работающие с первокурсниками, просто в шоке от того, насколько дистанционное обучение снизило уровень студентов. Так что оснований для позитивных прогнозов на будущее немного.

Итог образования: "главное – чтобы человек был хороший"

Справедливости ради надо сказать, что проблемы у нас не только с образованием, но и с отношением к нему. В то время как на западе успех меряется годовой зарплатой, и цель учебы в университете – получить работу, статус и деньги, украинские студенты мотивированы совершенно в других направлениях. 

«У наших студентов зачастую главная мотивация – чтоб родители отстали, — смеется Михайлов. – Не секрет, что высшее образование в нашей стране нужно больше родителям, чем детям. Украинские мамы и папы настолько одержимы идеей, что их дети должны непременно получить высшее образование, что готовы тянуть за уши в вуз даже того, кому, скажем так, вообще не дано учиться. В Европе такого нет. Там вообще не так уж много людей с высшим образованием». 

Отсюда, продолжает Михайлов, вторая мотивация – «корочка». Любая, лишь бы была. Тогда на «главный вопрос всей жизни», есть ли высшее образование у их ребенка, родители смогут гордо ответить, что есть. И неважно, что поступил за деньги, все оценки куплены, и по специальности этот человек не будет работать ни дня. 

И, наконец, третья мотивация – получить работу. Не деньги и статус, как на западе, а любую работу, на какую возьмут. Работодатели страдают: качество студентов уже давно, в лучшем случае, среднее. Английского не знают, опыта работы нет – ведь на втором-третьем курсе, когда нужно было подрабатывать, студенты предпочитали отдыхать. А какие-то минимальные знания если даже и есть, то на практике их никто применять не умеет. 

«Самое интересное, что опытные украинские работодатели, решив взять молодого специалиста на работу, особо и не надеются, что он что-то знает и умеет, — признается Виталий Михайлов. – Все чаще работодатели обращают внимание на так называемые «мягкие навыки» (soft skills): коммуникабельность, умение работать в команде, креативность, пунктуальность, уравновешенность, ответственность, способность быстро обучаться, умение вести переговоры. Словом, главное — чтобы человек был хороший».