Повышение тарифов на электроэнергию для населения не решит проблемы отрасли — эксперт Центра Разумкова

Читати українською
Автор
4255
Владимир Омельченко
Владимир Омельченко. Фото Коллаж "Телеграфа"

Когда система "заточена" под узкий круг людей, чиновники спекулируют низкой ценой электроэнергии, а не занимаются инновациями, говорит Владимир Омельченко

Дополнительные поступления от повышения цен на электроэнергию для населения в 2023 году составят около 25 миллиардов гривен. "Энергоатом" и "Укргидроэнерго" используют его для подготовки к отопительному сезону.

Какой ресурс будет аккумулирован, хватит ли его еще и на восстановление энергосистемы и что будет способствовать ее стабильной работе, "Бизнес Телеграф" спросил у эксперта по энергетике, директора энергетических и инфраструктурных программ Центра Разумкова Владимира Омельченко.

О повышении тарифов

Считаете ли вы своевременным решение правительства о повышении тарифов для населения во время войны?

— Другого выхода, к сожалению, не было. Иначе Украина не смогла бы подготовиться к осенне-зимнему периоду.

Какая сумма будет аккумулирована в результате повышения тарифов на электроэнергию для населения?

— Чтобы прогнозировать объем потребления электрической энергии населением до конца года, нужно учитывать, что оно не стабильное. Летом оно снижается, определенное количество людей из страны уезжает, поэтому я думаю, это может быть дополнительно более 25 млрд грн, что компенсирует разницу между реальной рыночной ценой и тарифом для населения.

На что хватит этого ресурса?

— Рыночная цена электрической энергии сегодня составляет 5 грн/кВт, поэтому утверждать, что это повышение решит все проблемы отрасли, я бы не стал. Оно даст определенный ресурс, но все равно генерация продолжит работать в убыток. Хотя он будет меньше, чем был.

Каким субъектам будут направлять средства, аккумулированные повышением тарифов?

— Это деньги не для тепловой генерации и не для частного бизнеса, а, прежде всего, для компаний "Энергоатом" и "Укргидроэнерго" как исполнителей спецобязанностей на рынке именно для населения (ПСО — положение о возложении спецобязанностей на рынке электроэнергии относительно обеспечения населения доступной электроэнергией. — Авт.). Поэтому нужно следить, насколько целенаправленно используют деньги эти компании, какой объем средств будет направлен именно на ремонт и стабилизацию системы. Особенно это касается "Энергоатома", поскольку коррупция в наших компаниях-монополистах не преодолена.

Хватит ли средств от повышения тарифов на подготовку к осенне-зимнему периоду?

— Этих дополнительных 25 млрд грн должно быть достаточно, чтобы "Энергоатом" и "Укргидроэнерго" смогли подготовить оборудование, закупить топливо и пройти ремонты, необходимые для подготовки к зиме. При условии, что эти средства будут использованы целенаправленно. И цены необходимого оборудования на тендерах должны быть рыночными, а не завышенными в 3-4 раза, за чем должны следить компетентные органы. А если за средствами не следить и разрешить направить их на какое-нибудь очередное "большое строительство столетия", это не даст никакого эффекта.

Почему возникли долги в "Энергоатоме" и "Укргидроэнерго", относительно которых действует ПСО?

— Это все из-за несовершенной системы рынка. Вместо того чтобы в 2019 году перейти на нормальную модель рынка, как это было предусмотрено законодательством Украины, НКРЭКУ (Нацкомиссия, ответственная за государственное регулирование в области энергетики и коммунальных услуг.Авт.) с правительством довели энергетические компании до состояния финансового коллапса.

Какая модель энергорынка нужна

Как нынешняя модель энергорынка расходится с европейской?

— Мы обязались имплементировать европейское законодательство в энергетике. Украина присоединилась к Энергетическому сообществу, где она обязалась имплементировать регламент Европейского союза (с 2015 г.), в котором четко указано, как определяются прайс-кепы (максимальная и минимальная цена на электроэнергию для бизнеса, устанавливаемая НКРЭКУ), чтобы бизнес понимал правила игры на рынке. А вместо того, чтобы перейти на существующий в ЕС нормальный рынок, мы выбрали путь энергетических перекосов.

Какой подход к регулированию предельных цен на электроэнергию для бизнеса вы считаете правильным?

— Я предлагаю полностью переходить на европейскую модель, чтобы прайс-кепы выполняли только техническую роль, а у нас они фактически выполняют функцию подавления рынка. НКРЭКУ устанавливает административно регулирующую цену, поэтому рынок не работает. Я недавно был на заседании комиссии НКРЭКУ, где предложил полностью перейти к регламенту Европейского союза, отменить прайс-кепы и не бояться свободного рынка. Поскольку система построена под интересы очень узкого круга людей, чиновники спекулируют на низких ценах на электроэнергию вместо того, чтобы заниматься инновациями на предприятиях.

Увеличится ли цена на электроэнергию для бизнеса после отмены прайс-кепов и на сколько?

— Не факт, что цена вырастет, потому что, если грамотно это сделать — отменить не только верхний, но и нижний прайс-кеп, — она будет в пиковые часы повышаться, но днем, когда потребление снижается и есть солнечная генерация, будет снижаться. Поэтому в среднем цены могут остаться приблизительно на том же уровне. Промышленным гигантам лучше сосредоточиться не на коррупционных схемах, а на инвестициях в новые технологии.

О состоянии энергосистемы

Как вы оценили бы текущее состояние энергосистемы Украины?

— Энергосистема находится в аварийном состоянии после обстрелов, это понятно. Она заживлена по временным схемам, принимаются ситуативные технологические решения, поэтому говорить о стабильном технологическом состоянии нельзя. В отдельные периоды у нас есть дефицит электроэнергии, прежде всего, в пиковые часы. А например, днем или в ночные часы — наоборот профицит. Но, к сожалению, модель существующего рынка не позволяет гибко корректировать экспортно-импортные операции. Ведь когда у нас дефицит — цена почему-то ниже, чем на сопредельных европейских рынках; когда профицит – наоборот цена выше. Такие перекосы дают неправильные сигналы рынку, что значительно усложняет покрытие дефицита.

Какие именно разрушения получила энергосистема, что пострадало больше всего?

— Больше всего от обстрелов пострадали подстанции высоковольтных линий электропередачи компании "Укрэнерго". Это, в первую очередь, автотрансформаторы, которые наиболее дорогостоящие и которые тяжелее всего заменить, а также релейное оборудование и многое другое. Потери оборудования "Укрэнерго" оцениваются примерно в 45%. Также сильно пострадала тепловая генерация. Некоторые тепловые электростанции враг атаковал более десяти раз, в том числе на Бурштынской ТЭС (Ивано-Франковская область) было повреждено или разрушено около 50% оборудования.

В какие суммы оценивают потери энергосистемы?

— Только прямые затраты на оборудование (без учета работ по монтажу и транспортировке), думаю, составляют более 5 млрд долларов. Цифра приблизительная, требуется тщательный технический аудит.

Что больше всего угрожает стабильности энергоснабжения сегодня, кроме вражеских обстрелов?

— Самая большая угроза — критическое финансовое состояние энергетических предприятий. Все они имеют огромные долги. Даже государственная компания "Центрэнерго" закончила прошлый год с задолженностью в 7,2 млрд грн. Такая же ситуация во всех других компаниях как государственных, так и частных.