"Киев сильнее и может противостоять центральной власти": интервью с заместителем Кличко в КГГА, ч.II

Читати українською
Автор
3652
Владимир Прокопив
Владимир Прокопив. Фото Ян Доброносов, "Телеграф"

Глава "ЕС" в Киевраде Владимир Прокопив объяснил, почему проваливаются попытки "слуг" покорить столицу

После скандальной эпопеи с укрытиями в Киеве, когда между Банковой и столичными властями обострилось противостояние, отношения города и центральной власти в очередной раз перетекли в замороженную стадию. Впрочем, этот многолетний конфликт все равно проявляется в гибридной форме.

Это — и новые дела против окружения мэра, и постепенное перетягивание одеяла государством в отдельных городских кейсах, и периодические шквалы критики в адрес Кличко в соцсетях, как за брусчатку, так и без повода (например, когда срезали деревья в парке КПИ или красили мемориал на Европейской площади).

Почему и как продолжаются попытки центра закрутить гайки в Киеве? Как город может противостоять наступлению централизации и имеет ли шанс монобольшинство удержать власть после выборов? На эти темы "Телеграф" разговаривал с главой фракции "Европейской солидарности" в Киевсовете, заместителем главы КГГА Владимиром Прокопивым.

*Нужны ли Украине и Киеву выборы во время войны? Почему тема укрытий в столице стала столь острой и с чем связана активизация застройщиков на Подоле? Об этом читайте в первой части интервью с политиком.

О запрете УПЦ МП в столице

Киевский областной совет принял решение о запрете Московского патриархата на территории Киевщины. Возможно ли дублирование такого запрета в Киеве. Или это больше политическое, а не юридическое решение?

— Такое решение возможно и является комплексным. Я больше всего радуюсь, когда происходит единственный правильный процесс: те общины, которые заботятся о религии (которые ходят в церковь к Богу), переходят из Московского патриархата в ПЦУ. Это самое лучшее, что возможно. Власть к этому не имеет никакого отношения. Община приняла такое решение сама, и вместе с отцом прихожане перешли в ПЦУ.

В то же время власть не может быть в стороне, потому что мы понимаем, что в основной массе УПЦ МП не имела никакого отношения к религии, а только была религиозная вывеска. Эта структура чистой воды филиал ФСБ, в котором они хранили оружие, агентов, занимались вербовкой украинцев и т.д. То есть они работали на российскую федерацию, и на это мы как городские власти не можем закрывать глаза. Как центральная власть со своей стороны (имею в виду очень эффективно работающую в этом направлении СБУ), так и городские власти должны принимать соответствующие решения.

Владимир Прокопив: "Местное самоуправление устояло"
Владимир Прокопив: "Местное самоуправление устояло"

Что касается города, речь должна идти исключительно о хозяйственных решениях. Я имею в виду, например, аренду нашего имущества, аренду земли общины жителей Киева, выплату этих средств в бюджет, а также в целом — дальнейшие отношения с этой организацией.

Еще раз отмечу: по моему личному мнению, УПЦ МП имеет отношение не к религии, а к спецслужбам вражеской страны.

О новых коалициях в Киевраде

Весной этого года в Киевоблсовете с громким скандалом отстранили от руководства "слугу народа" и произошло переформатирование большинства. Возможны ли такие трансформации в Киевраде? Как бы вы оценили такие перспективы в нынешних политических условиях, ведь формально ваша фракция не входит в коалицию с УДАРом Кличко? Возможен ли процесс переформирования в горсовете?

— Я не прогнозирую в ближайшее время каких-либо тектонических изменений в Киевском городском совете. Мы помним первые полгода турборежима центральной власти, когда для них было принципиальным взять город Киев под свой контроль. Им ("слугам народа". — Авт.) этого не удалось сделать. Местное самоуправление устояло.

Как председатель крупнейшей фракции в Киевском городском совете, я общаюсь с коллегами из других политсил и фракций и не вижу тумана в их глазах, и которые не понимают, что важно, а что второстепенно. Сейчас — важен фронт. Остальноеэто наша работа, и мы должны работать. Мы говорим о декоммунизации, обеспечении комфорта людей в столице, но это все на втором плане по сравнению с тем, что делают военные на передовой.

Какое давление со стороны Банковой лично ощущаете вы и ваша политическая сила, учитывая, что "слуги" время от времени пытаются "завоевать" Киев. Ранее о давлении заявляли в УДАРе. Почему вас атакуют?

— Наверное, этот вопрос лучше адресовать инициаторам. Но мы должны об этом говорить публично, хотя такое явление очень грустное. Приведу несколько вопиющих примеров. Мне противно, что такое может происходить.

Во-первых, 24 августа наши коллеги, депутаты Киевсовета от "ЕС" Игорь Хацевич и Олег Левченко, пришли в свой батальон с электронными браслетами слежения. Они имели бронь от армии и понимали, что их никто не вызовет (депутаты с начала вторжения рф вступили в ТРО, но 1 августа ГБР объявило им подозрение якобы в уклонении от армии. — Авт.).

Пока некоторые органы госвласти и чиновники бежали из столицы после нападения россии, эти ребята искали военкомат, чтобы подписать контракт и, получив оружие, защищать Киев и Родину. Сейчас они имеют уголовные дела и носят электронные браслеты, являясь военнослужащими. За то, что где-то неправильно подписали рапорт или некорректно оформили какую-то бумагу.

"Не прогнозирую каких-либо тектонических изменений в Киевраде"
"Не прогнозирую каких-либо тектонических изменений в Киевраде"

Вдумайтесь, военнослужащий находится в воинской части в дислокации с электронным браслетом! Мне в голову не вкладываются такие вещи.

Во-вторых, после 24 февраля 2022 г. я был ответственен за обеспечение гуманитарной безопасности в Киеве. Этим меня уполномочила военная администрация. Однако против меня тоже уже больше года ведут уголовное дело, проводят систематические допросы. Есть замечание, что я нарушил какую-то процедуру.

В конце февраля прошлого года любителей "процедур" в Киеве осталось очень мало. И то, что мы делали, знали все, кто был тогда в столице. Этого не было видно тем, кто защищал мукачевский "котел" и другие места, которые значительно безопаснее Киева. Я уверен (не хочу на себя тянуть одеяло), благодаря киевлянам, которые не начали бежать, город устоял.

После нападения россии у каждого было свое право и собственная совесть. Но кто-то искал безопасное место на западе Украины, а кто-то — военкомат в столице. И когда сейчас первые имеют претензии ко вторым, то такое отношение очень печальное. Является ли это давлением? Нет, это стыд.

О децентрализации и сопротивлении Банковой

Центральная власть оказывает давление на Киев и несколько другим путем, постепенно юридически сокращая права местного самоуправления. Как вы оцените эту тенденцию?

— Когда я около пяти лет был главой украинской делегации в Конгрессе местных и региональных властей Европы (учреждение, представляющее местные и региональные власти 46 государств-членов Совета Европы. — Авт.), мы общались с другими главами делегаций из разных стран Евросоюза и руководством этого института. Они неоднократно по моему приглашению были в Киеве и в других городах. Мы проводили много мероприятий, консультаций и т.д. И они отмечали, что децентрализация была самой успешной реформой (в Украине ее начали во время президентской каденции Петра Порошенко. — Авт.).

Суть этих преобразований состоит в том, что принятие решений отдается на места. И человек, избранный в депутаты несколькими сотнями избирателей, лучше знает, что тем сотням граждан нужно, чем министр в Киеве (которого никто не выбирал, а назначили). Это мировоззренческие вещи, и кардинально разные.

А в россии, напротив, строят схему, где их президенту виднее, что нужно всем россиянам. Но наша реформа дала ровно обратную модель, когда люди на местах получили ресурсы. У нас есть сотни успешных кейсов, где общины, едва получившие ресурсы и полномочия на их выполнение, сразу же начали развиваться, исходя из их желания. Там создавались новые рабочие места, новые фермы, предприятия, появлялись нормальные дороги, освещение и т.д. Люди из таких общин перестали выезжать из сел в города, потому что знали, где им лучше работать.

Киев сильнее, он может противостоять центральным властям, мы можем бороться. В то же время для меньших общин сокращение полномочий — это смерть. Вот, они только начали оживать, а им начинают перекрывать кислород. Это страшное заблуждение, и этого нельзя допускать.

Каков шанс, что Киевсовет вернет полномочия, которые Владимир Зеленский отдал столичным райгосадминистрациям?

— Здесь очень простой ответ. Решение — это создание районных советов и уменьшение расстояния от избирателей до депутатов. Эта работа всем ясна, и в этом ключе огромный пласт работы уже проделали. Еще прошлый созыв Киеврады был готов голосовать за создание районных советов в столице. Остановились на том, что нужно отдавать полномочия. Но полномочия — как раз центральной власти. И на этом такое решение остановилось.

Как только будет политическая воля, уверен, что любой созыв Киевсовета с радостью отдаст реальные полномочия на места, чтобы районы занимались благоустройством (в широком смысле этого значения), а в Киевраде могли остаться только стратегические направления — транспортная отрасль, медицинская, сфера образования и т.д.

"Киев сильнее, он может противостоять центральным властям, мы можем бороться"
"Киев сильнее, он может противостоять центральным властям, мы можем бороться"

Точно Киеврада не должна заниматься списанием условного "Запорожца" 1972 выпуска в какой-то районной администрации. В противоположность этому, например, вопросом принятия бюджета более чем на 60 млрд гривен должен заниматься именно городской совет. Это вопрос разного уровня советов.

На фоне скандалов с укрытиями в городе одновременно появилось очень много разоблачений работы РГАзлоупотребления, "золотые" барабаны и т.д. По вашей оценке, меняется ли ситуация к лучшему и как председатели РГА с городскими властями налаживают коммуникацию по нормальной работе, а не каким-то непонятным вещам?

— Сказать, что она была катастрофической, наверное, нельзя. Но и не такой, какой должна быть. Координация работы далека от безупречной. Но для этого председателям районов не нужно снимать "видосики". Для этого нужно садиться за стол, брать ручку с листиком и рисовать самую эффективную модель. Сейчас любая община Европы готова делиться своим опытом успешных практик управления. Берите любую из них и воплощайте.

Некоторым районам, более заточенным на результат, это удается. Здесь срабатывает человеческий фактор, и многое зависит от личности руководителя. Если это государственник, он переживает за город. Если это временный человек, назначенный потому, что он чей-то кум, брат, сват, то там я не вижу результата.

О сносе монобольшинства в Раде

Как изменить разрыв между городом и районами, которые иногда превращаются в отдельные "волости"?

— В этом плане я остаюсь оптимистом. Думаю, сразу после победы Украины в войне в стране нормально проведут избирательную кампанию со свободным доступом всех желающих принять в них участие. Тогда у нас будет не один телеканал, а большее количество средств коммуникации избирателей с кандидатами.

"Киев должен войти в топ-10 самых комфортных городов Европы"
"Киев должен войти в топ-10 самых комфортных городов Европы"

На общегосударственном уровне мы получим уже не монобольшинство, а коалицию из политических партий, имеющих государственную позицию. А потом это экстраполируется на местные уровни.

Если мы говорим о Киеве, то новоизбранный горсовет одним из первых решений проголосует о создании в столице райсоветов. И это будут районные советы не для проформы, а с реальными полномочиями, которые могут работать с людьми, и наш город будет развиваться. Поэтому стратегическая цель фракции "Европейской солидарности" состоит в том, что Киев должен войти в топ-10 самых комфортных городов Европы.