Эрдоган решил стать посредником между Украиной и Россией: зачем нам это и почему Путин - против

Читати українською
Автор
988
Владимир Зеленский, Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин Новость обновлена 29 ноября 2021, 19:22
Владимир Зеленский, Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин

У Турции есть свой интерес в российско-украинских переговорах

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в понедельник заявил, что готов быть посредником между властями Киевом и Москвой, которые никак не могут выйти на переговорный процесс по урегулированию конфликта.

Эксперт Национального института стратегических исследований по Ближнему Востоку Николай Замикула проанализировал эту инициативу специально для «Телеграфа».

Почему Турция-посредник – предпочтительнее Германии и Франции

По словам специалиста, возможность выполнения Турцией роли посредника в украино-российских переговорах теоретически рассматривается давно.

«Географическое расположение и крымскотатарский фактор создают условия для объективной заинтересованности турецкой стороны в урегулировании конфликта, – поясняет он. – Специфика турецко-российских отношений создает предпосылки для того, чтобы Кремль согласился на такой формат. В конце концов, Анкара и Москва уже вынужденно взаимодействуют по многим вопросам региональной безопасности (Сирия, Нагорный Карабах), где их позиции вступают в конфронтацию. В то же время, геополитическое позиционирование Турецкой Республики (как членство в евроатлантической системе коллективной безопасности, так и активизация региональной политики на разных направлениях), а также достигнутый уровень украино-турецкого сотрудничества делают ее перспективным медиатором с точки зрения Киева».

По мнению Николая Замикулы, высказываемые опасения относительно того, что в таком формате Турция будет преследовать исключительно свои интересы, не следует воспринимать как сдерживающий фактор.

«В конце концов, на такое мнение можно ответить лишь вопросом: а разве другие медиаторы не преследуют в переговорном процессе в первую очередь свои интересы? Как мы видим, российская агрессия против Украины продолжается уже восемь лет. И ни один существующий международный формат так и не принес никакого прогресса делу освобождения временно оккупированных украинских территорий», – аргументирует эксперт.

Он напоминает, что наши французские и немецкие партнеры по нормандскому формату, продолжая безоговорочно поддерживать территориальную целостность Украины, параллельно демонстрируют ограниченное желание усиливать оборонный потенциал украинской армии за счет поставок летального вооружения. При этом делают предложения сомнительного рода, как, например, «формула Штайнмайера».

И не могут устоять перед соблазном реализовывать с Россией некоторые совместные проекты, как тот же «Северный поток-2».

«Мне кажется, что в этом контексте позиция Франции и Германии, если отбросить громкие заявления и пустые обещания, не так уж отличается от турецкой – той, за которую Анкару критиковали в 2015-2016 гг. (например – за «Турецкий поток» и сотрудничество с РФ в вопросе постройки АЭС «Аккую»). С другой стороны, Турция лучше понимает региональную специфику, и имеет лучшее представление о сущности российской внешней политики, – подчеркивает Николай Замикула. – Более того, она имеет непосредственные интересы в Крыму, касающиеся защиты прав крымскотатарского народа. Соответственно, турецкое посредничество для Украины может принести рационализацию переговорного процесса».

Как играет Россия и что надо делать Украине

Впрочем, отмечает эксперт, питать излишних иллюзий относительно потенциально нового формата не стоит. Россия устами пресс-секретаря президента Владимира Путина Дмитрия Пескова – уже отвергла данное предложение. «Аргументы» традиционны – РФ не признаёт себя стороной конфликта.

«Мирный процесс все эти годы тормозился исключительно по одной причине – из-за нежелания России прекратить агрессивную политику в отношении нашей страны. Перенос места встречи на новую площадку вряд ли изменил бы позицию Кремля, – считает Николай Замикула. – Разве что при посредничестве Турции удалось бы добиться неких послаблений в давлении на крымскотатарское население временно оккупированных территорий, и освобождения политзаключенных. Даже в таком случае игра уже стоила бы свеч».

В то же время, акцентирует эксперт, в первую очередь необходимо убедиться, что высказанное Эрдоганом предложение является именно конкретной инициативой, а не просто декларативным заявлением.

«Украина должна продемонстрировать адекватную реакцию на турецкое предложение, и активно включиться в дипломатическую работу. Это подчеркнет миролюбивость нашей позиции – готовность к участию в любых форматах, которые дают надежду на мирное разрешение конфликта. При этом необходимо профессионально подойти к планированию внешнеполитических действий, основываясь на национальных интересах государства. Ключевой момент тут – ехать на возможную встречу с россиянами на турецкой (да и любой иной) территории с конкретной позицией и четко обозначенными красными линиями», – уверен эксперт.

Он также призывает не расценивать подобный проект как альтернативу имеющимся форматам, призванную их заменить.

«Ни в коем случае нельзя класть все яйца в одну корзину. Работа с Турцией не означает отказ Украины от франко-немецких инициатив – лишь дает новые возможности, дополняющие международные усилия по разрешению украино-российского конфликта», – резюмирует Николай Замикула.

Как сообщал «Телеграф», 26 ноября президент США Джо Байден неожиданно заявил, что намерен контактировать в обозримом будущем с украинским и российским коллегами Владимиром Зеленским и Владимиром Путиным.

Заявление появилось на фоне массовых публикаций авторитетных зарубежных СМИ о переброске российской военной техники к границам Украины.

Напомним, 26 ноября Владимир Зеленский дал большую пресс-конференцию, в рамках которой заявил, что угроза полномасштабного вторжения России в Украину существует.

Во время того же Зеленский заявил, что не согласился на спецоперацию по задержанию «вагнеровцев» летом 2020 года, потому что она, среди прочего, угрожала отношениям с Турцией.