Возвращение в эру Кивалова-Колесниченко? Почему путь в ЕС превратился в языковой скандал

Читати українською
Автор
4161
espreso.tv

После войны русские песни могут вернуться

В Украине снова актуализировался вопрос языка. На этот раз отметился Кабмин, подавший на рассмотрение парламента законопроект №10288 о правах национальных меньшинств. Проект закона был подвергнут сокрушительной критике. Мол, он значительно сужает сферу использования государственного языка, реабилитирует русский, и вообще провоцирует откат всех достижений в вопросе национальной языковой политики. Действительно ли все так ужасно, разбирался "Телеграф".

Перетрясли законы

Изменения в образовании. Законопроект позволяет частным вузам свободно выбирать любой официальный язык ЕС как основной язык обучения, а государственный язык в таком случае изучается как отдельная дисциплина.

Кроме того, в школах и профильных учреждениях среднего образования должно быть гарантировано право использования языка соответствующего национального меньшинства наряду с государственным языком.

Изменения в публичной жизни. Действующее законодательство во время выборов и референдумов позволяет дублировать предвыборную агитацию на языках коренных народов и национальных меньшинств. Но в отдельных населённых пунктах. Законопроект предлагает разрешить вывести язык нацменьшинства из статуса дублирующего в статус основного языка агитации даже без обязательного перевода материалов на украинский. И делать это можно будет по всей территории страны, а не в "отдельных населенных пунктах".

В двух случаях местному самоуправлению предоставляется право использовать языки нацменьшинств. Первый – если в населенном пункте представители нацменьшинства составляют значительную часть населения. Второй – если в населенном пункте традиционно проживают представители нацменьшинств.

Изменения в книгоиздательстве. Согласно действующему закону "Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного", ассортимент книжных магазинов в Украине на 50% должен состоять из изданий соловьиной. Но если создать специализированный книжный магазин, как это позволяет законопроект, то соблюдать требования в 50% уже необязательно.

Изменения в СМИ. Особую шумиху вызвали изменения, предложенные в законе "О медиа".

Сейчас квоты на государственный язык на телевидении распределены следующим образом: национальные и региональные телеканалы обязаны 90% своего эфирного времени говорить на украинском, а местные СМИ — 80%. Законопроект предлагает телеканалам, которые вещают на языках коренных народов и национальных меньшинств, выделять под украинский 30% времени.

Норма о 30% (на самом деле даже еще меньше) существует и в действующем законодательстве, но только в отношении телеканалов, использующих язык коренных народов. И одно дело, когда телеканал говорит 30% времени на украинском, а 70%, например, на крымскотатарском и совсем другое, когда распределение 70 на 30 будет осуществлено на телеканале национального меньшинства в пользу того же русского.

Кроме того, сейчас при трансляции фильма можно использовать другой язык без дублирования или озвучивания на украинском, если это язык коренного народа. Законопроект предлагает не переводить и языки нацменьшинств, например, тот же русский.

НО. Русский язык все же законодателям пришлось немного сдержать. Законопроект предлагает все вышеперечисленные языковые права ограничить для языка государства-агрессора на период военного положения, и еще на 5 лет после его отмены. Некий предохранитель от возвращения в эру Кивалова-Колесниченко.

Почему это актуально?

Права нацменьшинств в Украине – давнее беспокойство наших европейских союзников. Принятие нового закона о нацменьшинствах, взамен закона 1992 года, было одним из официальных требований Брюсселя на пути Киева к ЕС.

"Это нормально для ЕС защищать права национальных меньшинств. Это правильная европейская практика", — объясняет "Телеграфу" нардеп, член парламентского комитета по вопросам гуманитарной и информационной политики Владимир Вятрович.

Другое дело, что принятие нового закона, с которым, казалось бы, не должно возникнуть проблем (ну, когда в Украине остро стоял вопрос нацменьшинств), превратилось в большую политику. В декабре прошлого года Рада закон приняла, но без консультаций с Венецианской комиссией (хотя должна была посоветоваться). Венгерские и румынские друзья Украины раскритиковали документ.

"Здесь есть внешнеполитический фактор. Речь о правительстве Венгрии и Орбана, которое под предлогом "защиты национальных меньшинств" действительно пытается блокировать европейскую интеграцию Украины. Дело же не в защите прав венгерского меньшинства, которое никоим образом не преследуется и не ограничивается в Украине. Дело в тем, чтобы эту ситуацию использовать для дальнейшего шантажа ЕС и получения дополнительных ресурсов, или выполнить пожелания своего ключевого партнера, которым [для Орбана] является путин", — добавил Вятрович.

"Венецианка" по своей инициативе забрала новый украинский закон о нацменьшинствах для наработки своих рекомендаций.

В октябре такие рекомендации появились, и на основе пожеланий европейских партнеров в правительстве и разработали законопроект, и даже назвали его "Проектом Закона о внесении изменений в некоторые законы Украины по учету экспертной оценки Совета Европы и его органов".

И все же…

Законопроект угрожает соловьиной?

Да! Это в один голос утверждают языковые активисты, депутаты и даже языковой омбудсмен Тарас Кремень, раскритиковавший законопроект и призвавший ВРУ его доработать. По мнению уполномоченного, законопроект значительно "ухудшит функционирование украинского языка", снизит присутствие государственного языка на телевидении, а 5-летняя отсрочка действия закона для русского языка "не является адекватным предохранителем от русского".

В чем именно опасность?

"Мы можем видеть в отдельных статьях, в частности изменения к статье 40 "Закона о медиа", что телеканалы и радиостанции смогут говорить на украинском не 80-90% времени, а только 30%. ТВ и радио, которые говорят на языке любого меньшинства, сразу смогут заполнить 25% эфира на русском языке. Позже также смогут легально действовать на 70% русскоязычные телеканалы и радиостанции, в том числе общенациональные", — объясняет "Телеграфу" активистка и основательница платформы "Е-мова" Анастасия Розлуцкая.

"Понятие программы или фильма на украинском языке превращается в пустой звук, поскольку в формально украиноязычных программах или фильмах "допускается использование других языков без дублирования или озвучивания". Что это значит на практике? Это когда мы имеем в течение программы две фразы на украинском, а остальное на русском. Мы уже это все проходили", — продолжает Розлуцкая.

Еще более рискованными, по мнению писательницы Ларисы Ницой, являются изменения в закон "Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного".

"А он и так слаб! Украинский язык не закон этот ввел в Украине, а российские ракеты. В закон о защите меньшинств заводят такие нормы, которые и так слабый закон об украинском языке, еще более ослабляют. Если сейчас русский язык на телевидении звучит в нарушении закона, то после принятия законопроекта он будет законным.

Во-вторых, этот законопроект продолжает закладывать в обществе противоречие между гражданами. Украинцы уже не сдадутся, и будут и дальше утверждать украинское мировоззрение, а меньшинства будут полагаться на законодательство и говорить: "А я имею право". Сейчас они в нарушение закона говорят: "Я хочу", а потом будут говорить "Имею право". И будет нарастать напряжение", — комментирует "Телеграфу" Ницой.

"В том виде в каком есть, этот законопроект фактически возвращает нас в реалии законопроекта Кивалова-Колесниченко", — резюмирует "Телеграфу" нардеп, член комитета ВРУ по вопросам гуманитарной и информационной политики Николай Княжицкий.

При этом даже пятилетнее эмбарго на русский по окончании военного положения не спасет Украину от отката в языковой политике.

"Ну, пройдет пять лет и что? Обрусевшие переждут эти пять лет и снова будут процветать. То есть им подарена надежда. Надежда на то, что и дальше здесь будут петь русские песни, смотреть русские фильмы, ведь обрусевший гражданин будет нуждаться в культурном продукте на своем языке. И если страны Европы еще будут более толерантными, то россия попрет. И снова мы окажемся перед огромной угрозой", — предостерегает Ницой.

"Это иллюзия, что отсрочка что-то решит, — добавляет "Телеграфу" заместитель гендиректора по научной работе Национального историко-мемориального заповедника "Быковнянские могилы" Татьяна Шептицкая. — Через этот пятилетний период мы получим опасность отката и возвращение к предыдущим позициям. Такой откат может получить экономическую подоплеку, например, бизнес захочет выйти на рынки, которые останутся в россии, или после россии, а выход на эти рынки повлечет за собой русский язык в рекламе, СМИ".

А что же правительство?

Кабмин рисков не видит?

Провести свой законопроект через горнило сессионного зала правительству нужно в очень сжатые сроки. В конце ноября Владимир Зеленский обещал президенту Еврокомиссии Урсуле фон дер Ляйен, "что Украина выполнит все рекомендации к декабрьскому заседанию Европейского совета (состоится 14-15 декабря. — Ред. ), включая касающиеся прав национальных меньшинств ", — уверял президент.

Поэтому во власти решили "наехать" на оппозицию, обвинив Вятровича в том, что он ловит хайп на языковом вопросе.

"Русский язык был, есть и всегда будет красной линией. Ни в одном положении законопроекта нет расширения возможностей для русского языка", — написала в своем Facebook вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина.

Но в Кабмине понимают, что легкой прогулки с законопроектом 10288 не получится (чего и не могло произойти с языковым вопросом), поэтому решили учесть возмущение экспертной среды во главе с языковым омбудсменом.

"Мы сотрудничаем с фракциями и с правительством, чтобы внести в этот законопроект такие изменения, которые были бы приемлемы для сохранения тех ценностей, которые мы отстаиваем. У нас есть много критических замечаний к законопроекту. Представители общественности встречались со Стефанишиной, и правительство пообещало учесть замечания представителей общественности. Те нормы, которые внесло правительство в законопроект, не были требованием ЕС. С моей точки зрения, это какие-то лоббисты русских фильмов и сериалов, и русского языка на телевидении это туда интегрировали. Но надеюсь, что изменения будут. Правительство это обещает, – резюмировал Николай Княжицкий.