Забивали до смерти и заливали дороги кровью: херсонцы вспоминают о российской оккупации (репортаж)

Читати українською
Автор
13416
Забивали до смерти и заливали дороги кровью: херсонцы вспоминают о российской оккупации (репортаж) Новость обновлена 12 сентября 2023, 11:41

В Херсоне осталось слишком много следов оккупантов — от русской еды и символики до заброшенных пыточных

Освобожденный Херсон понемногу приходит в себя от боли, вызванной восьмимесячной оккупацией россиянами. Город заживляет раны после пыток, избиений и обещаний быть с россией "навсегда". Сейчас в Херсоне есть проблемы с водой, теплом и едой, но люди счастливы, что Украина победила. Детальнее в репортаже из освобожденного города.

Подъезды к Херсону до сих пор остаются очень опасными: повсюду разбросаны мины, которые при отходах оставляли русские солдаты. Недавно на таких минах уже взорвались и саперы, и гражданские. А кое-где и животные. По дороге в поселок Чкалово Херсонской области видим трех мертвых коров: их убило осколками. Местные говорят, что такие случаи сейчас, к сожалению, не редкость.

Русские, как и в других оккупированных городах и окрестностях, минировали все: тела людей, предметы, машины, технику, территории, и даже закладывали мины в ямы на дорогах, чтобы на них взрывались наши военные.

"Херсонщина — наиболее сложная, объемы работы здесь самые большие. Массированность и плотность заминирования кардинально отличается от Харьковщины. Саперы и пиротехники сейчас работают круглосуточно, ведь количество робототехники у нас недостаточное", — говорит заместитель министра внутренних дел Мэри Акопян.

Именно из-за этих проблем в городе не могут полноценно начать возобновление работы коммунальных служб, поэтому Херсон еще несколько недель будет без воды, света и отопления.

Но с 11 ноября — дня, когда освободили город, люди, несмотря ни на что, здесь празднуют так, будто у них каждый день Новый год.

Первое, что бросается в глаза после нескольких минут нахождения в городе: количество украинских флагов. Люди прятали их где угодно: под землей, дома под полом, в щелях и в деревьях. Некоторым даже удавалось прятать оружие, несмотря на большую опасность. Ожидая наступления украинской армии, люди были готовы отбивать город изнутри. Теперь, встречая военных, полицию, журналистов, херсонцы выкрикивают "Слава Украине", поют украинский гимн, прикладывая руку к сердцу, машут и кричат, как они рады снова быть с Украиной.

Но на улицах много где еще можно увидеть и русскую символику, чувствуется, что россияне планировали быть здесь долго, ведь по всему городу развешивали свои бигборды. На них предложения получить российский паспорт, патетические заявления, что россия с Херсоном навсегда, обещания бесплатной русской медицины. Но интересно, что люди на этих бигбордах в украинских вышиванках.

Дети "ловят орков"

В городе еще есть проблемы с едой, иногда в магазинах можно увидеть только российские товары — липецкие сухари и сладкие напитки. Люди справляются с этим как могут: кто-то получает гуманитарку, из других городов привозят и раздают бесплатно хлеб, в центре города готовят бургеры прямо на открытом огне. Местные подходят ко мне и говорят, что у них в карманах всего пару гривен.

"Когда здесь начали ходить рубли, многие не хотели их получать, а купить еду за гривны было почти невозможно, выживали как могли, у кого-то запасы, где-то подкармливали. Сейчас у меня пустой кошелек",- рассказывает мне местная Ирина, и спрашивает, нет ли у меня чего-нибудь поесть. Такие же вопросы задают и местные дети. Они с головы до ног увешаны украинской символикой, ходят с шевронами и рассказывают, что помогают местной полиции "ловить орков", но почти не имеют пищи.

Одиннадцатилетний Вова говорит, что они с друзьями сопротивлялись: кричали россиянам "Слава Украине" и, когда те начинали гнаться за ними, — убегали.

"Когда мы бежали от них, то продолжали выкрикивать это и показывали еще средний палец", — с улыбкой говорит мальчик. Делал он это не просто так. Мальчик жил недалеко от одной из пыточных, которую в городе создали россияне. В целом по состоянию на данный момент правоохранители насчитали четыре таких пыточных и 13 мест временного лишения свободы.

"Я слышал крики людей. Видел, как их забирали. Я немного боялся, пытался это как-то забыть и не обращать на такое внимание. А однажды мы с друзьями пошли на днепровский рынок и видели, как они из магазина забрали много людей. Я спросил, а что они сделали, а те мне ответили, что они были за Украину и включили украинскую "нацистскую песню", — продолжает Вова.

Посчитать, сколько всего людей забрали в застенки, пока невозможно, но, как говорят в местной полиции, это десятки, если не сотни. Обычно оккупанты забирали людей за проукраинскую позицию, символику, за партизанскую деятельность, а женщин для изнасилований. Они содержали их в холодных подвалах и подземельях местного СИЗО, применяли физическую и психологическую пытку, склоняли к сотрудничеству.

По ночам слышали, как пленные воют от боли

Один из тех, кому досталось — местный активист и бывший участник боевых действий Максим, ведущий партизанскую деятельность в городе. Его забрали 15 марта и держали в подвале. В плену он провел три недели.

"Насколько я понял, это были подразделения ФСБ, работавшие в Херсоне. Их задача была уничтожить движение сопротивления в городе, сотрудничество с нашими спецслужбами и разведкой. Но у нас весь город фактически сопротивлялся. Херсонцы прятали флаги и ждали, когда они с ними смогут выйти на улицу. Мы шепотом пели наши песни. Только 11 ноября мы поняли, что можем петь вслух, свободно общаться по-украински, ходить с украинской символикой. В начале марта россияне чувствовали себя здесь хозяевами, думали, что их здесь ждут, внушали, что они здесь навсегда. Они в начале более или менее лайтово обращались с пленными по сравнению с последними месяцами. Здесь были постоянные крики, людей забивали до смерти, когда не пытали, то под влиянием алкоголя заходили в камеры и избивали. камерах насиловали женщин",- рассказывает "Телеграфу" Максим.

Говорит, что его отпустили потому, что удалось убедить россиян, что он не имеет отношения к военным подразделениям. По его словам, в Херсоне также было много коллаборантов, но в основном город сопротивлялся нашествию россиян.

"24 февраля вечером Херсон покинули почти все силовики. В окрестностях остались подразделения ВСУ, которые отражали наступление врага. Вечером здесь уже не было управлений Службы безопасности, Нацгвардии, полиции", — отмечает Максим.

Еще одна местная Ирина Николаевна жила по соседству с одной из пыточных и слышала, как там издевались над людьми.

"Они применяли электрический ток, очень сильно избивали, отбивали почки, легкие. Мертвых людей по ночам вывозили на машинах в неизвестном направлении. С некоторыми людьми вообще непонятно, что здесь произошло. Для того, чтобы запугивать людей, они заливали дороги кровью, которая оставалась после их избиений. По ночам были слышны крики людей, потому что они специально избивали ночью. Но днем еще были другие звуки. А ночью мы все слышали, как пленные выли от боли. Это все было как ужасный сон, постоянное чувство опасности. Пытались как-то приспособиться к этим условиям, но это было невозможно. Я со слезами ждала Украину", — говорит женщина.

Само помещение пыточной было похоже на мусорную свалку: где-то еще можно увидеть остатки крови, на полу валяются разорванные книги, средства женской гигиены, запятнанные кровью детские и женские вещи, еда и молотки. На стенах надписи, посвященные путину и шойгу, а еще призывы "слава россии" и Владимиру Зеленскому "Зеля, мы идём". В одном из подвальных помещений можно увидеть награбленные сокровища россиян: холодильники, унитазы и стиральные машинки, которые, судя по всему, рашисты не успели унести с собой. Правоохранители говорят, что только начали осматривать территорию и не понимают, какие находки там еще обнаружат.

Людей иногда забирали прямо с улиц, если они были похожи на работников полиции. Один такой мужчина подходит ко мне возле местного отделения полиции и рассказывает о своих пытках, а затем показывает следы на руках, ногах и спине.

"Некоторые коллаборанты имели на меня "зуб", поэтому они сдали меня россиянам. Сказали, что меня надо проверить. Меня просто ломали. Четыре ребра сломано с правой стороны, три с левой. У меня после их избиений начала гнить нога. Потом отпустили и через некоторое время взяли снова. Четверо суток держали в тюрьме, били током, у меня ожоги на спине до сих пор. Я по соседству постоянно слышал крики — девушек убивали, насиловали, ломали мужчин", — рассказывает местный Василий.

Перед уходом из города из тюрем также выпустили около 400 человек. 200 человек, по словам Мэри Акопян, уже найдены, другие объявлены в розыск по всей стране. По предварительным данным, из Херсона на оккупированные территории также было вывезено по меньшей мере 68 детей. Сотни людей пропали без вести.

Рассказывают, что россияне угоняли взрослых, детей и просили за них выкуп. "У одного мужчины так похитили ребенка, ему пришлось продать дом, чтобы выкупить его", — рассказывают военные.

В школах вводили российскую программу, не соглашавшихся работать по новым правилам — выгоняли.

И, несмотря на пережитые ужасы, в городе чувствуется привкус победы. Местных уже не пугают взрывы, несмотря на то, что даже во время нашего пребывания в центре города одного человека убило кассетными снарядами. Херсонцы говорят, что наконец-то могут улыбаться и выходят на центральную площадь праздновать уже целую неделю.

"Люди до этого преимущественно прятались, улицы были пусты, а перед уходом, они еще и объявили эвакуацию на россию. На телефоны каждый день приходили до 50 сообщений с призывом эвакуироваться, звонили и говорили брать с собой чемодан не более 50 килограмм, деньги, документы, и до свидания. Были люди, которые не выдержали и уехали. Думали, что с нами будет то же, что с Мариуполем", - говорит местная учительница Анна Леонидовна.

Не меньшие ужасы пережили и окружающие поселки: славная Чернобаевка, Чаривное, Чкалово. "Девять месяцев мы прожили в страшной оккупации. Первые россияне к нам заехали 6 марта. Россияне здесь занимались мародерством, одному мужчине в дом подбросили гранату, били, до 10 утра спали, потом ехали в магазины, покупали алкоголь, и вечером возвращались, стреляли, танцевали, не было продуктов, воды не было и нет до сих пор. Они говорили, что мы уже граждане россии и нужно ехать в Новую Каховку получать российский паспорт", — говорит староста села Инна.

Были в деревне свои герои. Местный мужчина, пожелавший остаться анонимным, сдавал координаты россиян для того, чтобы ВСУ ударили по ним HIMARS.

"Передавал это через сына, а он уже солдатам. Потом меня вычислили, пришли били прикладом", — говорит мужчина.

Сейчас поселок, как и Херсон, понемногу возвращается к жизни и учится заново строить будущее — уже без россии, которая приходила сюда "навсегда".