"У Путина есть только одна идеология – сохранение власти": российский оппозиционер

Читати українською
Автор
1092
Федор Крашенинников. Фото: facebook.com/fyodor.krasheninikov
Федор Крашенинников. Фото: facebook.com/fyodor.krasheninikov

Федор Крашенинников назвал перспективы правления Путина и Лукашенко, а также спрогнозировал вероятность открытой фазы войны на Донбассе

Федор Крашенинников – российский политолог и оппозиционер, соавтор книг "После России" и "Облачная демократия". В июле 2021 года он сообщил, что покинул Россию из-за обострения интереса к нему со стороны полиции. Сейчас проживает в Литве. В эксклюзивном интервью "Телеграфу" Крашенинников рассказал, чем похожи Путин и Лукашенко, может ли Россия открыто напасть на Украину и какие сценарии свержения путинского режима возможны.

- Достроили "Северный поток-2", вскоре обещают запустить. Ваши прогнозы на этот счет?

- Понимаю, почему тема так "перегрета" в Украине, но совершенно не понимаю, почему были надежды, что проект не удастся. Он выгоден и нужен Германии. А вся эта история про то, что если зарубить "Северный поток-2" и рухнет путинский режим – полная ерунда. Позиция о том, что это важнейший фронт борьбы с Путиным, скорее строится на сочетании интересов части украинских элит – значительных и понятных – и коммерческих интересах Дональда Трампа. Тот хотел пропихнуть американских газовиков и потому активно поддерживал идею о том, что главное в борьбе с Путиным – "Северный поток". Был бы этот поток или нет, он мало бы повредил конкретно путинскому режиму, хотя Украине, наверное, вредит. Вопрос – в другом: "А как вообще Украина видела перспективы отношений с Россией?" Мол, газ гоните через нас, но будем постоянно ссориться. Я не защищаю сейчас позицию России. Нужно учитывать тяжелые отношения между странами, которые сложились, конечно, прежде всего из-за Путина и правительства России, но весьма сложно удивляться, почему Россия не хочет поставлять газ в Европу через Украину. И тут у меня нет никаких интересов, не люблю я Путина, но возникает вопрос: "А почему она должна это делать?" Ну, не хочет, каждая страна имеет право транспортировать так, как считает нужным. Понятно, что это был невыгодный проект, стоил огромных денег, гораздо проще было договориться с Украиной еще 20 лет назад, заключить долгосрочный контракт и модернизировать газотранспортную систему. Судя по всему, нужно смириться с тем что "Северный поток" будет, и будет по нему идти газ в Европу, и с этим, скорее всего, ничего не поделать. А вот участок пути через Украину будет потихоньку увядать. Ведь покупатель газа – просто коммерческие организации, цель которых – получение прибыли. Ради политических и экономических интересов Украины Европа не готова пожертвовать ничем. Помогать готовы, денежки давать, но так, чтобы наступить на горло собственной песне и прямо пойти войной на Путина ради того, чтоб любой ценой заставить продавать газ через Украину – конечно нет.

- Перед запуском СП-2 США и Германия подписали соглашение, которым предусмотрена возможность введения санкций против России, если та попытается использовать трубу в качестве оружия против Украины. Если вообще говорить о санкциях, то, на ваш взгляд, эффективны ли те, которые действуют против России? 

- Нельзя объединять путинский режим и Россию. И называть эти санкции "против России". Санкции против России вообще недейственны. Потому что Путин в гробу видал Россию. Действенны только санкции, бьющие по Путину и его ближайшему окружению. Реально узурпировали власть и принимают решения эти люди, а не народ России. Ощущение, что люди в России стали жить хуже, но пришли на выборы и переизбрали Путина – ерунда. Путин не собирается отдавать власть. Так вот, санкции вводятся против некой абстрактной России, а лично сам Путин и дружочки чувствуют себя замечательно. Да, какие-то люди из его окружения попали в санкционные списки. И что? Их жены, дети, любовники и доверенные лица прекрасно себя чувствуют, живут и учатся в Европе, там стоят их яхты и виллы, куда они на своих приват-джетах летали даже в разгар карантина. Роман Абрамович живет в Британии, Александр Лебедев – бывший разведчик, живет в Британии, сын его стал английским лордом. Вводятся какие-то списки санкций против военных НИИ, разведчиков и силовиков. Хотя по российским законам последние и так не имеют права иметь недвижимость за границей. У них у всех паспорта отобраны. Более того, все знают, что любой более-менее крупный российский силовик имеет возможность получить второй паспорт на другую фамилию и разъезжать по странам Европы без всяких проблем. Внесение в санкционный список военных, силовиков, чиновников не решает никаких вопросов. Принимать санкции надо к Путину и ближайшему окружению. Выявить счета, деньги Путина по всему миру, средства его подставных людей и их арестовывать и наказывать. Их всех назвали по 25 раз. Сидящий в тюрьме Навальный последние годы буквально только об этом и говорил. Пока этого не происходит, все, что называется санкциями, самообман. Украина должна прекрасно понимать лицемерность этих санкций. Огромное количество российских и не только российским компаний продолжают работать в Крыму без каких-либо проблем для себя.

"В нынешнем виде Беларусь в составе России Путину не нужна"

- Недавно в Москве состоялась встреча Путина и Лукашенко. Много говорили про так называемое Союзное государство. Что вы думаете об этом?

- Союзное государство существует уже 25 лет. Его придумал Борис Ельцин с Лукашенко, когда первому в 1996 году надо было идти на выборы и "прикрыться" от обвинений, что он разрушил Советский Союз. Лукашенко, очевидно, мыслил себя в этой структуре первым человеком. Думаю, он и в путинское время был согласен на Союзное государство с прицелом на то, что в итоге будет его лидером. Но Путину абсолютно не интересен Лукашенко как начальник. Более того, давно известно, что он терпеть его не может. В политике личные симпатии обычно мало значат, но тут все-таки заметно довольно сильное личное отторжение. Лукашенко – это все, что отрицает Путин. Бывший уличный демагог и горлопан, борец с коррупцией, сидящий дольше Путина у власти. При этом человек абсолютно другого калибра – мелкий деляга, мечущийся все годы своей власти между Европой и Россией, торгуя нехитрым товаром то тут, то там. Человек, который ежегодно "выкручивал" Путину мозги по поводу газа. Путин такого не любит. Он живет, особенно сейчас, в очень простой картине мира: ты или со мной – или нет, если нет – ты враг. Лукашенко на протяжении прошлогодних выборов окончательно дошел до состояния врага, когда рассказывал, что, мол, коварная Россия шлет к нему каких-то людей… Его стратегия понятна. Хотел, чтобы на отрицании Путина Запад проглотил его сфальсифицированные выборы, но просчитался. И пришлось ползти к Путину снова, чему тот, безусловно, рад. Путин получает огромное удовольствие от унижения и страданий этого бедного животного и всячески над ним глумится. Дает денег столько, сколько готов дать, и требует покорности. Причем ультиматум Путина был давно объявлен Лукашенко: надо входить в состав России как регионы, а не как целый субъект Федерации. Говорят, что у Путина был другой план продления своей власти: за счет объединения Беларуси, стать главой Союзного государства и уйти от необходимости менять Конституцию. Но план испоганил лично Лукашенко, что окончательно ставит на нем крест в глазах Путина. Из-за него ему пришлось пойти на дурацкий референдум. Но у Путина есть одна серьезная проблема. Во-первых, он всегда против любого уличного протеста и за законную власть и человека, который сидит в кабинете. Во-вторых, он всегда против Запада. Идея присоединения Беларуси к России у него, конечно, была. Более того, как мне говорят белорусы, с которыми очень тесно общаюсь, Путин имел серьезный рейтинг, был популярнее Лукашенко. Но он подрастерял электорат из-за того, что стал поддерживать Лукашенко.

Путин и Лукашенко на встрече в Москве 9 сентября. Фото: twitter.com/KremlinRussia
Путин и Лукашенко на встрече в Москве 9 сентября. Фото: twitter.com/KremlinRussia

- Могут ли объединиться Россия и Беларусь?

- Касаемо вопроса интеграции и объединения нужно сказать, что ничего конкретного для этого не делается. Все эти встречи имеют смешные последствия. Путину не нужна бунтующая Беларусь. Вернемся к ситуации с Украиной. Почему с Крымом у него все так получилось? Потому что, объективно говоря, в Крыму он не встретил никакого сопротивления. Можно долго рассуждать, почему, но факт таков: большинство населения Крыма на тот момент по каким-то разным причинам были готовы приветствовать происходящее или же как минимум не протестовали. Был хаос в головах, большая пропагандистская работа… А что произошло на Донбассе? Ситуация пошла иначе. Выяснилось, что там далеко не все такие большие энтузиасты присоединения к России и поэтому Путин не стал повторять крымский опыт. Ведь Крым присоединили, он не стал народной республикой. А Донецк с Луганском так и болтаются непонятно где. Путин почувствовал, что там нет такой всенародной поддержки. А зачем тогда включать в Россию регионы, которые постоянно будут досаждать и бурлить, еще и на границе? То же с Беларусью. Если бы там идея присоединения к России вызвала восторг у 70-80% населения, оставшиеся заткнулись бы и боялись. Но когда сторонников от силы 10-15%, а остальные скорее против или активно против – не его ситуация. Тем более, он видел, что белорусское общество умеет саморганизоваться. В нынешнем виде Беларусь в составе России Путину не нужна.

- А что ему нужно?

- Ему нужно, чтобы Лукашенко как-нибудь дотоптал, додушил белорусский протест, а потом передал власть другому человеку. Потому что брать власть из рук Лукашенко довольно опасно, поскольку он нелегитимен. Путин все-таки человек с очень специфическим, но большим пиететом к легитимности. Ему важно, чтобы была какая-то законная власть. Он понимает, что если Лукашенко с ним что-то подпишет, это не имеет никакого смысла. Мне кажется, у него такой план. И Лукашенко это прекрасно понимает и тянет время. Лукашенко – человек сильнейшего властолюбия, в этом смысле они с Путиным похожи. Может в быту, в стратегическом смысле он дурак, но у него сильная воля к власти. Это, пожалуй, главное, что сейчас удерживает эту интеграцию. Как бы к нему презрительно и справедливо не относились белорусы, они должны отдавать себе отчет: только упрямство и властолюбие Лукашенко мешает окончательно сдать Беларусь. В отличие от условного Януковича, который, как выясняется, был не настолько властолюбивым человеком, а был просто жуликом, сбежал, вывез деньги и живет себе где-то. Каким бы мерзавцем не был Лукашенко, что-то он все же не делает, хотя и, вероятно, в своих интересах. Понимает, что путинские гарантии обнулятся, как только он сдаст власть. С ним что-нибудь случится, например.

Все выглядит таким образом, что Путин и Лукашенко ведут бесконечные переговоры. Путин не может отпустить ситуацию на самотек и позволить, чтобы в Беларуси к власти пришли, как он считает, прозападные антироссийские силы. Ведь тогда оттуда выгонят все российские базы, там будет стоять НАТО. Если не Лукашенко, то понятно, куда клонится вся белорусская оппозиция. Они все поняли и хотят жить в Европе. Поэтому Путин сейчас должен поддерживать Лукашенко и слушать его россказни, пока не придумает схему передачи власти кому-то удобному себе..

- То есть для Беларуси существуют такие сценарии — или поглощение Россией, или европейское будущее?

- Это зависит от того, как долго вся эта ситуация продержится. Если белорусов запугают насилием, власть передадут лояльному Путину человеку, который, при молчаливом согласии белорусского общества, пойдет на интеграцию – тогда возможны перспективы поглощения Беларуси Россией. Во всяком случае, на какое-то время, пока не рухнет путинский режим.

Хороший сценарий такой: до тех пор, пока белорусы будут трепыхаться и демонстрировать, что они еще не сдались, Путин будет держаться немного в стороне. И тогда может возникнуть окно возможности, при котором Лукашенко внезапно утратит власть, что-то случится, и Беларусь окажется вне зоны контроля Путина. Какие-бы экономические соглашения ни подписывались, Беларусь все же независимое государство, страна-член ООН. Все в руках белорусского народа. Пока они будут демонстрировать себе, Лукашенко и окружающему миру, что борются, их будут поддерживать, им будут помогать – хотя бы морально. Как мы помним, 30 лет на них не сильно обращали внимание, но надо сказать, и они не особо сильно протестовали. Даже у соседей-стран с Беларусью создавалась иллюзия, что с Лукашенко можно иметь дело. Вот я сейчас живу в Литве. Была интересная дискуссия о том, что Литва строила заграждения на границе с Россией в Калининградской области, а на границе с Беларусью – ничего, друзья, мол, хорошие люди. В итоге с российской-то границей у Литвы никаких проблем не происходило, а вот с белорусской – оказалось масса. Поэтому это такой многолетний самообман и соседей Лукашенко, и вообще всей Европы, которые не замечали или делали вид, что не замечают существования в центре Европы такой уродливой диктатуры. В итоге получили в центре Европы гуманитарный кризис и какого-то отмороженного упыря, занимающегося совершенно гадкими вещами, и никто ничего не может поделать. Это еще один повод, почему Путин поддерживает Лукашенко. Он всегда поддерживает любое явление, демонстрирующее слабость Евросоюза и Запада. А еще для него это утешение. Глядя на то, что позволяет себе Лукашенко, Путин думает, что, во-первых, он еще не так и плох, во-вторых – есть куда катиться дальше.

"Я не жду никаких массовых протестов ни в Беларуси, ни в России. Но это не значит, что ничего не поменяется"

- В Беларуси были попытки массовых протестов, но все это очень жестко тушилось. А при каком раскладе протесты возможны в России?

- Путин абсолютно отрицает уличный протест. Для него это заведомо является злом. Он никогда не пойдет на какие-либо переговоры ни с кем из участников митингов. Всех участников он изначально считает нанятыми Западом людьми, получившими деньги за то, чтобы раскачивать ситуацию и совершать террористические акты. Всех, кто хоть как-то был причастен к протестам в России, очень жестоко преследуют. Это такая затертая фраза про массовые репрессии, что кажется смешной. Как и в Беларуси, массовые репрессии касаются политического класса.

Массовые протесты 2020 года в Беларуси. Фото: culture.pl
Массовые протесты 2020 года в Беларуси. Фото: culture.pl

У западного общества архаичное представление о репрессивном режиме. В ХХ веке общество было немного другим. Было много молодёжи, люди были не очень образованны, ценность человеческой жизни была гораздо меньше. К чему это все привело? К тому, что если в стране строится террористический режим, неважно где – в фашистской Германии, Италии или СССР – для того, чтобы запугать население, нужно убить несколько миллионов человек. Хотя в Италии действовали скорее, как сейчас Путин: публично избивали и унижали значительных людей, журналистов, лидеров мнений. А в Германии Гитлер поступил фундаментально, истребив на глазах немецкого народа еврейский. В Советском союзе крестьянство заморили голодом и загнали в колхозы, а в городах в каждом доме и подъезде арестовали по парочке человек. И все поняли: что-то такое в стране происходит, что надо сидеть тихо. В наше же время не нужно убивать миллионы людей. Берем опыт фашистской Италии и усиливаем через медиа. Берем узкую прослойку политических активистов, журналистов, оппозиционных политиков и издеваемся над ними. Берем условного Навального, травим его, сажаем в тюрьму – визг стоит на весь мир. Пишут ведущие СМИ, а миллионы людей смотрят на это и думают: "Если его, известного человека, можно вот так, то меня, рядового, просто убьют, и никто не узнает, где могилка моя." Тот же сигнал дает Лукашенко в Беларуси, издеваясь, насилуя и пытая участников протестов. Я общаюсь со многими белорусами, простыми людьми, которые от силы раз сходили на митинг, и теперь уезжают. Им всем дали понять, что выход на улицу — первый шаг, чтобы испоганить себе жизнь.

- По сути, из-за преследования пришлось и вам уехать из России?

- Да, я оказался в Вильнюсе из-за уличных протестов 2019 года в Екатеринбурге, потому что власти посчитали меня их организатором. У меня были обыски, суды. Сейчас на допрос таскают моих родителей, а это люди 1943 и 1949 годов рождения. Это делается с одной целью: дать понять всем людям, что если ты влезешь в публичную оппозиционную активность – нагадят тебе, твоим родителям и близким. Вот в чем смысл современным массовых репрессий.

И делаем поправку на ценность человеческой жизни. В 20-30-е годы условный крестьянин в принципе рос с мыслью, что из его 5-7 братьев и сестер половина помрет. Нам сейчас это понять трудно, когда в семьях по 1-2 ребеночка. И если раньше надо было человека отправить на 25 лет в тюрьму, то сейчас достаточно 10 дней в изоляторе, где у него просто взорвется голова. Был цивилизованный человек, ездил каждые выходные в Европу, имел IT-бизнес, а его просто взяли и избили, как бомжа, и бросили в камеру. И ему, и его окружению после этого все становится понятно, как в сталинское время после 25 лет. Собрать вещи и уехать. А если некуда – заткнуться и сидеть молчать. Вот что происходит в Беларуси и России сейчас. И это ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов, когда мы размышляем о вероятности тех или иных протестов.

Мы живем в условиях довольно жесткой усиливающейся диктатуры, которая как раз нацеливается на уничтожение уличного протеста. Путин живет с большой травмой и ваших украинских Майданов. Он и его окружение до сих пор бредят Оранжевой революцией, хотя уже сколько лет прошло, в Украине, мне кажется, уже забыли про нее, а они всё помнят. Арабская весна особенно тяжело прошлась по Путину. У меня сестра одно время работала в региональной администрации. Так во время протестов 2012 года в России чиновникам читали лекцию на тему того, как убили Каддафи. Мол, вот и вас так: толпа ворвется и разорвет вас на куски. И это говорилось рядовым чиновникам, которые вообще никому не нужны. Путин и его окружение живут с мыслью, что если допустить уличный протест, то следующий кадр – черенок в задницу. Поэтому делают все, чтобы никакого уличного протеста не было.

- Тогда нужны другие формы протеста?

- Да, другие формы. Они ищутся, находятся. Я не очень верю и, более того, не знаю примеров, когда в условиях действующих тоталитарных режимов миллионы людей выходили протестовать. Легко устроить Майдан, когда у тебя в Раде сидят оппозиционные депутаты, которые приходят на площадь и полиции тыкают корочками в лицо, когда есть оппозиционные национальные телеканалы, оппозиционные олигархи, готовые выделить деньги, когда есть целые оппозиционные региональные администрации, как, например, было во Львове. Ничего этого нет ни в России, ни в Беларуси. Все эти жестокости, которые сейчас происходили на выборах в Государственную Думу, тому подтверждение. У Путина в голове Майдан. Мол, выйдут в Москве на площадь люди, "менты" пойдут их разгонять, а потом явится из толпы человек и скажет "я депутат Госдумы, какое вы имеете право!" – те испугаются, потому что бить депутата все-таки страшно. Поэтому такого депутата не должно быть.

Схемы не работают, если полемизировать с какими-то украинскими условными мифами. Многие говорят: "Чего же вы не выходите?" А белорусы даже и вышли, очень массово. Но как вышли – так и зашли. Потому что внутри власти не произошел раскол, какой был в Украине, где лидеры Майдана в недалеком прошлом сами были властью, имели связи, а часть силовиков явно не горела желанием тонуть вместе с Януковичем. В маленькой Беларуси, казалось, можно было найти людей, и один выстрел в затылок Лукашенко в прошлом августе закрыл бы весь вопрос. Но не нашлось никого в окружении Лукашенко, кто бы его сдал.

Если сравнивать с украинским Майданом, то не сработала теория о том, что только лишь массовый выход людей на улицы способен снести власть. В Венесуэле примером служит история с Хуаном Гуайдо: миллионы людей выходили на протест и ничего не рухнуло, Мадуро так и сидит. Во Франции "желтые жилеты" выходили на улицы, но, к счастью для Европы, ничего не добились. Сказка из учебника Джина Шарпа о том, что люди вышли на улицу и режим рухнул – небылицы. Нормально организованный и чувствующий себя уверенно диктаторский режим не боится людей на улице. Например, Северная Корея или Китай. Людям там хорошо живется, все довольны? Нет. Тем не менее, Китай держит под контролем даже демократический Гонконг, взращенный на европейских ценностях, там удалось очень быстро успокоить миллионы протестующих. В современном государстве человек всегда слабее власти. Это раньше у полицейского – пистолет, и у протестующего – пистолет, кто первый стрельнул, тот и победил. Сейчас у власти: средства слежения, безумная современная техника, вооружение, которое гражданскому человеку и не снилось. А человек – безоружен.

А еще нужно учитывать географическое расстояние России. Украина, хоть и большая страна, но все же достаточно компактная. При всем желании люди из многих регионов не могут присоединиться к протестующим в Москве, чтобы массово собраться в одной точке и в одно время.

- Если протесты маловероятны, то какого развития ситуации ожидать?

- Я не жду никаких массовых протестов ни в Беларуси, ни в России. Но это не значит, что ничего не поменяется. У современного общества другие механизмы самоизменений и главное, на что надо обращать внимание – раскол внутри правящей элиты. Здесь мы возвращаемся к началу разговора. Для того, чтобы избавиться от Путина, Запад должен методично доводить до сведения ближайшего его окружения Путина следующее: их будущее, будущее их денег напрямую связано с тем, что Путин уйдет из политики. Если внутри элиты случится раскол, то, уверяю, будет все – и массовый протест, и победы. При этом нужно понимать, что в случае готовности элиты выдать Путина, Западу придется гарантировать безопасность людям, у которых руки по локоть в крови. Об этом очень неприятно говорить. Но вот предположим теоретически, что какой-нибудь Шойгу выйдет на связь с Западом и скажет: "Я готов, Путина убираем, откатываем по всем стратегическим темам, но при условии, что мне ничего не будет, признаете меня новым главой России и замораживаете тему Крыма". Думаете, они на это не пойдут? Легко, пойдут еще как. Скажут, мол, только убери этого психического, отведи войска от западных границ, перестаньте дружить с Китаем…

Сергей Шойгу и Владимир Путин. Фото: РБК
Сергей Шойгу и Владимир Путин. Фото: РБК

То же самое с Лукашенко. Если условный Караев или Хренин пойдет на переговоры, то попросит гарантии. Ведь как они размышляют: "Вот предам этого человека, а меня же потом в Гаагу потащат за то, что я его приказы выполнял". Да и Лукашенко им говорит, мол, если меня сдадите, то вам ничего хорошего не будет, ребята с улиц припомнят каждую изнасилованную девочку и избитого мальчика, будете пожизненно сидеть. Потому они думают: "Старый мудак, конечно, уже всем надоел, но в тюрьме сидеть не хочется". Это очень сложный вызов для современного общества, где нужно выбирать между необходимостью идти на компромиссы с неприятными людьми и тем, что морально прекрасная бескомпромиссность ведет в тупик.

И тут возвращаемся к вопросу СП-2. Среди многих политиков Украины, да и балтийских стран, популярна позиция, что не надо вести переговоров с Путиным. Такое мнение есть и среди радикальной российской иммиграции. А как это вообще возможно? Россия – член Организации объединенных наций, Совета безопасности, ядерная страна. И что – воевать? Легко рассуждать на тему дачи отпора врагу какому-нибудь эстонскому или латышскому военному, понимая, что воевать будешь не ты, а НАТО. А НАТО – это кто? Соединенные Штаты за деньги Германии и Франции. Возникает вопрос, а готовы ли США воевать, а Франция и Германия – оплачивать? Переговоры, нужны к сожалению. 

- С кем тогда вести переговоры?

- Переговоры нужно вести с Путиным и теми людьми, которые вокруг него. Эти люди должны быть на каком-то контакте. Нужно оставить им возможность прибежать, принести его голову и пойти на переговоры. Если не разговаривать – дела не будет. Ультиматум ведет только к сплочению элиты. Если мы хотим добиться какого-то результата – придется играть в этом направлении. Потому что без осознания окружения диктатора, что надо его сдавать, ничего не будет.

"Нам нужно за портретами палачей увидеть людей, которые где-то внутри себя только и ждут, пока Путин умрет, и раскрутят репрессивную машину"

- Можем говорить, что это один из сценариев свержения путинского режима. Какие есть еще?

- Один из сценариев – естественный, то есть смерть. Даже на примере сталинского режима заметно, что смерть одного человека привела к очень хорошим изменениям в Советском союзе. К тому, что его ближайшее окружение, хотя у него тоже руки по локоть в крови, само же гайки и отвинтило. Хрущев ничем не лучше Сталина, но он и другие остановили репрессивную машину, выпустили людей из лагерей и перестали убивать. Это был огромный шаг к гуманизации. Да, потом Советский Союз развалился, потому что не могу существовать без массового террора. Так что нам нужно за портретами палачей увидеть людей, которые где-то внутри себя только и ждут, пока эта скотина умрет и раскрутят эту машинку. Физическая кончина – первый сценарий. Поэтому такие меры безопасности, постоянные карантины тех же силовиков. Ведь они понимают, что если этот пожилой господин окочурится – все рухнет. Эти сказки, что Россия никогда не изменится, умрет Путин и будут другие – неправда. Тот же Александр Македонский умер – и империя развалилась.

Второй путь – внутриэлитный бунт, который необязательно кончится убийством. Например, как это было с отстранением от власти Муссолини в 1943 году его же окружением, прожженными фашистами. Как Николай II, к которому пришли генералы и сказали: "Все плохо, отрекайтесь". Убили его уже потом.

Но и есть масса промежуточных вариантов. Например, начинаются какие-то уличные выступления и ими пользуются недовольные в окружении диктатора элиты. Просто люди на улицах – ничего не поменяется. Люди на улицах и раскол элит – меняется. Или наоборот: элита, желая избавиться от этого человека, провоцирует массовые выступления. Это пример Горбачева с освободительным движением 80-х годов в странах Балтии, Украине, других местах СССР. Горбачев пытался раскрутить гайки, чтобы избавиться от своих оппонентов во власти. Люди выйдут, если почувствуют, что во власти что-то меняется, и их не будут расстреливать.

- Учитывая вышесказанное, можно ли говорить, что в России уже началось какое-то движение, как говорят, начало конца?

- Я не могу сказать, что настало начало конца, слишком оптимистичная фраза. Агония режима может длиться очень много лет, как это было с режимом Франко в Испании. Лучшие путинские годы давно позади. В геополитическом смысле взлетом был 2014-й, когда почти все получилось, и ему за это почти ничего не было. Если бы ни тот несчастный самолет, набитый ни в чем неповинными жителями Нидерландов и других стран, еще неизвестно, может быть ему бы сошло с рук вообще все. Пик путинского величия – оккупация Крыма, стремительная и успешная, коллапс власти в Украине, момент, когда Украина бьется во внутренних проблемах и теряет контроль за Крымом и на Донбассе. А Путин – на коне. Но потом случается сбитый самолет. И после этого все началось катиться под гору. Все эти авантюры, Сирия – бессмысленно. Сирия не принесла ему никакой популярности в России, это сказки, что народу это нравится. Нет, люди всегда приветствуют мирное присоединение территории, во всяком случае, если им это так продают. Героические победы Сирии звучат, как скверный анекдот. То есть после 2014-го у Путина начался мощный спад.

Реконструированная кабина сбитого "Боинга", совершавшего рейс MH17. Фото: Reuters / Michael Kooren
Реконструированная кабина сбитого "Боинга", совершавшего рейс MH17. Фото: Reuters / Michael Kooren

С политической точки зрения популярность Путина залегает еще дальше. Его золотое время – начало 2000-х, когда он был молодым, популярным в мире политиком, а в Москву на каждое мероприятие приезжали все звезды мировой политики. Ему это очень важно, он по этому скучает и бесится, что его никуда не зовут. Тогда в России пошел экономический рост, люди стали жить лучше… Длилось это где-то до 2008 года, хотя это уже и медведевское время. Уйди Путин тогда, может сейчас бы мы его вспоминали добрым тихим словом. Но дальше началась деградация. Он решил вернуться, почему-то думая, что его все любят, но наткнулся на протесты 2011-2012 годов. Оказалась, что не все в восторге от его возвращения. Их начали репрессивно подавлять, пошел раскол общества, натравливание, остервенение и пропаганда, упрощение режима. Путин не пытался выстроить диалог и всем понравиться, а просто выбрал себе ту аудиторию – условно ностальгирующих по Советскому Союзу – и решил разговаривать только с ней. Всех, кто против, объявляет врагами народа, изменниками, предателями, гомосексуалами, хипстерами…

Ситуация в 2011-2013 годах была для него шаткой, он понимал: популярность падает. Поэтому пытался помириться за счет Олимпийских игр. Была глупая идея, что Олимпиада поможет презентовать путинскую Россию как очень открытую миру прозападную страну. Но началась ситуация с Украиной. Путина это озлобило, ведь он так много вложил в Олимпиаду, надеясь, что сейчас наконец-то все его снова полюбят. В итоге эта Олимпиада – бойкот. В Украине Майдан. Сразу после Олимпиады – коллапс с Януковичем. Все, у него срывает крышу, он окончательно не верит Западу, решает мстить. За счет вброса шовинистического пропагандистского наркотика у него был взлет в 2014 году, но кратковременный и далеко не на 86%, хотя люди до сих пор повторяют эту лживую циферку.

Режим быстро деградирует. Вспомним золотое время Путина, 2005-2007 годы, когда ему не надо было раздавать деньги перед выборами и сильно фальсифицировать, а достаточно было сказать "Голосуйте за "Единую Россию" – партию Владимира Путина". Сейчас это не работает. Людей заставляют, унижают, пугают.

- Отравление Алексея Навального – часть этой цепочкой?

- Отравление Навального тоже связано с деградацией режима. Они еще прошлым летом понимали: "крыть" нечем, морально путинский режим банкрот, в политическом смысле людям предложить нечего, перспектив нет, идет депопуляция, падает рождаемость, экономика деградирует. Потому пошли путем зачистки оппозиции. Судя по всему, они давно хотели отравить его. Ранее начали защищать политическое пространство, чтобы к выборам избавиться от всей оппозиции. Им очень не понравилось то, что начало происходить в Хабаровске, в Минске. Они решили, что пришла пора смутьянов, потому как верят, что люди сами по себе не способны быть против и самоорганизоваться. Как написано в Библии: "Поражу пастыря, и рассеются овцы стада". И вот они занимаются "поражением пастырей". Хотя здесь у них тоже пошло все наперекосяк. Откровенно говоря, план был не так и плох. Умри Навальный в самолете, все сложилось бы иначе. Да, окружение Навального заявляло бы об отравлении, но вышел бы главный патологоанатом Москвы и заверил, мол, провел вскрытие и ничего не нашел. Тем более, как известно, "Новичок" такая вещь, если его не искать целенаправленно – потом уже не найдешь. Вероятно рассчитывали, что пошумят месяца два, а к октябрю-ноябрю вся ситуация уляжется и никакого Навального как фактора не будет, его российская структура будет разгромлена, а так как не будет морального центра – ничего не останется. И это мы не знаем, кого еще и где они потравили…

Российский оппозиционер Алексей Навальный после отравления. Фото: facebook.com/navalny
Российский оппозиционер Алексей Навальный после отравления. Фото: facebook.com/navalny

Кроме того, по России шла очень мощная зачистка, жертвой которой пал и я. Возможно, они составили список потенциальных протестных кандидатов в Госдуму по регионам и всех более-менее заметных региональных деятелей туда вписали. Очевидно, туда попал и я. И меня с тех пор пытаются преследовать. И не только меня. В Нижнем Новгороде бедную журналистку Ирину Славину довели до самосожжения. Массированная зачистка показала, что у них нет никаких политических аргументов, они не готовы спорить.

"Все, что сейчас хочет Путин, так это быть Доном Корлеоне мирового масштаба"

- То есть самая главная цель Путина – удержать власть?

- Главное убеждение, что у Путина есть какая-то идеология, мол, он русский националист или коммунист – ошибочно. У него есть только одна идеология – сохранение власти. Путин руководит очень большой ресурсной страной и понимает, что ему никто не будет помогать, так что если совершит ошибку – все плохо кончится для него. Поэтому борется за свою власть, демонстрирует, что не верит ни в какую свою популярность, но может быть внутри и убежден, что все его любят. Но вокруг люди четко понимают – Путин непопулярен. Да, есть какое-то ядро, 30-40% людей, которых он все еще устраивает. Лозунги, эмоции, идеи его вообще не интересуют. Из той статьи следует, что его вполне устраивала Украина и Янукович. Ему плевать и на русский язык, и на русских. Он прекрасно дружит со всеми азиатскими сатрапиями, где русский язык давно запретили. Если бы в Украине был какой-то дружественный Путину ультранационалистический режим, который бы насаждал украинский язык, условных Шухевича и Бандеру, но при этом дружил с Владимиром Владимировичем – все бы сходило с рук. Москва бы молчала, как молчит по поводу Туркмении, Таджикистана. Путина интересует только личная лояльность. А также важен нарастающий субъективный фактор. Путин очень обидчивый, ему свойственна нарастающая стариковская озлобленность, мелочность, мстительность. Вот не нравится ему Зеленский – мочить. Не нравится Макрон – обзываться. Ему нравился Трамп, хотя он ничего для него хорошего не сделал, но вот он ему нравился.

Стариковская обиженность у Путина существует давно. По сути, у него все сводится к фразе Дона Корлеоне из известного фильма: "Ты пришел ко мне без уважения, вот если бы ты пришел ко мне с уважением…" Все, что сейчас хочет Путин, так это быть Доном Корлеоне мирового масштаба. Чтобы в мире сменилась генерация политиков и все эти люди приезжали в Москву и говорили: "Владимир Владимирович, вы патриарх мировой политики, вы мудрый, Крым ваш, вы сделали все правильно…" И он им будет отвечать: "Да, я такой, приезжайте ко мне на парад". Если в Польше, Эстонии или Украине придет к власти какой-то человек и скажет, мол, было разное, но Путин великий политик – всё простят и дадут кредиты. Путин хочет, чтобы вся мировая элита просто поклонилась ему в ноженьки, а в зоне влияния России, в которую входит весь бывший Советский Союз и Восточная Европа, все происходило при его согласии. Необязательно, чтобы там был "русский мир". Просто должны приезжать из той же Латвии и советоваться в выборе премьер-министра, к примеру. Вот его мечта. Что там люди будут делать в своих странах, какую политику проводить – неважно. Они должны просто постоянно смотреть ему преданно в глаза и поддакивать. И мы видим целую категорию людей, которые умело разводят Путина. Начиная от того же Лукашенко, кончая сербским президентом Вучичем. Это, кстати, огромный соблазн для части украинской элиты. Учитывая, какая у вас коррумпированная и запутанная внутренняя политика, Путин знает, что найдется кучка продажных и бесстыжих политиканов, которые всегда могут поехать в Москву и пасть на колени, поцеловать перстни и сказать: "Мы – ваши, Дон Корлеоне". И он одобрит, простит, даст деньги. Вот с этим надо бороться. С коррупцией, которой Путин растлит весь мир, в том числе, Украину. Обзывать его "х*йлом" на улицах Киева, конечно, здорово, хихикать над его статьями – очень интересно… Но на самом деле он гораздо опаснее и коварнее именно этой своей беспринципностью и готовностью любому политику из любой страны, который решил ему подыграть в играх во "всемирного пахана", помочь деньгами и влиянием. Эту "лавочку" Путин специально держит открытой для Украины. Мол, давайте, кто готов быть моим ставленником в Украине, тому будет много денег и плюшек. И вы видите, что такие люди есть.

"Ты пришёл и говоришь: Дон Корлеоне, мне нужна справедливость. Но ты просишь без уважения" - цитата из фильма "Крестный отец". Фото: Pikabu
"Ты пришёл и говоришь: Дон Корлеоне, мне нужна справедливость. Но ты просишь без уважения" - цитата из фильма "Крестный отец". Фото: Pikabu

К сожалению для Украины, агентов влияния России гораздо больше, чем кажется, и далеко не все они состоят в условном оппозиционном блоке, их очень много среди как раз тех, кто больше всех кричит про Путина-х*йло и занимается обострением ситуации. Надо понимать, что Путину очень важна нестабильность. Ему не нужен консенсус украинского общества, а надо, чтобы бесконечно был срач. Любая сила, играющая против национального консенсуса вместо того, чтобы договориться внутри страны и заниматься экономикой, борьбой с коррупцией, которая призывает к тем же кричалкам, очень ему помогает. Или же те, кто говорит, что сейчас самая главная проблема – запретить русский язык. По сути, донбасская и крымская эпопея началась с одного глупого решения, которое потом было отменено. Но кто его протащил? Кто те люди, придумавшие, что ничего важнее, чем первым делом запретить русский язык, нет? Это были провокаторы, которые находились в самой гуще событий, но тут же опрокинули всю ситуацию. Если бы эта глупость не была сделана — Путину было бы очень сложно продать свои месседжи и населению Крыма, и востоку Украины. Какие-то засланцы сделали ему мощную подачу, которую он успешно разыграл. И нет гарантий, что ему сейчас снова кто-то не сделает удачную подачу.

- По вашему мнению, какова вероятность полномасштабной войны России против Украины?

- Если говорить об обострении ситуации между Россией и Украиной, которая происходит постоянно, то кто-то может оказаться провокатором и спровоцирует усиление военного конфликта. Но вы же понимаете, что это никому не надо. От того, что война перейдет в открытую стадию – ничего хорошего ни для кого не будет. Потому что Запад не будет воевать с Россией за Украину. Возможно, Путин сам не хочет, потому что боится проиграть. Но то, что вокруг него есть люди, которые с большой готовностью перейдут границу и будут наступать до Киева – это так. И у них, вероятно, есть агенты и в составе украинской элиты.