Россияне вывезли к себе тысячи украинских детей — омбудсмен о детских пыточных Херсона и обмене Богуслаева

Читати українською
Автор
4565
Дмитрий Лубинец
Дмитрий Лубинец. Фото Фото "Телеграф"

Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Дмитрий Лубинец дал эксклюзивное интервью "Телеграфу"

Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Дмитрий Лубинец в интервью "Телеграфу" рассказал о том, сколько детей оккупанты вывезли в Россию, об условиях содержания наших военнопленных и о том, возможен ли обмен бывшего руководителя "Мотор Сичи" Вячеслава Богуслаева.

"Людей вывозят, чтобы мы не получили свидетельств жестоких пыток со стороны россиян"

- Удирая из Херсона, россияне забрали с собой много людей на левый берег и в Крым. В том числе из СИЗО и подвалов. В частности, тех, кого пытали. Известно ли о ком-то из них, об их количестве?

- У нас есть предварительные сведения, ведь РФ не предоставляет нам информацию. Вывезенных людей мы обозначаем как гражданских заложников. Согласно Женевской конвенции, Россия вообще не может держать гражданских в заложниках без предъявления им обвинений. А россияне держат и параллельно пытают, не кормят, не оказывают медицинскую помощь.

Речь идет о тысячах граждан Украины.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы, используя нашу коммуникацию с Москальковой (российский омбудсмен), получать информацию о наших людях, которые находятся в плену, для того, чтобы иметь возможность их вернуть домой. Их вывозят, чтобы мы еще раз не получили свидетельств жестоких пыток со стороны россиян. Мы предполагаем, что части людей уже нет в живых.

В Херсонской области Россия массово использовала гражданское население. Они предупреждали, что украинцам якобы ради безопасности нужно перейти на левый берег Днепра. На самом деле под прикрытием гражданских они выводили своих военных и технику. Россияне таким образом в очередной раз нарушили гуманитарное право. Но об этом почему-то никто из международных партнеров не упоминает.

Журналист "Телеграфа" Юлия Забелина и уполномоченный Верховной Рады по правам человека Дмитрий Лубинец
Журналист "Телеграфа" Юлия Забелина и уполномоченный Верховной Рады по правам человека Дмитрий Лубинец

- Херсонцы, которые были в плену, говорили мне, что вывезенных людей россияне хотят использовать на судилищах в качестве "террористов". Знаете ли вы что-нибудь об этом?

– Я знаю, что РФ пыталась использовать наших военнопленных для таких судилищ. Но как мы увидели, Украина может делать так, чтобы этого не происходило. По крайней мере, анонсированное судилище ко Дню независимости в Мариуполе не состоялось. И совсем не потому, что они потеряли желание его проводить. Они могут это сделать, но сейчас мы нашли механизмы, как этому противодействовать.

– Это международное давление?

– Я думаю, что ключевую роль здесь сыграл президент Украины, надавив на международное сообщество. Это прежде всего ООН.

- Есть ли понимание сейчас, сколько преступлений против прав человека совершила Россия в Херсоне и Херсонской области?

– Тысячи. Я не буду называть конкретной цифры, но скажу, что, по состоянию на сегодняшний день, зафиксировано более пяти тысяч человек, в отношении которых происходили незаконные действия со стороны военнослужащих РФ. И каждый день эта цифра растет.

Отдельная тема – это люди, в отношении которых совершили преступления сексуального насилия. Человеку нужно психологически прийти к тому, чтобы рассказать об этом. У нас есть женщины, ставшие жертвами, но они не готовы об этом говорить правоохранителям.

- Видите ли вы какие-то особенности по отношению к украинцам со стороны россиян в плену? В частности, вы говорили, что в Херсоне и других территориях были детские пыточные. Местные рассказывали мне, что оккупанты особенно любили запугивать именно родственниц военных. Также о сексуальном насилии, причем без привязки к возрасту или полу.

- На всех территориях россияне делают фильтрационные лагеря, открывается военная комендатура и при ней обязательно создается тюрьма, где пытают, насилуют и убивают гражданских.

Но в Херсонской области, например, мы увидели отличия от Киевской или Харьковской областей. Впервые в Херсоне мы увидели, что в камерах неделями одновременно держали мужчин и женщин. Их не выпускали никуда из помещения площадью 20 м². Даже в туалет женщинам нужно было ходить при мужчинах, и наоборот. Это разновидность пыток.

Также в херсонских застенках происходили круглосуточная видеофиксация и аудиозапись. Как только люди начинали обсуждать деятельность российских военнослужащих или оккупацию, сразу же вбегали российские военнослужащие и жестоко всех избивали.

И третье, что мы зафиксировали впервые, – детские пыточные. Публично я могу сказать об одном парне – Виталии Мухарском, ему 14 лет. Он десять дней находился в одном из херсонских застенков. Его взяли за то, что его дядя сфотографировал сбитую российскую технику. Сначала их обоих избили, потом завязали глаза и отвезли в пыточную.

Первую еду Виталий получил на шестой день. Это были две ложки гречки. Воды им дали пять литров на 13 человек в сутки.

Его дважды выводили на допросы, издевались не физически, а морально. Угрожали уголовной ответственностью за шпионаж. Требовали написать, что он шпион. Через десять дней его и дядю просто выбросили на улицу.

И такие факты не единичны. Сейчас у нас идет расследование нескольких дел в отношении детей и подростков, которых пытали российские военные.

Вообще то, что я увидел в Херсоне – это самые жестокие пытки. Использование тока, избиение молотками. Нашему спортсмену, участвовавшему в составе олимпийской сборной Украины, металлической трубой сломали руки. Говорили при этом, что это для того, чтобы он больше никогда в жизни не выступал за Украину на соревнованиях.

Я думаю, что такая жестокость была вызвана проукраинской позицией херсонцев. Это очень раздражало россиян.

"Возвращать защитников Мариуполя очень трудно"

– Вы писали, что пленных украинцев россияне вывозят из мест содержания якобы на обмен, а затем возвращают в колонии и говорят, что Украина отказывается их менять. Это один из новых видов пыток. Что известно об отношении сейчас к нашим пленникам там? Есть ли какое-то особое отношение к пленным из "Азова", учитывая их значение?

– Общие условия, в которых держат наших военнопленных, не отвечают Женевским конвенциям. А если откровенно, то их держат в холодных помещениях, не дают теплой одежды, средств гигиены. Очень мало еды. Они возвращаются в Украину очень истощенными. В плену их также подвергают пыткам.

Мы надеемся, что сейчас ситуация изменится. Не могу публично говорить пока, с чем это связано.

Мы наблюдали отдельное отношение к "азовцам". Более жесткое. Руководство "Азова" держали отдельно. В общем, скажу, что возвращать всех защитников Мариуполя очень трудно.

- Продолжают ли они так же давить, чтобы украинцы не возвращались?

- Используют такое. Я это трактую как новые методы пыток. Они говорят, что везут на обмен, а потом возвращают со словами: "Украина от вас отказалась".

У нас есть зафиксированный факт, когда мужчину из Мариуполя восемь раз вывозили на обмен и возвращали обратно. Говорили ему, что он негодяй, сдавшийся в плен, и что родные его не ждут.

Когда мне говорят, что кто-то отказывается от возвращения в Украину, я прошу поговорить с ними лично. Этот алгоритм мы прорабатываем с Москальковой. И такой же механизм мы внедряем по отношению к российским военнопленным, если кто-то из них отказывается возвращаться. А такие случаи у нас есть.

– Много таких?

– Не могу публично говорить. Но такие случаи есть.

- Недавно было позорное интервью бывшей так называемой журналистки Панченко с пленным с "Азовстали", которое использовали их пропагандисты. Известно ли, что пленных там заставляют говорить определенные слова против Украины?

- Россиянам для пропаганды нужны определенные видеоматериалы. А когда человек сидит в плену и знает, что в любой момент его могут жестоко избить и даже убить, то на камеру скажет все, что угодно.

Другое дело – это отношение к российским военнопленным. Даже публично один из их военных, вернувшийся в РФ, нашел в себе смелость признать, что к ним в плену хорошо относятся и соблюдают Женевские конвенции.

Как омбудсмен, я посещаю российских военнопленных и смотрю, защищены ли их права. Возможно, украинское общество это не воспримет, но это моя работа, и мы показываем всему миру, что мы отличаемся от россиян.

И если мы так относимся к российским военнопленным, то перед международными организациями я требую зеркального обращения и в отношении наших пленных. Мы ведь делаем им операции, обеспечиваем медицинский осмотр. Я говорю потом: "Сделайте такое и для наших пленных". Сейчас у нас есть повод говорить, что ситуация меняется к лучшему. Больше деталей раскрыть не могу.

В любом случае, в случае международного военного конфликта, четко расписано обращение с военнопленными. Я понимаю, что кому-то такая формулировка не понравится – что я не называю войну войной. Но согласно международному праву такого термина нет. Между собой мы говорим, что у нас война с РФ. А согласно международному праву – это военный конфликт, в котором участвуют две стороны: Россия как агрессор и Украина как страна, в отношении которой произошла незаконная агрессия.

Дмитрий Лубинец
Ситуация в отношении пленных меняется к лучшему, говорит Дмитрий Лубинец

"Детей принудительно вывозят, чтобы в будущем использовать против Украины"

- Вы писали, что удалось вернуть из России еще трех детей…

- Трех детей мы вернули 18 декабря, одного мальчика — 19 декабря. И даже в ту минуту, когда мы с вами общаемся, у нас происходят процессы возвращения наших граждан.

- Это прекрасно. Всего там более 13 тысяч детей. С какой целью, по-вашему, россияне их вывозят? Знаете ли вы что-то об усыновлении наших детей в РФ?

– Россия вывезла на свою территорию сотни тысяч детей. 13 тысяч – это согласно данным онлайн-портала "Дети войны", которые удалось верифицировать.

Россия знает, что дети – это будущее любого государства. Россияне принудительно их вывозят, чтобы в будущем использовать против Украины. Они упростили процедуру усыновления наших детей. В этом участвует практически все высшее руководство РФ.

Украинских детей привлекают к "юнармии", это так называемые подразделения военного образования, где украинским детям рассказывают, что они никогда не были украинцами, что их "кормили" пропагандой, что они "новоросы", что их родной язык — русский и им нужно бороться против фашистской идеологии.

По мнению россиян, они в будущем должны стать военными и воевать против Украины. Это пример того, как на самом деле Россия "хочет" окончания войны. А для нас конец войны – это возвращение всех территорий (и Крыма тоже), гарантии безопасности от наших партнеров, в идеале – наше вступление в НАТО или новый военный союз и возвращение всех наших пленных и гражданских заложников.

Потому что в России будут меняться президенты, правительства, но колониальная политика по отношению к Украине будет оставаться. Всю нашу историю они пытались оккупировать и уничтожить нас. Уничтожение УНР, Голодомор… Россия не меняется.

- Что касается Крыма, какая ситуация с крымскими татарами, которых принудительно отправляли на войну против Украины?

- Ситуация с принудительной мобилизацией не изменилась. В этом контексте мы должны работать над юридическими вариантами, когда гражданин любого государства добровольно сдался в плен и сообщил, что его принудительно мобилизовали. В таком случае требуется процедура отсрочки наказания, пока идет расследование. Сейчас мы работаем над вопросами принудительной мобилизации. И это не только в отношении крымских татар, но и в отношении коренных народов РФ. У нас работают телефоны "горячей линии", телефоны доверия, поэтому стоит сдаваться в плен и мы как государство обеспечим, чтобы пленники были в безопасности.

- Руководитель СБУ Малюк и советник главы ОП Подоляк предполагают, что есть возможность обмена Богуслаева на наших военных. До этого подобный обмен происходил с Медведчуком. Обсуждается ли это с российской стороной?

– Нюансы я сказать не могу, чтобы не усложнять процесс возвращения наших героев и героинь домой. Но мы готовы общаться со многими заинтересованными лицами, желающими от нас как от государства получить каких-то граждан иностранных государств.

Что касается Богуслаева, то у нас установлен факт, что у него есть российское гражданство. Возвращать граждан РФ мы можем.